Был ли Сталин грузинским абреком?

Первыми грузинскими марксистами стали несколько выпускников семинарии, которые продолжили обучение в Варшавском ветеринарном институте. В 1892 году в небольшом городке Квирили собрались 13 человек и основали социал-демократическую организацию «Месаме даси», что в переводе с грузинского означает «Третья группа». Лидером этой группы, в которую среди прочих вошли Кецховели, Чхеидзе, Цулукидзе и Джибладзе, стал Ной Жордания. Через пять лет организация достаточно окрепла и смогла легально издавать еженедельник «Квали» («Борозда»). Поскольку у «Месаме дасе» не было националистических целей, царские власти не считали ее опасной и позволяли действовать легально.

Примерно в 1896 году Иосиф Джугашвили примкнул к марксистскому кружку в семинарии. Через него Сосо познакомился с Цулукидзе и Кецховели, по настоянию которых начинает внимательно знакомиться с социалистический и марксисткой литературой. Но, подлинным наставником Сталина был Сильвестер Джибладзе, тот самый семинарист, который в 1886 году кинулся с ножом на ректора, когда он презрительно отозвался о Грузии и грузинах. Именно Джибладзе в 1898 году привел Иосифа Джугашвили в «Месаме дасе» и поручил ему вести агитацию среди рабочих. Воодушевленный Сосо навестил Жорданию и заявил, что готов бросить семинарию для того, чтобы вести революционную работу. Руководитель «Месаме дасе» отклонил предложение молодого человека, посоветовав ему закончить учебу и получить образование. Тем не менее, в мае 1898 года Джугашвили не явился на экзамены и был отчислен из семинарии.

Летом он на несколько месяцев провел в Гори, а с наступлением осени вернулся в Тифлис и поступил на работу в физический обсерватории, где ему была предоставлена служебная квартира. Теперь, имея массу свободного времени и работу для прикрытия, Сосо Джугашвили полностью посвятил себя нелегальной деятельности. Сам ход истории подсказывать молодому Сосо, что он выбрал правильный путь – как известно, Сталин ошибался очень редко. В официальной биографии Иосифа Виссарионовича сказано, что с самого начала своей революционной деятельности в «Месаме дасе» будущий вождь стоял на левых позициях, противостоя правой группировке Жордании и Джибладзе, которые впоследствии стали меньшевиками. Однако, правда состоит в том, что свою карьеру профессионального революционера Сталин начал как меньшевик. Об этом свидетельствует и опубликованная Троцким жандармская справка: «По вновь полученным мною агентурным сведениям Джугашвили был известен в организации под кличкой «Сосо» или «Коба», с 1902 года работал в социал-демократической партийной организации, сначала меньшевиком, а потом большевиком». В «Месаме дасе» Иосиф Джугашвили занимался элементарной пропагандой социализма среди тифлисских рабочих, что не требовало особенных умственных усилий. До работы в «Квали» его не допускали, поскольку Ной Жордания считал, что Сталина отсутствует необходимая подготовка для теоретической разработки марксизма. Но, очень скоро Сосо все таки начал печататься – летом 1901 года его ближайший друг Ладо Кецховели организовал в Баку подпольную типографию и начал издавать нелегальную газету «Брдзола» («Борьба»). Но, этому предшествовал ряд важных событий, которые нельзя обойти вниманием. На маевке, организованной «Месаме дасе» в 1900 году Джибладзе, Жордания и Сталин познакомились с железнодорожным рабочим Сергеем Аллилуевым, которому предстояло стать тестем «кремлевского горца».

В марте 1901 года полиция арестовала большую группу тифлисских социал-демократов. 21 марта на служебной квартире Джугашвили был произведен обыск. Однако, это не помешало Сосо появиться в обсерватории через неделю, спокойно собрать свои вещи, получить жалование и уехать в Гори. Хотя позднее советские историки будут утверждать, что именно со дня этого обыска Сталин перешел на нелегальное положение, доподлинно известно, что когда в год спустя полиция все-таки арестовала Джугашвили, он все еще жил под своим подлинным именем и пользовался настоящими, а не поддельными документами. Арест лидеров «Месаме дасе» временно выдвинул молодого Иосифа Джугашвили на более высокую ступень в организации. Он стал одним из главных организаторов первой открытой первомайской организации тифлисских рабочих, которая прошла 22 апреля 1901 года. Для разгона демонстрантов власти были вынуждены вызвать казаков, а в «Искре» появилась заметка, которая прочно закрепила Тифлис на карте российской социал-демократии. 11 ноябре 1901 года двадцать пять грузинских социал-демократа собрались на свою первую конференцию и выбрали Тифлисский комитет РСПРД. Среди девяти его членов оказался и Иосиф Джугашвили. В том же месяце в «Брздоле» появилась первая статья Сталина – «Российская социал-демократическая партия и ее задачи», написанная правда не без помощи Кецховели. Как и почти все последующие его произведения, эта статья не содержала каких-либо новых теоретических разработок, а имела чисто пропагандистский характер. Все его труде не несли следов серьезной научной работы над литературой, с головой выдавая автора как бессистемного самоучку, писавшего для сравнительно необразованных людей. В условиях начала ХХ века эта особенность имела первостепенное значение для революционера и пропагандиста.

При избрании Тифлисского комитета РСДРП впервые проявилась спесь Сталина, которые протестовал против того, чтобы в этот орган были избраны рабочие (себя он считал «интеллигентом»). По свидетельству очевидцев, Сосо поднялся со своего места и обратился к кандидатам-пролетариям: «Скажите честно, положа руку на сердце. Неужели вы считаете, что среди вас есть хоть один человек, способный работать в комитете?» В качестве главного аргумента Джугашвили привел следующий довод: если в комитет войдет хоть один рабочий, соблюдать конспирацию не будет никакой возможности – если по улице будут вместе идти несколько хорошо одетых людей в обществе рабочего, полиция сразу же обратит на это внимание. Но, несмотря на все возражения Сталина, в комитет были избраны три представителя тифлисского пролетариата, а будущий вождь по собственной просьбе был направлен в Батум для организации социалистической пропаганды среди рабочих.

В последние дни 1901 года Сосо прибыл в Батум и созвал совещание представителей местных социал-демократических кружков, на котором был избран комитет РСДРП, которые принялся обрабатывать рабочих на заводах Ротшильда и Матнашева. В конце февраля Сталин и его доверенное лицо рабочий Константин Канкелаки организовали забастовку на предприятии Ротшильда, в ответ на которую администрация объявила об увольнении около четырехсот рабочих. Через полторы недели, 8 марта 1902 года, несколько сотен рабочих вышли на демонстрацию и были арестованы полицией и стянутыми в город войсками. Батумская тюрьма была переполнена. На следующий день по распоряжению Джугашвили Константин Канкелаки вновь вывел рабочих на улицы города. Несколько тысяч человек окружили здание тюрьмы, которую охранял взвод солдат. Офицер приказ собравшимся разойтись, но в ответ из толпы полетели камни и рабочие попробовали разоружить солдат. После предупредительно залпа военные открыли огонь по толпе, убив около двадцати человек. Несмотря на то, что самого Сталина у тюрьмы не было, в тот же день был выписан ордер на его арест. 9 апреля 1902 года Сосо был арестован. По жандармы искали его в Батуме, Джугашвили успел съездить в Гори и предупредить мать, дядю и друга Иосифа Иремашвили, чтобы те подтвердили, что он провел на родине более полугода и никуда не отлучался до 15 марта. Но, алиби не сработало и, после длительного пребывания в тюрьмах Кутаиси и Батума, 9 июля 1903 года Иосиф Виссарионович Джугашвили, «уволенный из духовной семинарии, проживающий без письменного вида, без определенных занятий, а также без квартиры», за преступление против государственного строя Российской империи был приговорен в ссылке в Восточную Сибирь под полицейский надзор на три года. Через месяц после вынесения этого приговора караульный Тифлисской тюрьмы застрелил при попытке к бегству Ладо Кецховели.