Русский рок. Часть третья

13.07.2018

Рок-герои 90х

Последний состав Кино: Каспарян, Цой, Гурьянов, Тихомиров. Цой застал только полгода в 90х. Человека жаль, конечно, но для артиста, вероятно, это лучший исход, чтобы стать легендой. Сама смерть Цоя как бы ознаменовала переход к эпохе рок-безвременья (хотя, конечно, это совпадение)

Наутилус: сооснователь группы Дима Умецкий уже уволен

"Новая старая" Машина времени: "золотой состав" плюс Маргулис

ДДТ, уже в Ленинграде, скоро споют шлягер про осень

Ария продолжает невозбранно переигрывать западных металлюг

Отпочковавшийся от Арии Мастер. Нечто вроде очень (даже слишком) профессионально сыгранного трэш-митола. Подобная музыка у меня интереса никогда не вызывала, а смотреть было веселее на Коррозию металла - там хоть голые телки по сцене скакали

Агата Кристи из Свердловска под командованием братьев Самойловых (крайние справа). Стремительно набрали популярность после выхода альбома с характерным названием "Опиум". Это означало, что стимуляторы западного рока наконец добрались в Россию. Музыка и тексты - сплошной депрессняк, за исключением пары хитов Саши Козлова (крайний слева), которого уже давно нет в живых

Чайф Володи Шахрина (крайний справа) - крайне веселое сценическое воплощение рокендрола. Тот, кто слушает записи, никогда не поймет, что такое Чайф, пока не сходит на концерт

Хавтан, поменяв Агузарову на Сюткина (тоже, в общем, ненадолго) записал с Браво еще пару хитовых альбомов

Гарик, распустив свою Бригаду, собрал Неприкасаемых - на мой взгляд, банду, которая более адекватно отвечала натуре Сукачева

Костя Кинчев и АлисА: путь в сторону металла

Чиж & Co - дело рук Серёжи Чигракова (второй слева). Приятный блюз-рок, с частыми запилами под Сантану и прочих блюз-героев

Шоу АВИА. Посмотреть пару-тройку раз было интересно, слушать не обязательно

Панк по жизни Хой-Клинских (крайний справа мужик; мир праху его) с пошлым (со всех точек зрения) кавер-проектом Сектор газа из Воронежа. Почему это считается роком - сам не знаю, но массы тинейджеров начала 90х тащились от Хоя

Ногу свело Макса Покровского (в центре). Команда была задумана как веселая рок-альтернатива. И поначалу все действительно было занятно-интересно, но как-то быстро наскучило. Ныне Макс пишет песни для Кобзона.

Калинов мост Димы Ревякина из Новосибирска. Широким массам команда стала известна в начале 90х. При всем моем уважении к музыкальному творчеству Димы, я совершенно не понимаю, о чем он поет, ибо тексты представляют собой, как правило, бессмысленный набор слов (причем часто - совершенно неизвестных даже словарю Даля). Кроме того, Дима слегка страдает православием головного мозга

Ляпис Трубецкой - какое-то стрёмное образование из белорусских партизанских лесов, зачем-то понаехавшее в Москву. Почему это считается роком - никто никогда мне внятно не объяснил. А после того, как я послушал пару миксов на песни Ляписа в репертуаре Дискотеки Аварии, стало ясно-таки, что это национальная белорусская эстрада. Говорят, сейчас Ляпис вроде начал таки играть рок, но я слушать это не буду

Король и шут - едва ли не единственные известные представители "чистого" хоррор-панка в России. Группа считается "культовой", хотя я лично не врубаюсь, в чем там собака порылась для культа. Но послушать одноразово - можно. После смерти лидера-вокалиста Горшенева-Горшка (в центре сверху) команда периодически обещает выйти на сцену в сопровождении его голограммы. Пока не срослось

Мумий тролль, внезапно - аж из Владивостока. Команда была известна узким кругам еще в середине 80х, но народным достоянием стала только через 10 лет. Неплохая, местами самобытная музыкальная основа сопровождается совершенно психопатическими текстами. Впрочем, тексты все равно трудно разобрать из-за дикции Лагутенко

Ночные снайперши Арбенина (справа) и Сурганова. Через несколько лет Сурганова основала собственный проект, покинув Снайперов

Девочка и группа Zемфира. Спев когда-то пару хороших песен с интересными текстами, землячка Шевчука решила, что харэ, и ныне зарабатывает бабло, в основном, разнообразными скандалами и разборками с журналюгами

Став известной лишь в самом конце 20го века, команда Танцы минус Славы Петкуна из Питера сделала неплохую карьеру. Меня не прикалывает ни музыка Петкуна, ни, тем более, его тексты - не запятнанный смыслом, какой-то искусственный, бред воспаленного разума.

Маша и медведи - яркий пример "группы одной песни", причем эту самую песню Маша 100% стырила: музыку у Radiohead, текст у Агнии Барто. Больше слушабельных песен у Маши нет и не предвидится, видимо

Пост-панки с Урала Смысловые галлюцинации. Ну, в общем, название говорит само за себя. Хотя больше подошло бы Мумий троллям

Би-2 - белорусско-еврейско-австралийско-российский проект Лёвы и Шуры (крайние слева на фото). Если бы меня спросили, какая группа в России самая однообразно-скучная, я назвал бы их без промедления

Tequilajazzz - весьма интересный проект - как в музыкальном, так и сценическом воплощении. Увы, он так и остался практически нераскрученным

Питерский Сплин. Песня Саши Васильева про тупую телку, жующую американскую жвачку, в конце 90х задолбала российскую публику до тошноты. Самое печальное: некоторые иные, действительно неплохие песенки Саши, мало кому известны

Новый век

всю эту обстановочку изменил меньше, чем никак. То есть, стало значительно хуже. Макар вляпался в политику и надолго подзадержался в ней; Шевчук стал непримиримым, но безуспешным, борцом с Киркоровым;  у Кинчева слегка съехала крыша на почве православия головного мозга; БГ занимается троллингом своих фанов на тему: до какой поры они собираются слушать всю ту хрень, что гуру сочиняет примерно с конца 90х; вроде бы что-то записывает АГ, но что-то мне подсказывает, что слушать все это адекватному рок-меломану противопоказано… Тем дедушки рокендрола и живут, а собственно их рок-н-ролл маячит где-то на самом заднем плане, не вызывая интереса, похоже, даже у них самих. Появилось огромное количество металлизированных команд, ни одна из которых не может собрать приличного концертного зала, ютясь по ночным клубам, и раз в год наезжая в Севастополь, чтобы поддержать очередной марш мотоциклистов -  тоже рокеров, но других. Те новоявленные как бы рокеры, что сумели попасть под крыло АБП, или вошли в обойму Крутого-Гуцериева («Песня года»), известны одним, максимум двумя сиюминутными хитами, и альбомами, которые никто не покупает. Те, что не попали и не вошли – издают свои творения в интернете, и, в-общем, погоды тоже не делают. Реальная альтернатива – и вовсе на задворках, где-то почти на Марсе. Продолжается шествие бездумной, бесталанной, выедающей мозг, всепоглощающей попсы с ее уродливыми (по большей части) ответвлениями – «русским шансоном» и «русским рэпом».  Пичалька, однако…

На этом закончим сей не очень краткий экскурс в историю, и попробуем разобраться, почему рок – именно «русский», и

В чем отличия «русского» рока от рока «нерусского»

В наименовании, в-общем, нет ничего уникального. У французов есть «французский рок», в Италии – «итальянский», в Нидерландах – «голландский» и т.д. Наверно, какой-то свой рок есть даже в Гондурасе и на островах Кука. Беда в том, что самобытность подавляющего большинства всех этих роков ограничивается, в основном, следующим: пением на родном языке (да и то, в Голландии и Германии это скорее исключение, чем правило – рокеры там поют, преимущественно, на английском); использованием небольших фрагментов национальной мелодики; ну и, иногда – включением в состав групп нехарактерных для рока, в его первозданном виде, но характерных для данной страны, музыкантов – всяких там аккордеонистов, мандолистов, кларнетистов, дударей и прочих игрецов нетрадиционной для рока ориентации (для русских рокеров вроде бы должны быть актуальны балалайка, гусли и деревянные ложки, но подобных изысков было мало). Причем, в самом начале, стоявшие у истоков «неанглийского рока» забугорные команды практически поголовно занимались тем, что перепевали текущие англоязычные хиты из Америки и Британии.

Вообще-то, и «русский рок» начинался похожим образом. Но есть одно, первое по счету, существенное отличие: ранний рок-н-ролл, который проник в СССР еще в 1957, будучи завезенным в Союз зарубежными участниками Фестиваля молодежи и студентов (преимущественно – индийцами почему-то), хоть и пользовался определенной популярностью (куда меньшей, чем танцевальный джаз), рок-революции на первом этапе не произвел. Слушать-то его слушали, а вот исполнять в голову почти никому не приходило. Объяснений тому может быть масса, но, на мой взгляд, немаловажным фактором явилась «немелодичность» рок-н-ролла в его первозданном виде. Русское ухо больше привыкло к мелодике, к напевности, чем к рваным ритмам (этим же, возможно, объясняется не очень высокая популярность «чистого» рок-н-ролла у французов в тех же 50х годах). Так что рок в СССР начался не с Элвиса Пресли, Литтл Ричарда или Билла Хейли, а несколько позже – с мелодичных The Beatles. Сработала не только музыка, но и имидж «битлов» - если Пресли выглядел эдакой совершенно недоступной знаменитостью, вроде американского Лемешева, то Beatles производили впечатление «ребят с нашего двора», которые где-то скоммуниздили гитары и решили чего-то такое спеть. Среди тех, кто упоминает предтечей собственного музыкального творчества именно ливерпульскую четверку – Макар, Градский, Козлов, Никольский, Намин, и еще множество других русских рокендрольщиков 60х-70х. Примерно с середины 60х количество бит-групп (тогда это так называлось) в СССР стало расти в геометрической прогрессии, и к концу того же десятилетия музыкальные коллективы были чуть ли не в каждой школе, а в «вышке» - едва ли не на каждом факультете; правда, впоследствии их число стало неуклонно уменьшаться, и лишь с середины по конец 80х произошла очередная русская «рок-революция».

Вторая отличительная черта «русского рока» - его «высокородность». Если подавляющее большинство забугорных рокеров раннего периода были «мальчиками с улицы», максимум – выходцами из «среднего торгового класса», то в «русском роке» все обстояло с точностью до наоборот. Например, Макар – сын известного архитектора;  Намин  – внук двух дедов: члена политбюро ЦК КПСС и первого секретаря ЦК КП Армении, внучатый племянник руководителя авиационного КБ, сын генерала Генштаба; Слава Черныш из Сокола – опять же, генеральский потомок и зять Председателя КГБ Семичастного, Градский – сын актрисы и племянник солиста ансамбля имени Моисеева; Костя Никольский – из семьи ученых; Лёша Романов – из артистической семьи; Сережа Кавагоэ – сын работника диппредставительства, имевшего множество родственников в Японии; Лёша Белов – из семьи филологов; БГ – отпрыск директора крупного завода; у Саши Ситковецкого вся мужская линия предков состояла из струнных музыкантов, а жена дяди – знаменитая Белла Давидович; Костя Кинчев – из семьи ректора МТИ; родители Андрея «Свина» Панова из АУ – артисты балета; ну и так далее. Почему так получилось? Скорее всего, потому, что у простого люда тех времен практически не было доступа: а) к первоисточникам (ибо ни купить качественные пластинки в Союзе, ни получить к ним доступ из-за рубежа мальчики с улицы не могли); б) к более-менее удовлетворительным электроинструментам (которые стоили уйму денег);  в) к большому количеству свободного времени (ибо надо работать, чтобы кушать). А вот у детей элиты – артистической, научно-технической, партийной, -  все три возможности присутствовали. Ну и, кроме всех перечисленных выше привилегий, у «золотой молодежи» была еще одна, очень важная возможность – «крышевание» родственниками юных забав своих отпрысков, идущих, в общем-то,  вразрез с официальной идеологией. Таким образом, в Союзе в рок пошла как раз «золотая молодежь»; а на Западе элита считала подобное музицирование делом несерьезным, и предпочитала финансовые и иные бизнес-сферы, в крайнем случае – классическую музыку.

Из второго отличия произрастает третье: изначальная как бы «интеллигентность» «русского рока». На Западе первые рокеры, как правило, если и заканчивали какие-нибудь высшие учебные заведения, то только в достаточно зрелом возрасте, до этого уже успев стать рок-легендами (а чаще всего – так и оставались средне-образованными или недоучками). А плюнь в толпу ранних русских рокендрольщиков – будет практически 100%-ное попадание в выпускника МАРХИ, МГУ, ЛГУ, МФТИ или иного какого-нибудь ГУ или ТИ. Вероятно, именно из-за изначального «интеллигентства» зачинателей, с того времени, когда рок-н-ролл зазвучал на русском языке, превалирующее значение получила не музыка, а именно текст. Западный рок, за сравнительно редкими исключениями, базировался именно на музыкальной составляющей, где текст имел значение второстепенное, а часто и вовсе состоял из набора абсолютно ничего не значащих слов. Кроме того, массовое рок-движение на Западе с ранних пор базировалось на волне протестных настроений (против войны, буржуев, музыкальных стандартов, эталонной морали и т.п. – у всех по-разному); ну а советские ранние рокеры, в большинстве своем, и так жили как у Христа за пазухой, и протестовать, в общем, было особо не из-за чего. Поэтому их «протест» был скорее игрой, чем реальным противопоставлением себя обществу; а тексты, хоть и выглядели порой саркастично-сатирическими,  в реалиях либо разыгрывали бытовые сценки с простейшей метафоричностью, либо были обыкновенной романтичной лирикой, ничем не отличавшейся, в общем, от творчества членов СП (только несколько менее профессиональной).

Четвертое отличие «русского рока» от «западного» - это стимулирование творческого процесса. Если на Западе была обширно развита химическая промышленность в узком секторе производства разнообразной дури – от папиросок с марьиванной до героина, и доступ к этим радостям жизни не представлял особой проблемы, то в Союзе за эти дела можно было запросто оказаться в местах, где небо в клеточку, а друзья в полосочку. Русский рок-н-ролл  использовал местные стимулирующие средства: портвейн (чаще) и водку (реже).  Поэтому, например, Леннону не составляло особого труда употребить  дозу и сочинить «Люси в алмазном небе», а Макару с его портвейном приходили на ум более обыденные метафоры, причем, по большей части, соответствующие архитектурному образованию: разнообразные окна, двери, мосты, дома, крепости, и прочие хрустальные города. Ну и музыкальное оформление (если не было беззастенчиво стырено из англоязычных первоисточников), выглядело несколько более бледным, нежели  забугорные аналоги.

Пятое отличие, увы – в сопоставлении музыкального профессионализма. По легенде, когда продюсер нелегальной американской пластинки Машины Времени «Охотники за удачей» (1982), некто Олег Чубайс, принес пленку с записью Машины менеджеру Джону Кейлу, тот поразился: «Они же совсем не умеют играть на гитарах!». По сведениям Тёмы Троицкого, во время первых гастролей Uriah Heep в Москве (1987), где их концерты «разогревали» Земляне, барабанщик Хипов  Ли Керслейк удивился: как группу, ритм-секция которой не попадает  в унисон, вообще можно выпускать на сцену? Секрет прост: примерно до конца 70х рок в Союзе был не то чтобы под полным запретом - он просто игнорировался официальными инстанциями как музыка, недостойная внимания. Поэтому практически любое выступление рокеров было для поклонников стиля целым событием, вне зависимости от умения владеть инструментарием, тем более что за ревом толп фанов, выносящих двери места выступления головами (по песне Макара), вряд ли можно было услышать -  профессионально играют музыканты, или лабают как школота во дворе. Это ничуть не говорит о том, что среди русских рокеров не было настоящих, совершенных профи. Их было немало. Но они равномерно распределялись по множеству команд, в составе которых, кроме них, играли и откровенно слабые музыканты, ибо профессионалов на всех не наберешься. Если же в рок-группе сходились несколько ярких профи (Белов-Матецкий, Градский-Саульский-Шахназаров-Фокин, Романов-Никольский, Ситковецкий-Кельми и др.), то рано или поздно (скорее рано) один из фактических лидеров покидал команду, или группа вовсе разваливалась, будучи раздробленной по количеству ярких личностей в ней. Очень часто профи русского рока, намаявшись с любительством в роке, уходили в официальные ВИА, где аппаратура (как правило) была более качественной, а зарплата - стабильной. Сюда же можно отнести ранние попытки русских рокендрольщиков петь по-английски. Лёша Белов (Удачное приобретение), обладая уникальной экспрессивной исполнительской манерой, давшей, вероятно, очень сильный импульс-посыл будущим русским хард-рок-вокалистам, пытался петь исключительно на языке происхождения рок-н-ролла; при этом он, как и некторые иные его собратья по интересам, совершенно не знал английского, из-за чего довольно часто случались казусы, связанные с квази-английской чепухой, которую нес со сцены Лёша (в частности, иногда ему приписывают русские наименования «Tutti Frutti» - «Тури-фури» и «Venus» - «Шизгара», хотя это маловероятно). Впрочем, среди действительно известных команд Удачное приобретение было скорее исключением: Макар, Градский, Намин, Рацкевич, Рекшан и иные рок-герои того времени в достаточной мере владели языком рок-оригиналов.

Ну и последнее: «русский рок» с 60х до начала 80х жил, в отличие от западного, в не совсем понятных условиях: эта музыка существовала по факту, но на официальном уровне ее как бы не было. Это, с одной стороны, не сильно способствовало становлению и развитию жанра; но, со стороны другой, дало старт рок-индустрии, существовавшей практически вне государства, с сопутствующими атрибутами: созданием института подпольных продюсеров; проведением левых гастролей со взятыми с потолка ценами на билеты; развитием «рок-магиздата», распространявшего записи по всей территории Союза;  изданием специализированных самиздатовских журналов; и, наконец, развертыванием крупной околомузыкальной фарцовочной сети, спекулировавшей пластинками и плакатами, музыкальными инструментами, и прочим необходимым барахлом. То есть, забугорный рок изначально составлял часть общего музыкального вала на вполне официальной основе; а "русский рок" развивался скорее не благодаря, а вопреки официальным инстанциям.

Ну и подытожим, сделав

Выводы

С музыкальной точки зрения, "русский рок" не представляет собой какой-либо обособленной культуры. Подавляющее большинство его исполнителей вдохновлялись и продолжают вдохновляться англоязычными первоисточниками (за исключением очень небольшого количества избранных фолк-роковых и экспериментальных коллективов).

"Русскому року" свойственны практически те же тенденции, что и року забугорному: расцвет рок-культуры в 60х; переход к более сложным формам (джаз-рок, хард-рок, прогрессив, арт-рок) в 70х; новое упрощение форм (новая волна, панк, спид-метал, трэш) в 80х; резкое снижение интереса к жанру после середины 90х; и практически полное угасание (за крайне редкими исключениями) увлечения широких масс рокендролом в новом веке.

Поэтически осмысленная текстовая основа, которую некоторые исследователи приводят в качестве отличительной черты (в массе) "русского рока" от рока западного, практически невелирована в процессе "рок-революции" конца 80х.

Общий, глобальный вывод: "русский рок" - это просто географическая индентификация исполнителей музыки рокендрола в России, не имеющая под собой (как правило, за редкими исключениеями) какой-либо национальной основы.

Целиком прочитать статью дилетанта можно на сайте "РУсский РОК". А кому понравилось, оцените лайком. Подписывайтесь на канал, дальше интереснее.