Как Борман спас Гитлера и подобрал геспапо-Мюллера

С самого начала своей карьеры в нацистской партии Мартин Борман убедился, что его место – за письменным столом. Он не имел ни малейших данных, чтобы претендовать на роль публичного политика. Первая его попытка прочитать речь перед несколькими десятками подвыпивших слушателей в одной из веймарских пивных оказалась последней. Выяснилось, что Борман начисто лишен ораторских способностей и не в силах связно излагать свои мысли перед аудиторией. Вряд ли это открытие обрадовало молодого и амбициозного наци, но изменить что-либо Борман был не в силах – ему была отведена роль «серого кардинала», паука, плетущего сеть, сидя в самом темном и пыльном углу комнаты, куда даже в ясный день не могут добраться лучи солнца. Однако, карьеру в политике можно сделать по-разному: один доводит до истерики толпу на площади, второй идет наверх, хлюпая сапогами в лужах крови своих врагов, а третий сидит за письменным столом, изобретая изощренные интриги. Каждому – свое. Только вот конец у подобных деятелей один: петля на шею или пуля в затылок

Активная и довольно успешная администраторская деятельность Бормана не долго оставалась незамеченной в руководстве НСДАП. В октябре 1928 года глава штурмовиков Пфеффер фон Заломон вызвал его в Мюнхен и назначил шефом страхового отдела СА. Мартин Борман не имел ни звания, ни опыта командования боевыми отрядами, но оказался единственным членом штаба штурмовиков, который был в состоянии взять на себя весь груз бумажной работы. Ему не нужно было вести коричневые колонны на бой с коммунистами и социал-демократами, в его руках оказались финансы СА, власть над которыми была по-ценнее командования батальоном.

В штабе СА мало кто догадывался, насколько могущественное оружие получил Борман. В течении года он смог не только создать эффективно действующую систему страхования штурмовиков, но и превратил «Фонд пособий» в бездонный денежный мешок, способный удовлетворить все финансовые потребности фюрера. С его подачи Гитлер издал распоряжение, согласно которому каждый член партии был обязан ежемесячно вносить с кассу страхования СА 30 пфеннигов. Затем фюрер дал Борману право самому определять необходимость выплаты пособия и размер оного. Так Мартин Борман получил реальную власть над деньгами партии. Однако, нацистские бонзы по-прежнему не воспринимали его всерьез.

Чтобы закрепить свои позиции Мартин Борман пошел на шаг, не отличавшийся особой оригинальностью, но проверенный многими поколениями карьеристов – он выгодно женился. Его супругой стала Герда Бух, дочь отставного майора Вальтера Буха, члена НСДАП с 1922 года, участника мюнхенского путча, депутата Рейхстага, исполнявшего обязанности главы партийного суда. Теперь Мартин Борман оказался вхож в ближний круг Гитлера. Вскоре после свадьбы шефу «Фонда пособий» подвернулся еще один случай продемонстрировать свою бюрократическую смекалку: ему было поручено отладить финансовые аспекты деятельности набиравшей силу СС. Здесь Борман не только подтвердил свою репутацию финансового мага, но и завел дружеские отношения с Гиммлером, который очень скоро превратился в его верного союзника. После выполнения этого задания фюрера Мартин Борман вышел из штаба СА, оставив за собой только пост главы «Фонда пособий»: уже тогда, столкнувшись с СС, он понял, что у штурмовиков нет будущего. Более того, еще до прихода нацистов к власти Мартин Борман начал «копать» под Рема, обвиняя нового шефа СА в аморальном поведении.

Гиммлер и Борман
Гиммлер и Борман

Недооценка «старыми борцами» личности Бормана нисколько не задевала последнего, но даже играла ему на руку: он смог без лишней суеты подобраться к Гитлеру, втереться к нему в доверие и стать незаменимым. Обеспечив себе прочный тыл в виде именитого тестя и «Фонда пособий», Борман был готов сделать рывок наверх, как только для этого сложатся благоприятные обстоятельства. И случай не заставил себя долго ждать.

Гелли Раубаль
Гелли Раубаль

18 сентября 1931 года во время очередного скандала Адольф Гитлер застрелил свою племянницу и любовницу Гелли Раубаль. Телохранители сразу же увезли фюрера, а на место преступления прибыл Борман, который и встретился со следователем баварской криминальной полиции Генрихом Мюллером. Мюллер был умным человеком, поэтому отказался взять деньги, но Борман смог убедить его замять дело, пообещав высокий пост в будущем. Прослужив в полиции более десяти лет и будучи профессионалом высокого класса, Генрих Мюллер «заслужил» только чин секретаря с жалким годовым окладом в 2500 марок. Сделка состоялась: Мюллер тщательно скрыл все следы преступления, объявив, что Гелли Раубаль покончила жизнь самоубийством, а Борман указал Гиммлеру на толкового следователя, которому в будущем наверняка найдется работа в только что созданной СД. Так Борман, стал спасителем фюрера и приобрел верного, преданного и очень полезного союзника.

Генрих Мюллер
Генрих Мюллер

Мартин Борман не только спас Адольфа Гитлера от второй судимости, перед этим он буквально купил фюрера. Шеф «Фонда пособий», умело используя скупость и честность казначея НСДАП Квасье Шварца, не желавшего расходовать партийные средства на нужды нацисткой верхушки, взял не себя финансирование всех прихотей Гитлера. У Бормана всегда были деньги, чтобы удовлетворить любое пожелание фюрера. Превратившись в личного казначея Адольфа Гитлера, Борман продолжал изыскивать все новые источники финансирования партии. В результате этих поисков он сошелся с представителями крупного бизнеса и смог убедить их раскошелиться в пользу нацистов.

Борман и Гесс
Борман и Гесс

В начале 1933 года многолетние старания Мартина Бормана были вознаграждены: Гитлер назначил его штабляйтером канцелярии НСДАП, заместителем Рудольфа Гесса, самого ближайшего друга и соратника фюрера.