ТОП-5 интересных отмен судебных актов Арбитражным судом Московского округа за январь-февраль 2018 года

08.04.2018

ТОП-5 ОТМЕН АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА И

ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ЗА ЯНВАРЬ 2018 ГОДА.

Нами проанализирована судебная практика Арбитражного суда Московского округа и

Верховного Суда Российской Федерации начала 2018 года и по результатам юристы Содружества

Земельных Юристов готовы пред

Суд кассационной инстанции, отменяя акты предыдущих инстанций и направляя дело на

новое рассмотрение в суд первой инстанции, указывает, что при принятии обжалуемых судебных

актов судами не было учтено следующее.

В пункте 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от

17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса

Российской Федерации об аренде» (в редакции Постановления от 25.01.2013 № 13) разъяснено, что

арендодатель по договору, к которому подлежит применению регулируемая арендная плата, вправе

требовать ее внесения в размере, установленном на соответствующий период регулирующим

органом; при этом дополнительного изменения договора аренды не требуется.

Судами не дана оценка доводам истца о том, что кадастровая стоимость арендуемого

ответчиком земельного участка за период, начиная с 01.01.2015, установлена постановлением

Правительства Москвы от 21.11.2014 № 687-ПП «Об утверждении результатов государственной

кадастровой оценки земель города Москвы», об изменении кадастровой стоимости земельного

участка и размере арендной платы ответчик был уведомлен в установленном договором порядке.

Учитывая изложенное, выводы судов об отсутствии у ответчика задолженности перед истцом

по уплате арендных платежей по договору со ссылкой на вступившее в законную силу решение

Арбитражного суда города Москвы от 21.12.2016 по делу № А40-107140/14, которым установлена

кадастровая (рыночная) стоимость спорного земельного участка по состоянию на 2013 год, не могут

быть признаны обоснованными, принимая во внимание, что истцом в рамках настоящего дела

заявлены требования о взыскании арендной платы за пользование спорным земельным участком в

период с 1 квартала 2015 года по 30.06.2016.

В соответствии с частью 5 статьи 24.20 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об

оценочной деятельности в Российской Федерации» в случае изменения кадастровой стоимости по

решению комиссии или суда в порядке, установленном статьей 24.18 настоящего Федерального

закона, сведения о кадастровой стоимости, установленной решением комиссии или суда,

применяются для целей, предусмотренных законодательством Российской Федерации, с 1 января

календарного года, в котором подано соответствующее заявление о пересмотре кадастровой

стоимости, но не ранее даты внесения в государственный кадастр недвижимости кадастровой

стоимости, которая являлась предметом оспаривания.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 16 Постановления Пленума

Верховного Суда Российской Федерации от 30.06.2015 № 28 «О некоторых вопросах, возникающих

при рассмотрении судами дел об оспаривании результатов определения кадастровой стоимости

объектов недвижимости», необходимо учитывать, что в случае утверждения и внесения в ходе

рассмотрения дела в государственный кадастр недвижимости результатов очередной кадастровой

оценки, применимых к спорному объекту недвижимости, заявитель не вправе изменить требования

в порядке части 1 статьи 39 ГПК РФ, части 1 статьи 46 КАС РФ и оспорить результаты очередной

кадастровой оценки. В таком случае заявитель вправе обратиться в суд с самостоятельным

требованием при условии соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, когда это

установлено законом, и представления соответствующих доказательств.

В пункте 18 названного Постановления разъяснено, что при рассмотрении дел о пересмотре

кадастровой стоимости судам следует иметь в виду особенности действия во времени нормативного

правового акта об утверждении результатов государственной кадастровой оценки. Для целей, не

связанных с налогообложением (например, для выкупа объекта недвижимости или для исчисления

арендной платы), указанные нормативные правовые акты действуют во времени с момента

вступления их в силу.

3

С указанного момента результаты определения кадастровой стоимости в рамках проведения

государственной кадастровой оценки считаются утвержденными, однако могут быть использованы

с даты внесения сведений о кадастровой стоимости в государственный кадастр недвижимости, за

исключением случаев, предусмотренных абзацами четвертым - шестым статьи 24.20 Закона об

оценочной деятельности.

В пункте 28 названного Постановления разъяснено, что для иных, предусмотренных

законодательством целей, например, для определения арендной платы и выкупной цены,

исчисляемых из кадастровой стоимости, установленная судом кадастровая стоимость применяется

с 1 января календарного года, в котором подано заявление о пересмотре кадастровой стоимости, до

даты внесения очередных результатов определения кадастровой стоимости в государственный

кадастр недвижимости (абзацы третий и пятый статьи 24.20 Закона об оценочной деятельности).

При этом следует иметь в виду, что изменение кадастровой стоимости в период рассмотрения дела

в суде апелляционной или кассационной инстанции не является основанием для прекращения

производства по делу, прекращения производства по апелляционной или кассационной жалобе

(представлению) (пункт 29 Постановления от 30.06.2015 № 28).

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, установить все обстоятельства,

входящие в предмет доказывания, в том числе, была ли оспорена ответчиком в установленном

законом порядке кадастровая стоимость спорного земельного участка, установленная на 2015 и

2016 годы, были ли внесены изменения в государственный кадастр недвижимости в части

кадастровой стоимости спорного земельного участка на указанные годы, размер арендной платы за

спорный период, факт ее уплаты/неуплаты ответчиком, наличие/отсутствие оснований для

начисления неустойки в соответствии с положениями статьи 330 Гражданского кодекса Российской

Федерации.

Дело № А40-5379/2017

Постановление АС МО от 24 января 2018 г.

Судьи: Кобылянский В.В., Бочарова Н.Н., Ядренцева М.Д.

ООО «Вероника-2» обратилось в Арбитражный суд города Москвы к Департаменту

городского имущества города Москвы (далее – Департамент) с иском о взыскании убытков

(упущенной выгоды) в размере 22 391 655 руб.

Решением Арбитражного суда города Москвы, оставленным без изменения постановлением

Девятого арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Из материалов дела следует, что решением Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2016

по делу № А40-233728/15, являющимся преюдициальным судебным актом для настоящего дела,

установлено, что между Деп

озеленение и с содержанием нулевых показателей этажности строения, процента застройки

земельного участка и плотности застройки, исключающих какое-либо строительство на данном

земельном участке.

В связи с объективной невозможностью осуществления строительства на вышеуказанном

земельном участке, а также в связи с существенным изменением обстоятельств, из которых стороны

исходили при заключении договора аренды, истец 22.09.2015 направил в адрес ответчика

предложение о расторжении договора аренды на условиях полного возмещения истцу расходов,

понесенных в связи с исполнением договора аренды, однако ответчик от расторжения договора и

возмещения понесенных расходов отказался.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда города Москвы от 25.04.2016 по

делу № А40-233728/15 вышеуказанный договор, заключенный между сторонами, был расторгнут,

при этом с ответчика в пользу истца были взысканы расходы, связанные с исполнением договора

аренды в размере 1 038 719,60 руб., а также плата за право на заключение договора аренды в размере

22 860 000 руб.

Исковые требования основаны на статьях 15, 393, 612 Гражданского кодекса Российской

Федерации и мотивированы тем, что в связи с расторжением договора аренды истец утратил

возможность построить малую гостиницу, как было предусмотрено условиями договора,

вследствие чего утратил возможность извлекать прибыль от запланированного к строительству

объекта (гостиницы), что привело к появлению у истца упущенной выгоды, выразившейся в

размере действительного валового дохода, неполученного от сдачи номеров гостиницы.

В обоснование заявленной суммы убытков (упущенной выгоды) истцом предоставлен отчет

об оценке рыночной стоимости права на заключение договора аренды земельного участка,

содержащий расчет убытков.

Отказывая в иске, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что истцом не

представлены достоверные доказательства возникновения у него убытков в виде упущенной

выгоды, в том числе в размере заявленной к взысканию суммы, а также не представлены

объективные доказательства реальности (неизбежности) получения дохода в заявленном размере;

истцом также не доказан и тот факт, что допущенное ответчиком нарушение явилось единственным

препятствием, не позволившим ему получить соответствующие доходы; иных доказательств,

безусловно подтверждающих тот факт, что истец мог и должен был получить доходы от сдачи

помещений предполагаемой к возведению гостиницы, также не представлено.

Суд кассационной инстанции, отменяя принятые судебные акты и направляя дело на новое

рассмотрение в суд первой инстанции, указывает, что судами не было учтено следующее.

Как разъяснено в пункте 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации

от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой

Гражданского кодекса Российской Федерации», размер подлежащих возмещению убытков должен

быть установлен с разумной степенью достоверности. По смыслу пункта 1 статьи 15 Гражданского

кодекса Российской Федерации в удовлетворении требования о возмещении убытков нельзя

отказать только на том основании, что их точный размер невозможно установить. В этом случае

размер убытков, подлежащих возмещению, определяет суд с учетом всех обстоятельств дела,

исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению.

Аналогичные разъяснения содержатся в пункте 4 Постановления Пленума Верховного Суда

Российской Федерации от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений

Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

В пункте 3 Постановления Пленума от 24.03.2016 № 7 разъяснено, что при определении

размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и

5

сделанные с этой целью приготовления (пункт 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской

Федерации).

В то же время в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не

только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие

доказательства возможности ее извлечения.

В пункте 14 Постановления Пленума от 23.06.2015 № 25 разъяснено, что по смыслу статьи 15

Гражданского кодекса Российской Федерации, упущенной выгодой является неполученный доход,

на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушено, если бы

нарушения не было.

Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении

споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет,

представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер.

Это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске.

Таким образом, недоказанность размера причиненного ущерба, в том числе, упущенной

выгоды, не отнесена законодательством к основаниям, которые позволяют не возлагать

гражданско-правовую ответственность на причинителя вреда. Суд наделен необходимыми

процессуальными возможностями, чтобы самостоятельно установить размер убытков.

При новом рассмотрении дела судом кассационной инстанции указано на необходимость

учесть все вышеизложенное, а также рассмотреть возможность проведения по делу

соответствующей судебной экспертизы.

Дело N А41-65936/2016

Определение ВС от 16 января 2018 г.

Судьи: Попов В.В., Грачева И.Л., Киселева О.В.

Администрация городского округа Химки Московской области обратилось в Арбитражный

суда Московской области с иском к ООО "Торис" (далее - общество) об обязании в течение месяца

с момента вступления решения суда в законную силу освободить земельные участки, а именно

снести возведенные на них объекты, а также обязать общество вернуть администрации

вышеуказанные земельные участки в рекультивированном состоянии, свободными от прав и

имущества третьих лиц.

Решением Арбитражного суда Московской области от 27.12.2016, оставленным без изменения

постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 12.04.2017 и постановлением

Арбитражного суда Московского округа от 04.07.2017, в удовлетворении исковых требований

отказано в полном объеме.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 04.12.2017 № 305-ЭС17-

14514 кассационная жалоба администрации вместе с делом переданы для рассмотрения Судебной

коллегией по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации, которая пришла к

выводу, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению, а принятые по делу судебные акты -

отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела и установлено судами, между администрацией и обществом

заключен договор от 24.02.1998 на право размещения торговых павильонов входного типа на

земельных участках. Договор заключен сроком на 15 лет.

По истечении срока действия договора при взаимном согласии сторон договор может быть

пролонгирован на следующий срок (пункт 2.2 договора).

6

Согласно пункту 3.2 договора заявитель обязуется произвести демонтаж павильонов и

рекультивацию земельных участков по истечении срока действия договора.

Администрация письменно уведомила ответчика о прекращении действия договора, направив

обществу уведомление, и предложила произвести демонтаж (снос) павильонов, указанных в пункте

1.1 договора, и рекультивацию земельных участков.

Общество отказало администрации в освобождении занимаемых в соответствии с договором

земельных участков, сославшись на то, что уведомление о прекращении действия договора

направлено на лишение общества права собственности на объекты недвижимого имущества,

возведенные на законных основаниях, общество как собственник объектов недвижимости обладает

исключительным правом на приобретение в собственность или в аренду земельных участков, на

которых они расположены.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды руководствовались положениями

статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пункта 1 статьи 222,

статей 130, пункта 1 статьи 271, пункта 2 статьи 450, статей 610, 619, 621 Гражданского кодекса

Российской Федерации, статей 22, 46 Земельного кодекса Российской Федерации и исходили из

отсутствия доказательств, подтверждающих наличие у спорных объектов признаков самовольной

постройки.

Суды, принимая во внимание, представленное обществом заключение специалиста, согласно

которому спорные объекты являются объектами недвижимости, указали, что возведение

ответчиком спорных объектов (капитальных строений) согласовано с истцом, строительство

осуществлено на основании разрешительных документов и в соответствии с законодательством,

действовавшим в период их возведения, и разрешительные документы на спорные объекты не

содержат указание на временный характер строений.

Между тем суды не учли следующее.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании

условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов

и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем

сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой данной статьи, не позволяют определить

содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели

договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая

предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных

отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Согласно условиям договора, обществу было предоставлено право размещения

некапитальных объектов, которые подлежали демонтажу по истечении срока его действия и вывод

судов о том, что акты государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию

законченных строительством спорных павильонов не содержат указание на временный характер

указанных строений, сделан без учета оценки условий договора и имеющихся в деле доказательств.

В материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие разрешение обществу

осуществлять строительство капитальных объектов.

Земельные участки в аренду не предоставлялись. В договоре от 24.02.1998 № 76 отсутствуют

условия, обязательные при заключении договора аренды, в том числе позволяющие

идентифицировать земельные участки.

Общество уплатило однократно платежи, предусмотренные договором за право размещения

торговых павильонов, в материалах дела отсутствуют сведения о платежах за пользование

земельными участками.

7

Подписывая договор, ответчик соглашался с техническими характеристиками торговых

павильонов, которые ему было разрешено разместить по указанным адресам, и принимал на себя

обязательства возвратить земельный участок по окончании срока его действия в освобожденном от

построек виде.

Кроме того, суды неправильно применили нормы права, подлежащие применению - статьи 6

и 33 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и

сделок с ним", указав, что государственная регистрация права собственности общества являлась

необязательной, поскольку торговые павильоны были построены в декабре 1997 года, что

подтверждается соответствующими актами государственной приемочной комиссии о приемке в

эксплуатацию законченных строительством объектов от 17.03.1998, постановлением Главы

Химкинского района от 24.04.1998 № 597 "Об утверждении акта по приемке в эксплуатацию

торговых павильонов в г. Химки".

Суды не применили положения пункта 6 статьи 33 Федерального закона "О государственной

регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (действовавшей до 03.07.2016 года),

в соответствии с которыми настоящий Федеральный закон применяется к правоотношениям,

возникшим после введения его в действие. По правоотношениям, возникшим до введения

настоящего Федерального закона в действие, он применяется к тем правам и обязательствам,

которые возникнут после введения его в действие.

Пунктом 1 статьи 6 Федерального закона "О государственной регистрации прав на

недвижимое имущество и сделок с ним" права на недвижимое имущество, возникшие до момента

вступления в силу настоящего Федерального закона (31.01.1998), признаются юридически

действительными при отсутствии их государственной регистрации, введенной настоящим

Федеральным законом. Государственная регистрация таких прав проводится по желанию их

обладателей.

Договор между администрацией и обществом был заключен 24.02.1998.

При этом суды не указали, на основании каких доказательств пришли к выводу о

возникновении у общества прав на торговые павильоны как на объекты недвижимого имущества

до 31.01.1998.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

считает, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене на основании части 1 статьи 291.11

Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятые с существенными

нарушениями норм материального и процессуального права, повлиявшими на исход дела, а дело -

направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Дело № А40-217973/2016

Постановление АС МО от 15.01.2018

Судьи: Нечаев С.В., Дунаева Н.Ю., Денисова Н.Д

Департамент городского имущества города Москвы (далее - Департамент) обратился в

Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Управлению Федеральной службы

государственной регистрации, кадастра и картографии по Москве (далее - Управление Росреестра)

о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации права собственности

на объект недвижимого имущества - нежилое здание и обязании осуществить регистрацию права

собственности.

8

Решением Арбитражного суда города Москвы в удовлетворении заявленных требований

отказано. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного решение суда первой

инстанции оставлено без изменения.

Суд кассационной инстанции считает решение и постановление подлежащими отмене, а дело

– направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции исходя из следующего.

Как было установлено судами, заявитель обратился в Управление Росреестра по Москве с

заявлением о государственной регистрации права собственности на объект недвижимого

имущества.

В качестве правоустанавливающих документов заявителем в регистрирующий орган

представлены распоряжение Правительства Москвы о передаче в безвозмездное пользование

Подворье Патриарха Московского и всея Руси Храма Всех Святых во Всехсвятском на Соколе, а

также распоряжение Префекта Северного административного округа города Москвы об

утверждении акта приемочной комиссии по приемке в эксплуатацию Мемориальной зоны

Братского кладбища, включающей вновь построенные здания часовни и сторожки. В Управление

Росреестра представлен акт государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию

законченного строительством объекта.

Управление Росреестра сообщило об отказе в государственной регистрации права

собственности на объект недвижимого имущества, сославшись на абз. 10, 11 п. 1 ст. 20

Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое

имущество и сделок с ним».

Управление Росреестра указало, что из представленных на регистрацию документов, в том

числе акта государственной приемочной комиссии о приемке в эксплуатацию законченного

строительством объекта невозможно идентифицировать представленный на регистрацию объект,

ввиду отсутствия в акте его характеристик.

Суды первой и апелляционной инстанций согласились с доводами регистрирующего органа.

Между тем судами не учтено следующее.

Как следует из материалов дела, распоряжением Префекта Северного административного

округа города Москвы утвержден акт государственной приемочной комиссии по приемке в

эксплуатацию Мемориальной зоны Братского воинского кладбища, включающей вновь

построенные здания часовни и сторожки.

Оба объекта недвижимости – часовня и сторожка были переданы Правительством Москвы в

безвозмездное пользование Подворью Патриарха Московского и всея Руси Храма Всех Святых во

Всехсвятском на Соколе г. Москвы.

В материалы дела представлена выписка из единого государственного реестра прав на

недвижимое имущество и сделок с ним, согласно которой право собственности города Москвы на

здание часовни было зарегистрировано за истцом.

Однако в регистрации права собственности города Москвы на здание сторожки, принятое в

эксплуатацию одновременно с принятием в эксплуатацию здания часовни, регистрирующим

органом было отказано со ссылкой на то, что акт не содержит сведений о технических

характеристиках объекта и не подтверждает факт создания спорного объекта.

Судебная коллегия также отмечает, что спорный объект поставлен на кадастровый учет и ему

присвоен кадастровый номер.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1 ГК РФ гражданское законодательство основывается на

признании равенства участников регулируемых им отношений. Государственным органом нарушен

принцип равенства, предусматривающий помимо прочего, единообразное применение закона в

сходных ситуациях.

9

При таких обстоятельствах, исходя из принципов правовой определенности и равенства прав

всех участников гражданско-правовых отношений, закрепленных в том числе в пункте 1 статьи 1

ГК РФ, судебная коллегия считает, что в данном случае права и законные интересы Департамента

подлежат судебной защите путем признания незаконным решения Управления Росреестра об отказе

в государственной регистрации права собственности на объект недвижимого имущества, а также

судебного понуждения совершить регистрационные действия.

Дело № А40-38790/2017

Постановление АС МО 16.01.2018

Судьи: Краснова С.В., Нечаев С.В., Петрова Е.А.

ООО «Знамя» (далее – общество, истец) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с

исковым заявлением к Департаменту городского имущества города Москвы (далее – Департамент,

ответчик) об обязании заключить с ООО "Знамя" договор купли-продажи нежилых помещений с

условием об оплате в рассрочку сроком на 5 лет посредством ежеквартальных выплат в равных

долях и с условием о регистрации ипотеки в силу закона на условиях прилагаемого проекта

договора купли-продажи.

Решением Арбитражного суда города Москвы в удовлетворении исковых требований

отказано. Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда решение суда оставлено

без изменения, апелляционная жалоба общества – без удовлетворения.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отмене оспариваемых судебных актов с

направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, исходя из следующего.

Арендатор обратился в Департамент с заявлением о получении государственной услуги –

возмездного отчуждения имущества, арендуемого субъектами малого и среднего

предпринимательства, из государственной собственности города Москвы.

Департамент дважды приостанавливал предоставление данной государственной услуги «для

обеспечения внесения сведений о вновь созданном объекте недвижимости в результате разделения

ранее учтенного в государственном кадастре недвижимости».

Поскольку срок предоставления государственной услуги истек, общество направило в

Департамент требование о заключении договора купли-продажи, приложив проект договора.

Ответчик отказал истцу в заключении договора купли-продажи, ссылаясь на то, что

арендуемые обществом помещения переданы на праве хозяйственного ведения Государственному

унитарному предприятию города Москвы "РЭМ" (ранее – ГУП «Московское имущество»).

Согласно реестру субъектов малого и среднего предпринимательства Москвы, истец является

субъектом малого предпринимательства. Субъекты малого и среднего предпринимательства имеют

преимущественное право на приобретение арендуемого имущества только при соответствии

критериям, установленным в статье 3 Закона № 159-ФЗ.

Статьей 4 Закона № 159-ФЗ предусмотрена обязанность органа местного самоуправления

заключить договор купли-продажи с субъектом малого и среднего предпринимательства в

отношении арендуемого объекта муниципальной собственности.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 13

Информационного письма № 134 указал, что по смыслу Закона право на приобретение не может

быть реализовано в порядке, предусмотренном частью 2 статьи 9 Закона, если арендуемое

имущество принадлежит унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения.

10

Проверяя основания для отказа в реализации преимущественного права на приобретение

арендуемого имущества и правомерность распоряжения Департамента о закреплении спорного

имущества на праве хозяйственного ведения за ГУП "РЭМ", судам следовало руководствоваться

положениями статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, Закона № 159-ФЗ, а также

учитывать разъяснения, изложенные в пунктах 1 и 5 Информационного письма Президиума

Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 05.11.2009 № 134, согласно которым

совершение Департаментом действий, направленных на воспрепятствование обществу в

реализации имеющегося у него преимущественного п

ТОП-5 ОТМЕН АРБИТРАЖНОГО СУДА МОСКОВСКОГО ОКРУГА ЗА ФЕВРАЛЬ

2018 ГОДА.

Споры, связанные с применением земельного законодательства, относятся к категории особо

сложных дел. Практика арбитражных судов по многим вопросам неоднозначна и вызывает много

полемики у юристов. В данной статье мы представляем пять наиболее интересных судебных

решений Арбитражного суда Московского округа за февраль 2018 года.

Дело № 1: «Истечение срока договора аренды помещения препятствует его выкупу».

Судьи: Краснова С.В., Денисова Н.Д., Петрова Е.А.

Дело № А40-188699/2014

Общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы к Департаменту городского

имущества города Москвы (далее – Департамент) с заявлением о признании незаконным отказа в

реализации преимущественного права выкупа нежилого помещения; об обязании устранить

допущенные нарушения прав и законных интересов Общества путем предоставления Обществу

договора купли-продажи нежилого помещения.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда

апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Постановлением АС МО судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявления

отказано. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда отменено, суд признал

незаконным оспариваемый отказ и обязал заинтересованное лицо устранить нарушение прав и

законных интересов заявителя путем направления договора купли-продажи арендованного

имущества.

АС МО отменил судебный акт суда апелляционной инстанции и оставил в силе Решение суда

первой инстанции.

Рассматривая настоящее дело по существу, суд первой инстанции правильно установил, что

Общество не отвечает критериям Федерального закона от 22.07.2008 N159-ФЗ "Об особенностях

отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов

Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и

среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты

Российской Федерации", поскольку правоотношения по договору аренды прекращены в октябре

2014, и на момент получения оспариваемого отказа, направленного в установленный срок,

Общество не являлось арендатором спорного помещения.

Суд первой инстанции в решении указал на то, что в соответствии с положениями пункта

5.4.17 договора аренды арендатор не исполнил обязанность по обращению к арендодателю с

заявлением о заключении договора на новый срок за месяц до окончания срока действия договора,

и изъявил свое желание выкупить арендуемое помещение лишь за 10 дней до срока окончания

договора.

Согласно разъяснениям, содержащимся в абзацах 6 и 7 пункта 1 Информационного письма

№134, при применении положений статьи 3 Закона №159-ФЗ арбитражным судам следует иметь в

виду, что субъект малого или среднего предпринимательства пользуется правом на приобретение

только при условии, что он является арендатором по договору аренды недвижимого имущества

(заключенному как с указанием срока аренды, так и на неопределенный срок), действующему на

12

момент принятия соответствующим органом решения о приватизации данного имущества (в том

числе и по договору аренды, действие которого возобновлено на неопределенный срок по правилам

пункта 2 статьи 621 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если на момент принятия решения о приватизации недвижимого имущества срок договора его

аренды истек, но арендатор, несмотря на возражения со стороны арендодателя, не вернул

имущество арендодателю, права на приобретение у него не возникает.

Согласно пункту 5 Информационного письма №134 суд вправе признать наличие у арендатора

права на приобретение в случае, когда договор аренды был прекращен в одностороннем порядке

арендодателем, действовавшим исключительно с целью воспрепятствования реализации

арендатором права на приобретение (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), как

то: имущество, являющееся объектом договора аренды, было внесено в уставный капитал

хозяйственного общества или передано унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения,

включено в утвержденный в соответствии с частью 4 статьи 18 Федерального закона "О развитии

малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" перечень государственного или

муниципального имущества, предназначенного для передачи во владение и (или) пользование

субъектам малого и среднего предпринимательства).

Между тем такие обстоятельства ни судом первой, ни судом апелляционной инстанции

установлены не были.

Поскольку на момент ответа Департамента договор аренды помещения не действовал, так как

был прекращен истечением срока, вопреки выводу суда апелляционной инстанции, у Общества не

возникло право на выкуп, а у Департамента не возникло обязанности по принятию положительного

решения по заявлению на выкуп.

Аналогичная правовая позиция изложена в Определении Верховного Суда Российской

Федерации от 25.09.2017 №305-ЭС17-5425 по делу №А40- 231248/2015.

Дело № 2: «В двух спорах об убытках с Департаментом и Обществом с аналогичными

фактическими обстоятельствами были приняты противоположные решения».

Судьи: Кобылянский В.В., Бочарова Н.Н., Калинина Н.С.

Дело № А40-28563/2017

Общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы к Департаменту городского

имущества города Москвы (далее - ответчик, Департамент) с иском о взыскании убытков в виде

излишне уплаченной арендной платы.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением суда

апелляционной инстанции, в удовлетворении иска отказано.

АС МО отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое

рассмотрение.

Отказывая в иске, суд первой инстанции исходил из того, что право на взыскание с

Департамента убытков возникло у Общества не ранее момента, когда бездействие Департамента по

заключению с Обществом договора купли-продажи нежилого помещения было признано судом не

соответствующим Федеральному закону от 22.07.2008 № 159-ФЗ, то есть, не ранее октября 2015

года и до момента заключения договора купли-продажи между сторонами; Истец просил суд

взыскать убытки в виде внесенных арендных платежей за период с августа 2014 по январь 2015,

предшествующий вышеозначенной дате, тогда как в данный период он обязан был вносить

арендную плату по договору аренды в порядке статей 606, 614 Гражданского кодекса Российской

13

Федерации, ввиду чего платежи в обозначенный Истцом период не могут быть квалифицированы

судом как убытки.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.

Между тем, судами не установлено, в какой срок должен был быть заключен договор купли-

продажи арендуемых Истцом помещений.

При этом в случае неисполнения Департаментом требований Федерального закона от

22.07.2008 № 159-ФЗ и не заключением с Обществом договора купли-продажи в установленный

названным Законом срок, дополнительные расходы Общества в виде арендных платежей за период,

после истечения предельного срока заключения договора купли-продажи и до момента его

заключения являются убытками Истца.

Как следует из официального сайта «Картотека арбитражных дел» в сети Интернет, по делу

№ А40-78096/17 с Департамента в пользу Общества взысканы убытки в виде излишне уплаченной

арендной платы.

При этом суды при рассмотрении указанного дела с учетом обстоятельств, установленных

судами по делу № А40-97822/14, исходили из того, что требования Общества, мотивированные тем,

что в результате незаконного бездействия ответчика в предоставлении преимущественного права

на приобретение в собственность нежилых помещений, Истец был вынужден вносить арендные

платежи, размер внесенных арендных платежей и составил размер убытков, являются

обоснованными, поскольку Департамент должен был обеспечить заключение договора купли-

продажи арендуемого имущества не позднее июля 2014 года, таким образом, предельным сроком

для заключения договора купли-продажи, и как следствием сроком для начала убытков является

август 2014.

Таким образом, судами первой и апелляционной инстанций в 2017 году были рассмотрены два

спора об убытках между Департаментом и Обществом с аналогичными фактическими

обстоятельствами, однако, были приняты противоположные, по сути, решения.

Учитывая изложенное, выводы судов о недоказанности Истцом наличия вины Ответчика и

причинно-следственной связи между бездействием Ответчика и убытками Истца в виде излишне

уплаченной арендной платы, о том, что в период с августа 2014 и до января 2015 Истец обязан был

вносить арендную плату, нельзя признать обоснованными.

Дело № 3: «Суды проверили подлинность подписи директора без экспертизы и не учли

нормы права о последующем одобрении сделки»

Судьи: Калинина Н.С., Бочарова Н.Н., Кобылянский В.В.

Дело № А40-33563/2017

Индивидуальный предприниматель (далее - ИП, истец) обратилась в Арбитражный суд города

Москвы с исковым заявлением о взыскании с Общества (далее – ответчик) задолженности по

договору на оказание юридических услуг.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением суда

апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований отказано.

АС МО отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое

рассмотрение.

Как установлено судом кассационной инстанции при проверке доводов кассационной жалобы,

в обоснование доказательств фактического оказания услуг Истцом представлены соответствующие

акты.

14

Ответчиком, в свою очередь, заявлено ходатайство об их фальсификации со ссылкой на то,

что подпись генерального директора в актах принадлежит иному лицу.

Суд первой инстанции, с выводами которого согласился апелляционный суд, в

удовлетворении ходатайства Ответчика о назначении по делу почерковедческой экспертизы

отказал ввиду непредставления Ответчиком доказательств перечисления на депозитный счет суда

денежных средств в счет проведения экспертизы.

При этом, представленные Истцом и содержащие подписи обеих сторон договора акты суд

счел подписанными Истцом в одностороннем порядке и отклонил их в качестве доказательств

фактического оказания услуг и их принятия Ответчиком, указав, что проставленная в них подпись

генерального директора ему не принадлежит.

Вместе с тем, не принято во внимание то обстоятельство, что Ответчиком представленные

Истцом доказательства не опровергнуты, безусловные и неопровержимые доказательства того, что

подпись на актах приема-передачи оказанных по договору услуг не принадлежит генеральному

директору, а печать на них – Обществу, не представлено.

В обоснование доказательств фактического оказания услуг Истцом, наряду с подписанным и

скрепленными печатями организации актами, представлены доверенности, карточка предприятия,

договоры, письменные документы, составленные Истцом в интересах Ответчика, документы,

свидетельствующие о несении расходов истцом в интересах Ответчика на основании выданной

доверенности, доказательства обращения за услугами по легализации и осуществлению переводов

документов, оплаты госпошлины и приобретения долларов США, акт об оказании услуг по

получению выписки из ЕГРЮЛ и иные документы.

Оценка указанным доказательствам судами не дана, в связи с чем вывод судов о том, что

Истцом не представлены доказательства в подтверждения факта оказания юридических услуг

нельзя признать обоснованным на полном и всестороннем исследовании всех обстоятельств дела и

представленных доказательств.

Отказывая в удовлетворении иска суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и

оценив условия представленного договора, пришли к выводу о том, из его содержания невозможно

установить действительную волю сторон, а также его условия в части вида, сроков, объемов и

стоимости услуг.

Между тем, Истец основывал свои исковые требования, в том числе, и на нормах права о

последующем одобрении сделки представляемым, в частности, на положениях п.п. 1 и 2 ст. 183

Гражданского кодекса Российской Федерации.

Указанным доводам Истца судами оценка не дана, а представленные в обоснование этого

довода доказательства не приняты во внимание.

При этом, в соответствии с положениями п. 5 Информационного письма Президиума Высшего

Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.10.2000 № 57 «О некоторых вопросах практики

применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации» при разрешении споров,

связанных с применением п. 2 ст. 183 Гражданского кодекса Российской Федерации, судам следует

принимать во внимание, что под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в

частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли

оно непосредственно контрагенту по сделке; признание представляемым претензии контрагента;

конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например:

полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или

частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в

связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке); заключение

15

другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение

первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполнения; акцепт инкассового поручения.

При оценке судами обстоятельств, свидетельствующих об одобрении представляемым -

юридическим лицом соответствующей сделки, необходимо принимать во внимание, что

независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу

закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия,

которые могут рассматриваться как одобрение.

Дело № 4: «Суд не учел выводы по ранее рассмотренному делу».

Судьи: Дунаева Н.Ю., Денисова Н.Д., Петрова Е.А.

Дело № А41-17466/2017

Индивидуальный предприниматель обратился в Арбитражный суд Московской области с

заявлением к Управлению Росреестра Московской области о признании решения об отказе в

государственной регистрации права собственности на здание магазина незаконным; об обязании

Управления осуществить регистрацию на вышеуказанный объект.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции Решение отменено. Признано незаконным

решение Управления Росреестра Московской области. В удовлетворении остальной части

заявления отказано.

АС МО отменил судебный акт суда апелляционной инстанции и оставил в силе Решение суда

первой инстанции..

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя

заявленные требования в части, исходил из того, что оспариваемое решение заинтересованного

лица не соответствует требованиям норм действующего законодательства Российской Федерации,

нарушает права и законные интересы предпринимателя, не соответствует фактическим

обстоятельствам, которые явились основанием для обращения предпринимателя в Управление

Росреестра по Московской области с заявлением о государственной регистрации права на "здание

(магазин)", а не, как указано в решениях регистрирующего органа, "жилой дом", то есть является

вынесенным в отношении другого объекта, не указанного в заявлении.

Кассационная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции об отказе в

удовлетворении заявленных требований по следующим основаниям.

В рамках рассмотрения дела №А41-45460/16 суды пришли к выводу об отсутствии оснований

для удовлетворения требования о признании права собственности и обязании Управление

Росреестра по Московской области произвести государственную регистрацию права собственности

на заявленное по настоящему делу имущество, учитывая, отсутствие доказательств выделения

земельного участка прежнему владельцу торгового павильона для возведения капитального

строения, а также доказательств выдачи разрешения на строительство объекта недвижимости,

приемки его в эксплуатацию.

В силу части 2 статьи 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную

силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь

при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

16

Дело № 5: «Недобросовестность ДГИ повлекла отмену судебных актов»

Судьи: Шевченко Е.Е., Григорьева И.Ю., Кузнецов В.В.

Дело № А41-45361/2017

Главное управление государственного строительного надзора Московской области (далее –

заявитель, управление) обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением к

Обществу, в котором просило привлечь Общество к ответственности по части 6 статьи 19.5 Кодекса

Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ) с учетом

пункта 1 части 1 статьи 4.3 КоАП РФ в виде максимального штрафа.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда

апелляционной инстанции, Общество привлечено к административной ответственности по части 6

статьи 19.5 КоАП РФ в виде 50 000 рублей штрафа.

АС МО отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое

рассмотрение.

Частью 6 статьи 19.5 КоАП РФ установлена административная ответственность за

невыполнение в установленный срок законного предписания уполномоченных на осуществление

государственного строительного надзора федерального органа исполнительной власти, органов

исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Суды правильно указали, что в

соответствии с частью 1 статьи 49 Градостроительного кодекса проектная документация объектов

капитального строительства и результаты инженерных изысканий, выполненных для подготовки

такой проектной документации, подлежат экспертизе, за исключением случаев, предусмотренных

частями 2, 3 и 3.1 названной статьи.

Между тем суды не учли положения части 3 статьи 49 Градостроительного кодекса.

Частью 3 статьи 49 Градостроительного кодекса предусмотрено, что экспертиза проектной

документации не проводится в случае, если для строительства или реконструкции объекта

капитального строительства не требуется получение разрешения на строительство, а также в

отношении модифицированной проектной документации. Согласно части 2 статьи 51

Градостроительного кодекса строительство, реконструкция объектов капитального строительства

осуществляются на основании разрешения на строительство, за исключением случаев,

предусмотренных настоящей статьей.

В силу пункта 4 части 17 статьи 51 Градостроительного кодекса выдача разрешения на

строительство не требуется в случае изменения объектов капитального строительства и (или) их

частей, если такие изменения не затрагивают конструктивные и другие характеристики их

надежности и безопасности и не превышают предельные параметры разрешенного строительства,

реконструкции, установленные градостроительным регламентом.

Согласно подпункту 4.1 части 17 статьи 51 Кодекса выдача разрешения на строительство не

требуется в случае капитального ремонта объектов капитального строительства.

Поэтому при рассмотрении вопроса законности предписания в связи с содержащимся в нем

указании Управления о необходимости предоставления положительного заключения экспертизы по

проекту реконструкции здания крытого ледового катка, и разрешения на реконструкцию здания,

необходимо было установить, затронуты ли при изменении здания крытого ледового катка и (или)

его частей конструктивные и другие характеристики их надежности и безопасности и не

превышают предельные параметры разрешенного строительства, реконструкции, установленные

17

градостроительным регламентом, могли данные изменения рассматриваться как результат

капитального ремонта.

Заявляя доводы о незаконности предписания как в суде первой инстанции, так и в

апелляционном суде, Общество сослалось на то, что при изменении здания крытого ледового катка

его конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности не были затронуты.

Указывая Обществу в предписании на необходимость представить положительное

заключение экспертизы по проекту реконструкции здания крытого ледового катка и разрешение на

реконструкцию здания, Управление вынуждает Общество представить такие документы, которые

требуются для государственной регистрации права Общества на такой объект, уже измененный на

дату выдачи названного предписании.

Выдавая предписание Обществу о предоставлении данных документов, Управление, по сути,

предъявляет указанные требования исходя из того, что Общество самовольно, в отсутствие

необходимого разрешения, осуществило изменения объекта недвижимости, подвергая сомнениям

законность государственной регистрации, о чем также свидетельствуют доводы представителя

Управления в судебном заседании суда кассационной инстанции.

Вместе с тем возникшие гражданские права могут быть оспорены только в судебном порядке

путем предъявления соответствующего заявления, возможность решения этого вопроса в

административном порядке законодательством не допускается.

Как отметило Общество в апелляционной жалобе и заявило в судебном заседании суда округа,

что оценить законность государственной регистрации права в отсутствии разрешения на

реконструкцию (на обязательности которого настаивает Управление и на необязательность

которого указывает Общество) возможно исключительно в рамках рассмотрения иска о признании

здания самовольной постройки.

Контактная информация
+7 (495) 644-47-67
Основной офис: Москва, ул. Неверовского, 10, стр.3, БЦ "Crosswall", 2 этаж, офис 201. 5 минут пешком от м. "Парк Победы"
Пишите нам: info@zem-advokat.ru