Почему Турция не напала на СССР и ее не захватил ни Гитлер, ни Сталин

Гитлер объявил себя опорой восточных народов в борьбе с британским и французским колониализмом, но на деле стремился сперва использовать население этих стран в борьбе со своими главными противниками, а затем подчинить себе. В Берлине существовали оперативные планы захвата Турции, резидентура абвера активно действовала в Ираке, Иране, Афганистане и подбиралась к Индии. Все эти акции напрямую угрожали господству Англии и Франции на Востоке. В самой Турции, Иране и Афганистане осело довольно много политических эмигрантов-мусульман из бывшей Российской империи, которые готовы были сотрудничать с кем угодно, будь то абвер, Интеледженс Сервис или НКВД.

Сразу после начала Второй мировой войны сохранившие независимость страны Среднего Востока заявили о своем нейтралитете. Тем не менее, если положение Афганистана ввиду его удаленности было более-менее прочным, то Турция и особенно Иран оказались в центре политических интриг и игр разведслужб сражающихся сторон. Иранский правитель Реза шах симпатизировал Германии, и именно это до поры до времени спасало его страну от оккупации советскими войсками, но долго так продолжаться не могло. Москве было необходимо прикрыть нефтяные промыслы Закавказья, так что оккупация Ирана являлась только вопросом времени.

Вопрос о Турции стал камнем преткновения между Сталиным и Гитлером. После того, как Германия не согласилась на уступку СССР Болгарии и создание советских баз в Дарданеллах, Москва отказалась вступить в Тройственный пакт. Гитлер имел собственные планы в отношении Турции и не собирался уступать ее Сталину. В начале 1941 г. германское командование приступило к разработке оперативного плана по захвату Турции, который позднее получил кодовое наименования «Гертруда».

Единственное направление восточной внешней политики, по которому Третий рейх и СССР смогли прийти к некоторому соглашения, были Индия и Афганистан. Сталин позволил немецким разведслужбам использовать территорию СССР для работы в Афганистане. При помощи советского посольства в Кабуле через территорию СССР весной 1941 г. немцы вывезли в Германию Чандра Боса. Благодаря советской поддержке в 1939 – 1941 гг. СС смогли организовать экспедиции в Тибет, впоследствии давшие почву для многочисленных теософских спекуляций.

После нападения Германии на СССР расклад политических сил на Востоке коренным образом изменился, что мгновенно решило судьбу Ирана. В конце августа 1941 г. войска Закавказского фронта вошли в Южный Азербайджан, с другой стороны Каспия в Иран зашла 53-я отдельная армия Среднеазиатского ВО. Одновременно юг Ирана был оккупирован британскими войсками. Реза шах отрекся от престола, передав трон своему сыну Мухаммеду Резе Пехлеви. Одновременно в Афганистане была нейтрализована большая часть немецкой агентуры. Король Захир-шах, имея перед глазами наглядный пример Ирана, оказал самую активную помощь в ликвидации афганской сети абвера.

В довольно щекотливом положении оказалась Турция. С одной стороны, Анкара заявила о своем нейтралитете и поддерживала тесные отношения с Англией и Францией. С другой стороны, 18 июня 1941 г. Турция подписала с Германией договор «О дружбе и ненападении» Страна оказалась между двух огней, под угрозой вторжения как Германии, так и СССР при поддержке его западных союзников. Тем не менее, на протяжении всей войны Анкара не предпринимала враждебных действий в отношении Москвы. В самое тяжелое для Сталина время, когда немцы стояли в Сталинграде и вели бои за перевалы на Кавказе, турецкая армия была сосредоточена вдоль советской границы с целью взять под свой контроль Азербайджан после кружения советской власти. Турция опасалась, что после падения СССР Германия возьмется за реализацию оперативного плана «Гертруда», который стоял на повестке дня вплоть до 1944 г., когда советские войска заняли Болгарию.

Во 2 пол. 1943 г. под предлогом обеспечения безопасности Тегеранской конференции советская администрация полностью подчинила себе свою оккупированную часть Ирана. Несмотря на подписанный в 1942 г. договор Сталин не собирался после окончания войны уходить из страны и готовил включение Северного Ирана в состав СССР. Кроме того, эти территории должны были стать плацдармом для нападения на Турцию. Одновременно Москва активно разрабатывала курдскую проблему. Имея давние связи с курдами, после ввода РККА в Иран коммунисты всячески поддерживали движение за независимость Восточного Курдистана, расположенного в незанятой союзными войсками части страны. Кроме того, велась работа в занятом британцами Ираке, где были сильны позиции дружественного Москве курдского клана Барзани, и в турецком Западном Курдистане.

После ввода советских войск в Болгарию, в Анкаре решили не дожидаться дальнейшего развития событий. Нейтралитет становился слишком опасным, и в феврале 1945 г. Турция объявила войну Германии. Сталин немедленно разорвал советско-турецкий пакт о ненападении, и начал переговоры о заключении нового договора. Речь шла о возвращении земель, переданных Турции по договору 1921 года, т.е. о возвращении границы 1878 г., когда Карс был российским.

Эти требования были поддержаны руководством Грузинской и Армянской ССР. Более того, армянское руководство настаивало на передачи им гораздо больших турецких территорий вплоть до Эрзурума, а в Тбилиси хотели получить Черноморское побережья до Трабзона и далее. Также СССР настаивал на предоставлении ему военно-морской базы в Проливах, чтобы полностью контролировать проход в Черное море. На Потсдамской конференции по этому вопросу Сталин не получил открытой поддержки от США и Великобритании, но и открытого сопротивления его требованиям не было, стороны приняли обтекаемую формулировку, по которой вопрос о проливах должен быть решен в ходе дальнейших переговоров.

В августе 1946 года СССР открыто потребовал от Турции пересмотреть статус Проливов. Но, начавшаяся в марте того же года Холодная война, в которой Турция сразу же встала на сторону Запада, помогла ей отвергнуть эту ноту. Сталин не рискнул начать войну, поскольку Турция получила гарантии военной помощи от западных союзников, а после того, как в 1952 году страна вступила в НАТО, вопрос о территориальных претензиях отпал сам собой.