Смыслология, наука о самом важном

21 April 2018

Смыслология, наука о самом важном

«Доктор Смысл» — это прозвище кочует за консультантом и коучем Алексом Паттакосом всюду, где бы он ни выступал. В апреле 2018 года Паттакос провел трехдневный семинар в Московском институте психоанализа. Корреспондент ЧТД Антон Солдатов провел на семинаре один из дней и попытался понять, кому и зачем нужна «практическая смыслология».

Алекс Паттакос (Alex Pattakos) —

американо-канадский мыслитель, политолог по образованию, глава консалтинговой компании и специалист по социальным трансформациям. Он и его жена Элейн Дандон (Elaine Dundon) руководят Глобальным институтом смысла (Global Meaning Institute). На русский язык переведен его бестселлер«Пленники собственных мыслей».

Забытый ученик Фрейда

— Здравствуй, дорогая! Я тебе дала рабочую тетрадку? А тебе не дала? Держи.

Кажется, здесь все друг друга знают. Все связаны какой-то общей историей. А может, причастностью к тайному обществу? Или к целому миру, скрытому от посторонних глаз. Я чувствую себя Гарри Поттером, попавшим в Хогвартс, да еще с опозданием на год. Действительно, многие из тех, кто записался на семинар, — студенты и выпускники курса логотерапии (с 2017 года преобразованного в Высшую школу логотерапии) при Институте. При этом большинство далеко не студенческого возраста — кому за 30, а кому и за 50. У многих за плечами сложившаяся карьера.

Логотерапию сложно назвать специальностью и тем более профессией. Философия? Методика? Слово «логотерапевт» можно увидеть на персональных сайтах и визитках психологов, психотерапевтов, педагогов, коучей. Но в отличие от психоанализа или НЛП, оно не на слуху. По крайней мере, в России.

Основатель логотерапии — австрийский психиатр Виктор Франкл — был учеником самого Фрейда. Поначалу он боготворил учителя, но затем разошелся с ним во взглядах. Франкла не удовлетворял фрейдовский подход к человеку, который сводил любую мотивацию к низменным инстинктам.

«Если человек задумался о смысле жизни, значит, он серьезно болен», — так однажды недвусмысленно выразился о духовных запросах отец психоанализа.

Франкл считал иначе: именно воля к смыслу служит двигателем человеческой жизни. И это были не отвлеченные размышления. «Будучи молодым человеком, я прошел через ад отчаяния, преодолевая очевидную бессмысленность жизни, через крайний нигилизм, — писал Франкл. — Со временем я сумел выработать у себя иммунитет против нигилизма. Таким образом я создал логотерапию».

Главное испытание было впереди: Франкла как еврея нацисты отправили в концлагерь. Вся его семья погибла, а он выжил, самоотверженно помогая в лагере другим узникам. После войны он даже поддерживал раскаявшихся нацистов.

Сегодня логотерапию часто используют как инструмент помощи людям, которые потеряли смысл жизни в силу обстоятельств — тяжелой болезни, инвалидности, смерти близкого человека. Но Паттакос считает, что потенциал идей Франкла шире — они полезны и для тех, кто хочет жить более полной и творческой жизнью. В чем состоят эти идеи?

Три кита логотерапии

Смыслология, наука о самом важном

Виктор Франкл считал, что внутри личности всегда есть основа, которую нельзя нарушить. Она остается свободной даже в случае тяжелых заболеваний, когда создается впечатление полной неадекватности пациента. Но до нее необходимо «достучаться».

Исходя из этой идеи, он выделял три главных принципа, на которых строится человеческая природа (и к которым должен обращаться психотерапевт в своей работе):

1. Свобода воли. В любых условиях у нас есть возможность выбирать и самостоятельно принимать решения. Свобода позволяет человеку взять контроль над своей жизнью, в том числе и над заболеваниями — если он приходит к пониманию того, что здоровье и болезнь тоже являются его собственным свободным выбором.

2. Воля к смыслу. Свобода дается нам не просто так, а с целью реализовать себя. Воля к нашему собственному смыслу ведет нас по жизни. Любые препятствия, которые уводят нас с этого пути, приводят к психологическим проблемам.

3. Смысл жизни. Каждый человек рожден для того, чтобы сделать лучше себя и окружающий его мир. Глобальный ответ на вопрос о смысле жизни таков: он в том, чтобы найти свой собственный смысл, найти то, для чего мы появились на свет.

Отражение ценностей

— Помните фильм «Шестое чувство»? Там главный герой, мальчик, говорит психотерапевту: «Я вижу мертвых». Так вот, я тоже их вижу постоянно, когда захожу в офисы крупных корпораций, где работают тысячи людей. Они просто выполняют задачи.

В «простом выполнении задач», по мнению Паттакоса, нет главного — отражения наших ценностей, проявления духа.

Об этом писал и Франкл: если мы не живем в соответствии с глубинными ценностями, не развиваем свое аутентичное «Я» — рано или поздно нас захлестнет чувство бессмысленности своего существования, мы станем агрессивными и замкнутыми.

И наоборот — если мы вкладываем душу в то, что делаем, мы становимся проводниками смысла. Мы заражаем им других. Один из любимых примеров Паттакоса — таксисты. Многие из них просто выполняют свою задачу — довезти пассажира до нужного места. Но некоторые искренне интересуются вами, пытаются выслушать, подбодрить, дать совет.

Когда мы создаем связь с другим человеком, перестаем оценивать встречу с ним с позиции выгоды, — в этот момент рождается Смысл. Сам Паттакос, кажется, блестяще освоил этот принцип. Он задает вопросы, выслушивает участников семинара и откликается на каждую реплику чем-то личным — словно роется в сундуке и достает драгоценную вещь, связанную исключительно с этим человеком.

Один из участников, улыбчивый молодой человек, обмолвился, что состоит в команде по изучению вольных китов и дельфинов и занимается айкидо. «Моя семья с острова Крит, — оживляется Паттакос. — В детстве я повидал много дельфинов. Мы можем поговорить об этом за обедом».

Из пленников — в посланники

Дельфины и боевые искусства будут всплывать в речи Паттакоса еще не раз — как метафоры или примеры для иллюстрации его идей. Как и другие детали историй, которыми мы делимся друг с другом. Формат семинара становится трудно определить. Что это — сеанс групповой терапии? Проповедь? Лекция? Разбор кейсов?

Смыслология, наука о самом важном

Но для Паттакоса границы, похоже, не так важны. Все взаимосвязано, все имеет общий корень. Это еще один прием, который он использует — ассоциации, неожиданные параллели, поиск сходства. Если мы говорим об отношениях на работе — как применить те же подходы к личной жизни? Чем опыт педагога может оказаться полезным executive-коучу?

— Я приехал не для того, чтобы сделать из вас логотерапевтов, — подчеркивает Паттакос. — Логотерапия для меня вроде яйца. Все, что вы узнаете, — скорлупа. По-настоящему важно, что вы делаете с содержимым. Как реализуете все, что вы усвоили, на практике. Я хочу, чтобы каждый из вас стал посланником Смысла.

Это и есть конкретная цель семинара: чтобы каждый ушел с четким планом осмысленных действий. Для этого на столах лежат учебные листки с заданиями и экземпляры книги Паттакоса «Пленники собственных мыслей».

Фактически трехдневный семинар — это сокращенная (можно даже сказать — экспериментальная) версия курса смыслологии, разработанного Global Meaning Institute. За несколько месяцев Паттакос и его команда проводят огромную работу — от «смыслометрии» (тестирования участников с помощью опросника на ощущение полноты жизни) до проработки внутренних зажимов и страхов каждого участника, создания и реализации индивидуальных проектов. Но нам приходится спешить.

Троянский конь перемен

Моя соседка по парте пришла на семинар с уже оформленной идеей: создать группу для терапевтических занятий с пожилыми людьми. «Я видела эти глаза, я с ними контактировала. Они очень серьезно настроены на жизнь, им все интересно, — делится она. — И сейчас у меня возникла мысль: каждая встреча должна заканчиваться заданием. Это будет их стимулировать, поднимать их самооценку».

Похоже, с нами происходит то же. Каждый вопрос, который задает Паттакос, упражнение заставляет проламывать какое-то внутренние барьеры, идти немного дальше, чем мы привыкли.

«Представьте, что сегодня ваша жизнь кончилась, — вдруг предлагает ведущий. — А теперь напишите 10 позитивных следствий этого события».

Десять! Мы перебрали все возможные варианты: реалистичные и абсурдные, очевидные и оригинальные. Похоронные агентства получат дополнительный заработок, нам не нужно будет больше делать ненавистную уборку, на наших поминках соберутся друзья и родные, которые не виделись лет сто. Кто-то добавляет: а моя дочь наконец-то сможет делать все, что ей хочется!

— Я слышу смех, — замечает Паттакос. — Вспомните Франкла: находясь в концлагере — самом ужасном месте, какое только можно представить, — он сохранял присутствие духа и даже мог шутить. Он не думал о том, что происходит с ним сейчас, не концентрировался на своих страхах. Он искал возможности. Я призываю вас делать то же самое — видеть позитивные возможности в каждой ситуации.

Время впечатлений и инсайтов

— Метод «10 позитивных вещей» я буду обязательно использовать на уроке, — говорит преподаватель английского, темноволосая женщина с сияющими глазами. — Особенно это будет полезно для старшеклассников. Они переживают за поступление в вуз, их сковывает страх — «что, если я не поступлю». И определенно я буду учить их приемам логотерапии».

— В каком-то смысле логотерапия — это троянский конь, — подкидывает метафору Паттакос. — Если вы придете к студентам и попытаетесь заняться с ними терапией, они не поймут. Но если вы будете говорить о важных для них вещах — о том, как им улучшить свою жизнь, — тогда они сами захотят освоить эти приемы.

Первый день семинара окончен. Но у «посланников» появилось больше вопросов, чем ответов. Если верить Виктору Франклу, путь к смыслу как раз и лежит через череду экзистенциальных вопросов, на которое нам так или иначе нужно отвечать.

Послесловие. «Экзистенциальные раскопки»

Когда мы делаем ошибку, совершаем промах, что-то, за что нам стыдно, самооценка съеживается, а вера в себя пропадает. Чаще всего это происходит потому, что мы раз за разом «пережевываем» свои чувства. Алекс Паттакос предлагает спуститься на несколько уровней, как при археологических раскопках:

Уровень 1. Как я отреагировал?

Уровень 2. Как я себя почувствовал в этой ситуации?

Уровень 3. Чему я научился из нее?

Уровень 4. Какой опыт я могу извлечь из ситуации, чтобы вырасти и стать лучше?

Это упражнение позволяет глубоко проработать негативный опыт. Чем глубже уровень, на который мы спустились, тем выше шанс сделать особенно ценные находки, обнаружить новые смыслы.