История промышленности России в фотографиях: Самарский завод взрывчатых веществ

29.03.2018

Самарский завод взрывчатых веществ. Он был заложен в степи под Самарой незадолго до Первой мировой войны. С этим оборонным предприятием тесно связана вся история города Чапаевска, расположенного в Самарской области. Ныне завод официально именуется «ОАО «Полимер», но при основании его назвали Сергиевским Самарским заводом взрывчатых веществ в честь великого князя Сергея Михайловича, генерал-инспектора артиллерии Российской империи

Великий князь Сергей Михайлович Романов

В тексте высочайшего указа о строительстве предприятия было сказано, что этот завод крайне необходим «для обороны всего государства Российского».

Накануне Первой мировой

В 1910-1911 годах в степном малонаселенном уголке Самарской губернии, в окрестностях железнодорожной станции Томылово, развернулись масштабные для того времени строительные работы

Разгрузочная железнодорожная станция у поселка Томылово на месте строительства завода взрывчатных веществ. 1911 год

Открытие разъезда Иващенково на Самаро-Злотоустовской жел. дороге. В центре генерал В.П. Иващенко. 22 сентября 1911 года

Начало им положил указ императора Николая II, согласно которому здесь предписывалось возвести предприятие по выпуску новейших взрывчатых веществ, в которых в то время остро нуждалась российская армия.

Необходимость быстрого укрепления обороноспособности страны тогда буквально витала в воздухе. Совсем недавно закончилась печальная для нашего Отечества Русско-японская война 1904-1905 годов

Русско-японская война. Русские солдаты в окопах. 1904 год

в результате которой империя потеряла Курильские острова и южную часть Сахалина. Одновременно резко обострилось противостояние между Австро-Венгрией и Германией, с одной стороны, и странами блока Антанты, в который входила царская Россия – с другой.

В Европе явственно ощущалось приближение новой большой войны, перед лицом которой наша страна выглядела не лучшим образом. Война с Японией показала, что вооружение русской армии отстает от новейшей военной техники ведущих мировых держав, особенно в области артиллерии, а также минного и подрывного дела.

Еще в конце XIX века в России на смену черному, дымному пороху, на протяжении 500 лет являвшемуся единственным метательным средством отечественной артиллерии, пришел бездымный порох, который изготовляли на основе только что изобретенного в то время пироксилина. Бездымный порох по таким важнейшим показателям, как обеспечение скорости полета снаряда и мощность его действия у цели намного превосходил своего предшественника. С конца XIX столетия пироксилин стал основным взрывчатым компонентом при производстве снарядов для русской артиллерии.

В 1896 году на Охтинском заводе под Петербургом начались опыты по снаряжению боеприпасов новым для того времени бризантным взрывчатым веществом – переплавленной пикриновой кислотой, или мелинитом, как его называли во Франции. Вскоре на предприятии был создан мелинитовый отдел, где выпускалось от 60 до 100 тонн пикриновой кислоты в год. Однако вскоре были выявлены существенные недостатки этого вещества. Например, оно вступало в химическое соединение с металлами, образуя соли пикриновой кислоты – пикраты. К тому же мелинит имел повышенную чувствительность к вибрации, из-за чего бывали случаи разрыва снаряда непосредственно в канале орудия, еще до его вылета из ствола. Эти и другие причины впоследствии привели к закрытию мелинитовой мастерской в Охте.

Однако в ходе войны с Японией в 1904-1905 годах, когда русская артиллерия использовала снаряды с наполнителем из пироксилина, наши технические специалисты неожиданно для себя выяснили, что японские орудия стреляют боеприпасами, снаряженными плавленой пикриновой кислотой, или шимозой, как ее называли в этой стране. Оказалось, что японские химики сумели так усовершенствовать производство боеприпасов на основе этого вещества, что новые снаряды стали более безопасными при стрельбе.

Но при этом произведенные в России фугасы для береговой и корабельной артиллерии по-прежнему снаряжались влажным пироксилином. Вес такой взрывчатки в снаряде 12-дюймового калибра составлял 11 кг, или 3 процента от веса снаряда. В то же время японский фугасный снаряд такого же калибра содержал 41 кг шимозы, что составляло 11-12 процентов от веса снаряда.

Русская артиллерия на русско-японской войне. 1904 год

Русская артиллерия на русско-японской войне. 1904 год

Русская артиллерия на русско-японской войне. 1904 год

По этой причине огневая мощность русского выстрела оказывалась гораздо меньшей, чем у аналогичного японского.

Позорный для нашего Отечества исход русско-японской войны ясно показал техническую отсталость русской оборонной промышленности, снабжавшей свою армию устаревшей военной техникой и боеприпасами. Времена пироксилинового снаряжения безвозвратно ушли в прошлое. Стало очевидно, что армия, не имеющая фугасных снарядов большой мощности, не может сокрушить современные инженерные сооружения противника, и потому заранее обречена на поражение.

Объект государственной важности

В связи с описанной выше ситуацией, сложившейся в отечественной «оборонке» в начале ХХ века, артиллерийский совет при военном министерстве Российской империи в январе 1909 года принял решение о возведении двух военных заводов на территории Самарской губернии. Этот регион для их размещения был выбран не случайно. В то время Самара отстояла на тысячи километров от любых государственных границ, но при этом через нее проходили важнейшие водные и железнодорожные транспортные артерии. К тому же в начале ХХ века Самарская губерния стала регионом с бурно развивающейся экономикой.

Первое из названных выше военных предприятий начали возводить на окраине тогдашней Самары. На нем впоследствии стали изготовлять корпуса для снарядов и трубки для взрывателей, в связи с чем завод и получил название Трубочного.

Самарский трубочный завод. 1914 год

В советский период истории он был известен под названием «Завод имени А.М. Масленникова». А второе оборонное предприятие Самарской губернии, на котором должны были выпускаться взрывчатые вещества - тротил и тетрил, в целях безопасности решили строить за пределами губернского центра.

Для размещения этого завода местные власти предложили государственной комиссии пять мест на территории губернии, расположенных неподалеку от линии железной дороги, в том числе участки в районе станций Кряж, Кинель, Липяги и Безымянка. Все они по разным причинам были отклонены. В итоге комиссия остановила свой выбор на пятом участке, находящемся в районе маленькой станции Томылово и принадлежащем в то время Самарскому отделению Крестьянского поземельного банка.

Начальником строительства был назначен генерал-майор Владимир Порфирьевич Иващенко.

В.П. Иващенко

на которого также возлагались обязанности военного коменданта района и начальника местного воинского гарнизона. До этого он уже имел большой опыт работы на военных производствах. В частности, в должности помощника (заместителя) начальника он служил на Охтинском и Шосткинском пороховых заводах. В генерал-майоры Иващенко был произведен всего лишь за год до нового назначения.

Уже в зиму 1910 года на выбранном участке провели все необходимые подготовительные и земляные работы. Производственные здания завода были запроектированы каменными, с кладкой не на известковом растворе, а на цементе, а крыши зданий предполагалось сделать железными. Расстояния между мастерскими в целях безопасности намечались не менее 25 сажен, в отличие от скученной деревянной застройки на Охтинском заводе. При этом особо рискованные операции должны были изолироваться от прочих производств, а взрывоопасные здания защищаться земляной обваловкой. В ряде мастерских запланировали установки принудительной вытяжной вентиляции, а также ванные или душевые для обмывания персонала.

Непосредственное строительство производственных, энергетических, административных и жилых зданий и монтаж оборудования начались только с наступлением весны. Торжественная закладка нового государственного предприятия по изготовлению взрывчатых веществ и освящение его строительства состоялась 27 мая 1910 года.

В числе первоочередных безотлагательных помещений были построены баня, столовая, ледники для хранения пищевых продуктов в летнее время. Строительные работы велись частично хозяйственным способом, но в основном подрядным, с привлечением многих частных фирм и компаний. В результате открытых или закрытых торгов, при жесткой ценовой конкуренции отбирались наиболее выгодные для казны подрядчики с залоговым обеспечением на случай невыполнения обязательств в размере 10 процентов от стоимости заказа. Подрядным способом выполнялись земляные, каменные, плотничные, печные и другие работы. Сколько всего людей было занято на строительстве, в сохранившихся документах найти не удалось, так как временная хозяйственно-строительная комиссия расплачивалась с подрядчиками, артельщиками или фирмами, а не с рабочими, занятыми на объекте.

Первые строители завода взрывчатных веществ

Основным транспортным средством на этом строительстве стала гужевая повозка. Ежедневно на доставке грузов и на других работах было занято от 150 до 200 лошадей, что привело к заметному удорожанию проекта. В связи с этим комиссия вышла с ходатайством в управление Самаро-Златоустовской железной дороги с предложением - организовать в районе строительства транспортную контору для прокладки железнодорожной ветки на отдельный разъезд и возведения в дальнейшем вокзала для пассажиров. Согласие вскоре получили, и такой разъезд был построен на участке, примыкающем к хозяйственному району завода на 75-й версте, между станциями Крики и Томылово. Разъезд был открыт для приема и пропуска поездов 22 сентября 1911 года в 11 часов утра петербургского времени.

Тротиловая столица России

К сентябрю 1911 года на заводской площадке было построено 39 каменных производственных зданий, в том числе котельная (здание № 247), береговая насосная станция на реке Моче (ныне Чапаевка) с прокладкой на завод водовода большого диаметра, электростанция на дизелях.

Первая электростанция завода взрывчатых веществ. Фото 1915 года

канализационные линии из чугунных и керамических труб, выводящие стоки из мастерских. Также здесь возвели 24 каменных вспомогательных здания, в том числе пожарное депо, гараж

Гараж автомобильной техники завода взрывчатых веществ. Фото 1917 года

обвалованные погреба, и еще 61 деревянное здание, из которых было 25 жилых домов, расположенных непосредственно в хозяйственном районе. По инвентарной описи на начало 1912 года стоимость зданий и сооружений первой очереди Самарского завода взрывчатых веществ составила 1,15 миллиона рублей в ценах того времени.

К осени 1911 года, хотя это и было предусмотрено государственным заданием, все производственные объекта на заводе не были окончательно готовы. В частности, еще не завершился монтаж оборудования в ряде мастерских тротилового производства, не начал свою работу цех по изготовлению азотной кислоты, и не закончились некоторые работы на вспомогательных зданиях.

Тем не менее в начале сентября комиссия доложила в артиллерийское управление, что на предприятии уже имеется возможность начать снаряжение боеприпасов – правда, пока на привозных тротиле и тетриле. Приказом по Самарскому заводу взрывчатых веществ № 1 от 14 сентября 1911 года были выданы первые наряды на изготовление 3-дюймовых гранат, 48-линейных фугасных бомб и взрывателей типа 3ГТ. Механической мастерской вменялось изготовление инструмента и проведение необходимого ремонта оборудования.

Церемония открытия нового завода и его освящения прошла 15 сентября 1911 года с участием всех руководителей строительства и представителей высшего артиллерийского руководства России того времени, в том числе в присутствии великого князя Сергея Михайловича Романова – шефа российской артиллерии, любимца самарского духовенства и всего самарского чиновничества.

В архиве ныне хранится телеграмма, отправленная 15 сентября 1911 года генерал-инспектором артиллерии на имя императора Николая II в Севастополь: «Вчера состоялось освящение Самарского трубочного завода, сегодня освящение Томыловского завода взрывчатых веществ. Все члены обеих строительных комиссий, они же будущие администраторы, с неимоверным рвением и энергией выполнили возложенную на них работу и справились за полтора года».

Это был первый отечественный государственный завод по изготовлению новейших для того времени бризантных взрывчатых веществ – тротила и тетрила, а также по соответствующему снаряжению боеприпасов

Осмотр снарядов на заводе взрывчатых вешеств. 1914 год

Чистка корпусов снарядов на заводе взрывчатых вешеств. 1914 год

Подготовка корпусов снарядов на заводе взрывчатых вешеств. 1914 год

Как уже говорилось выше, высочайшим указом от 1 января 1912 года и приказом по заводу № 7 от 26 января 1912 года Самарскому заводу ВВ было присвоено наименование Сергиевского в честь генерал-инспектора артиллерии, великого князя Сергея Михайловича.

Начальником завода, с оставлением его в должности председателя временной хозяйственно-строительной комиссии, был назначен генерал-майор Владимир Порфирьевич Иващенко, на него же возлагались обязанности военного коменданта района и начальника местного воинского гарнизона. Помощником (заместителем) начальника завода по технической части назначили Владимира Сергеевича Михайлова

В.С. Михайлов с группой работников завода. 1915 год

который в декабре 1911 года был произведен в полковники. Начальником снаряжательных мастерских стал коллежский асессор Николай Зверев, а заведующим химической лабораторией – отставной коллежский асессор Леонид Петров. Оба они окончили Петербургские пиротехнические курсы. В 1912 году Петров возглавил пуск азотно-кислотного и тротилового производств. Тогда же на новое предприятие прибыли опытные специалисты с Охтинского завода взрывчатых веществ

Специалисты с Охтинского завода взрывчатых веществ. 1912 год

Уже с 15 сентября 1911 года начались работы в тротилово-снаряжательной мастерской, где за вторую половину месяца было изготовлено 6,5 тысяч трехдюймовых фугасных гранат тротилового снаряжения

Выгрузка ящиков с парафином на станции Иващенково. 1915 год

Разгрузка толуола на станции Иващенково. 1915 год

Выгрузка ящиков со снарядными корпусами на станции Иващенково. 1915 год

Распаковка ящиков со снарядными корпусами на заводе взрывчатых веществ. 1915 год

Тогда же на заводе началось снаряжение капсюльных взрывателей 3ГТ, а с декабря 1911 года – типа 4ГТ

Заливка корпусов снарядов тротилом на заводе взрывчатых веществ. 1915 год

Капсюльная мастерская на заводе взрывчатых веществ. 1915 год

Технический контроль в капюльной мастерской на заводе взрывчатых веществ. 1915 год

Сборка взрывателей на заводе взрывчатых веществ. 1915 год

Мастерская по сборке взрывателей на заводе взрывчатых веществ. 1915 год

По первоначальному заданию предприятию было предписано выпускать в год 25-30 тысяч пудов тротила (410-440 тонн) и 2000 пудов тетрила (33 тонны). Однако уже вскоре выяснилось, что это количество взрывчатки не отвечает растущим потребностям русской армии. Последующими решениями Главного артиллерийского управления к 1913 году задание по тротилу для Самарского завода было доведено до 60 тысяч пудов в год, а с началом Первой Мировой войны – до 190 тысяч пудов

Окраска и сушка снарядов на заводе взрывчатых веществ. 1915 год

Упаковка снарядов на заводе взрывчатых веществ. 1915 год

Группа рабочих завода взрывчатых веществ. 1916 год

Группа рабочих снаряжательной мастерской завода взрывчатых веществ. 1916 год

В.П. Иващенко вышел в отставку в июне 1915 года, после чего уехал на постоянное место жительства в Черниговскую губернию

Проводы В.П. Иващенко (в центре) на заводе взрывчатых веществ в связи с его уходом в отставку. Июнь 1915 года

Поселок Иващенково

Название «Самарский Сергиевский завод взрывчатых веществ» за предприятием сохранялось вплоть до 1918 года, хотя в служебной переписке и специальной литературе оно встречалось и позже. В дальнейшем, в течение всех советских десятилетий, оно называлось «завод № 15», а вся информация о нем имела гриф секретности. Лишь в постперестроечное время для исследователей были открыты все основные сведения об этом заводе и о его истории.

Из этих документов, ныне хранящихся в Центральном Государственном архиве Самарской области (ГАСО), мы сейчас видим, что с первых дней своего существования и до конца 1917 года завод непрерывно расширялся. Здесь увеличивалась численность персонала, и соответственно росло население прилегающего поселка. В то время по численности рабочих Сергиевский завод был вторым в Самарской губернии, после Трубочного завода.

Всего в период с 1911 по 1916 годы здесь прошло шесть расширений завода, каждое из которых сопровождалось строительством жилья – домов, казарм, бараков, соответствующее числу рабочих.

Хозяйственный район (административный поселок), включавший в себя первое расширение, представлял собой одноэтажные кирпичные или деревянные срубовые оштукатуренные дома. Больше всего таких зданий постройки 1910-1913 годов было на участке между заводом и линией Самаро-Златоустовской железной дороги, между современными улицами Красноармейской и Комсомольской. Здесь вплоть до наших дней сохранились дома первоначальной заводской постройки. В этом районе проживали семьи начальника завода (дом № 103 рядом с управлением завода), его помощников, старших офицеров, начальников мастерских, механика, архитектора, главного бухгалтера, врачей.

По второму, третьему и четвертому расширениям были построены четырех-, шести и десятиквартирные одноэтажные дома, в основном для рабочих, расположенные на участке между современными улицами Пролетарской и Володарского. Единичные дома из этой серии сохранились до наших дней.

По другую сторону Самаро-Златоустовской железной дороги и параллельно ей, напротив административного поселка, были возведены коттеджи для семей нижних чинов (белые домики). За ними быстро стал расти рабочий поселок, где строили дома своими силами люди, решившие связать свою судьбу с заводом и переселившиеся сюда из дальних сел.

Уже вскоре окрестные поселки и деревни, заводские жилые дома, казармы и бараки, службы железнодорожного разъезда – все это в конце 1911 года составило местечко, которое тогда же получило название Иващенково, по фамилии начальника завода. Таков был почтово-телеграфный адрес этого пункта на Самаро-Златоустовской железной дороге.

Хотя в административном порядке новый поселок в то время входил в Томыловское волостное управление Самарского уезда, местные чиновники здесь себя никак не проявляли. В дореволюционное время первым лицом, на котором лежала вся полнота здешней власти, являлся генерал Иващенко.

Известие об Октябрьском перевороте 1917 года в Петрограде, а затем и провозглашение советской власти в Самаре иващенковцы встретили, мягко говоря, противоречиво. Из 30 членов местного Совета в то время только 13 депутатов были большевиками, а остальные – эсеры и меньшевики, которые поначалу отказывались признать легитимность новой власти

Иващенково. Первомайская демонстрация в 1917 году

Ситуация в Иващенково обострилась в марте 1918 года, когда после заключения с Германией Брестского мира Совнарком объявил о прекращении всех военных действий. Финансирование военных предприятий сразу же было приостановлено. По этой причине на заводах Иващенково перестали выдавать зарплату, а затем здесь начались увольнения. Люди стали в массе уезжать из поселка. Если по состоянию на 1 ноября 1917 года на тротиловом производстве числилось около 7 тысяч рабочих и служащих, то к 1 мая 1918 года на заводе оставалось немногим более 2,5 тысяч человек.

Из губернских органов власти со ссылкой на решение правительства поступило указание: чтобы сократить безработицу в поселке, нужно начинать освоение «мирной» продукции – чайников, ведер, прочих жестяных изделий, а также мыла, изделий из кожи, сельскохозяйственной техники. Однако руководство завода резко выступило против остановки уникального военного производства, напомнив губисполкому и губкому РКП (б) старинную заповедь: «Если хочешь мира, то готовься к войне, и всегда держи порох сухим».

Эту «конверсию» остановила начавшаяся вскоре Гражданская война и иностранная интервенция. В Совнаркоме осознали, что дожидаться «мира во всем мире» и «всеобщего разоружения» придется еще очень долго. Молодой советской республике стало остро не хватать оружия и взрывчатки. Но пока распоряжения о возобновлении производства шли из столицы в самарскую провинцию, произошло восстание 60-тысячного чехословацкого корпуса

Эшелон чехословацкого корпуса. 1918 год

Эшелон чехословацкого корпуса. 1918 год

Эшелон чехословацкого корпуса. 1918 год

В начале июня 1918 года чешские легионеры заняли сначала Иващенково, а потому и Самару, после чего к власти в Среднем Поволжье на четыре месяца пришел Комитет членов Учредительного собрания (Комуч).

Входившие в комитет эсеры и меньшевики прекрасно понимали огромное значение тротилового завода. В первый же день они не на словах, а на деле объявили о немедленном открытии законсервированных цехов, а также о новом наборе персонала. Население Иващенково с воодушевлением приветствовало свержение советской власти – ведь для них это означало новое обретение работы, и вообще возвращение к достатку и стабильности.

Имени политического эмигранта

Ситуация в поселке резко изменилась в сентябре 1918 года, когда перед лицом наступления Красной Армии правительство Комуча приняло решение об эвакуации тротилового завода в Сибирь. В первый день октября рабочие предприятия вскрыли опечатанные склады и взялись за оружие, чтобы не подпустить к цехам роту из армии Комуча, которая прибыла сюда для демонтажа оборудования

В этом здании в Иващенково в 1917-1918 годах находился городской Совет рабочих депутатов. Фото 50-х годов

В этом здании в Иващенково в 1917-1918 годах находился городской комитет РКП (б). Фото 50-х годов

Памятник в Чапаевске жертвам гражданской войны. Открыт в 1957 году

Подписывайтесь на мой канал, я Вам ещё много чего интересного покажу: https://zen.yandex.ru/zavodfoto

Я всегда рад новым друзьям, добавляйтесь и читайте меня в:

LiveJournal / Instagram / Facebook / ВК / Одноклассники / twitter  / Golos.io / Яндекс.Дзен