Авторы популярных инженерных каналов — об упадке профессии в офлайне и её триумфе в Сети

30 November 2018
Иллюстрация Сони Коршенбойм
Иллюстрация Сони Коршенбойм

Вопреки распространённому стереотипу, профессия инженера пока не приказала долго жить, а рассказы о тонкостях наладки освещения и секретах сантехники собирают большую аудиторию. Свидетельство тому — необычайная популярность каналов «Андрей Ратников» и «Энергофиксик» в «Дзене».

Мы поговорили с их авторами о том, из чего строились хрущёвки, почему в Калифорнии лопаются трубы, чем страшна реновация и как марокканцам удалось расселить жителей России в панельные пятиэтажки.

Андрей Ратников и Николай Миронов
Андрей Ратников и Николай Миронов

ДОСЬЕ

Андрей Ратников

56 лет, Москва
Андрей — инженер-строитель с тридцатилетним опытом работы по специальности «водоснабжение и канализация», член правления саморегулируемой организации «ИСЗС-Проект». Занимается консультацией, экспертизой и проектными работами. В свободное время чинит загородный дом, поливает помидоры и ведёт канал «Андрей Ратников»» в «Яндекс.Дзене». Тема блога – все, что связано с водопроводом, канализацией и сантехническими приборами.
Аудитория канала — 11,5 тысячи человек, за первые несколько месяцев блог заработал 30 тысяч рублей.

Николай Миронов

31 год, Новопавловск
Николай — инженер-энергетик с десятилетним стажем работы, специалист релейной защиты и автоматики в структуре «Россети» Ставропольского края. Свободное время посвящает каналу «Энергофиксик» в «Яндекс.Дзене», в котором простыми словами объясняет всё, что связано с энергетикой. Благодаря резкому приросту подписчиков блог за два дня вышел на монетизацию.
Канал читают более 17,5 тысячи человек. Блог приносит по 40—50 тысяч рублей в месяц — это больше, чем Николай зарабатывает на официальной работе.

О злоключениях инженеров в России

Считается, что уже более 10 лет на российских предприятиях не хватает профессионалов инженерных и технических специальностей. Как вы думаете, с чем это связано?

Андрей Ратников: Предыдущие 10 лет у нас не столько не хватало специалистов, сколько предприятий, на которые они могли пойти работать. Выпускники вузов не могли найти работу по специальности, соответственно, меняли род деятельности. А сейчас преподавателей вузов моего возраста или тех, кто имеет практический навык работы, почти не осталось. Молодёжь, которая сейчас пришла на кафедры, как она может учить будущее поколение, если толком не знает, как работать руками? Это нехватка именно профессионалов, которые способны учить.

Николай Миронов: Тут на самом деле комплексная проблема. Во-первых, профессия не популярна. Когда я учился в вузе, только на моем факультете был недобор абитуриентов. Во-вторых, если брать мой личный опыт, то, когда я выпустился, не смог найти работу из-за замкнутого круга: на предприятия берут с опытом, а где его взять? Без опыта меня даже не брали на должность электромонтёра. Получается, у меня была только бумажка, но учить меня никто не хотел.

АР: А когда вы устроились на работу?

НМ: Я успел поработать страховщиком, дорожником и только спустя три года после окончания вуза смог устроиться электромонтёром в структуре «Россети». И там, соглашусь с вами, все инженеры уже постпенсионного возраста. Молодых специалистов, которые действительно могут передать опыт, катастрофически мало.

АР: Молодёжь просто не хочет работать руками.

НМ: Да, к нам на той неделе приходила группа из 15 студентов, мы спросили у ребят, кто из них хочет остаться в профессии — только один поднял руку.

АР: Пока я вас слушал, у меня родилось дополнение. Наша экономическая система не предполагает, что молодого специалиста, пришедшего на работу, будут учить. Руководителям организаций невыгодно брать студентов, так как вместо исполнения своих обязанностей он должен учить новобранца. А как только его обучат, он уйдёт в конкурирующее предприятие на более высокую зарплату.

Есть ли решение этой проблемы?

АР: Я не вижу решения, и никто его не видит. Недавно услышал на «Дзен-понедельнике» страшные слова: половина молодёжи Китая не хочет работать, они хотят стать блогерами! Представим, что половина населения стала блогерами, кто тогда будет работать у станков?

НМ: Никто. Но я думаю, что проблему можно решить, подняв престиж профессии, а значит, зарплату. Я не жил в Советском Союзе, но от родителей слышал, что профессия инженера в те годы была уважаема и востребована. Сегодня наш стартовый заработок максимум 20 тысяч рублей в месяц.

АР: Это всё говорит о том, что ни у нас, ни у других стран нет целеполагания. В Калифорнии во время стихийных заморозков начинают лопаться трубы — они на это не рассчитаны. Когда их ремонтируют, то дыру просто заклеивают, ведь менять полностью невыгодно.

НМ: Я с вами, конечно, согласен, но хочу отметить: у наших предприятий есть цель. Но она заключается не в развитии, а в получение прибыли. Поэтому нам не предоставляют нового оборудования, и мы работаем не инженерами, а смотрителями музея: эксплуатируем то, что закладывалось в 50—60-е годы.

АР: Значит, цель неправильная. К управлению заводами нельзя подпускать финансистов, у них совершенно другие взгляды на производство.

Об устройстве американских и российских домов

Чем отличается строительство российских домов от американских?

НМ: Мы удешевляем всё и вся. Если взять частный сектор, то, если прийти к клиенту и сказать ему о стоимости качественной проводки, он засмеётся и откажется. Нельзя построить дом качественно и дёшево. У многоэтажек та же проблема. Я пообщался с монтажниками домов, которые строятся в Георгиевске. Оказалось, на строительство они берут самые дешёвые материалы, которые даже по нормам не проходят. Застройщики заинтересованы в экономии на строительстве.

АР: Да. Ни для кого не секрет, что если у государства есть проект, то просчитывается его сметная стоимость. Но законы прописаны таким образом, что в реализации проекта выигрывает тот, кто сможет предложить меньшую итоговую сумму. Возникает вопрос: на чём они экономят, если каждая копейка уже посчитана экспертами в первоначальной смете? Ситуация с автономными канализациями тоже плачевна. Половина страны сидит на малых установках, которые покупаются на рынках и якобы обеспечивают очистку сточных вод. Однако эта чудо-техника ничего не очищает, и сточные воды во всей своей «красе» обрушиваются на рельеф. Люди этого не понимают, они верят в нарисованный сертификат.

НМ: В Америке всё иначе. Все дома стандартизированы. Формализован каждый шаг. Если у нас ты покупаешь землю и делаешь на ней, что хочешь — нигилизм полный, — то в Америке каждый шаг строительства должен быть отмечен экспертом. В случае возгорания проводки виноват будет контролирующий орган, а не собственник.

АР: Да, это снимает с человека всю ответственность. У них поэтому стиральные машины можно устанавливать только в подвале, так как в случае возгорания нужно выплачивать страховку.

НМ: То есть ответственность экспертных организаций повышает качество строительства. А у нас, если что-то закоротило, сгорело — проблема собственника.

АР: При этом если европейцы или американцы будут писать нам нормативы, чем они уже занимаются, это обречёт нас на использование только зарубежного оборудования. Их нормы строительства жилья предписывают такие характеристики, которые подразумевают определённые фирмы. Более того, западная школа проектирования не подразумевает подробного проекта, как делалось в Советском Союзе. Если у нас советский проект мог строить кто угодно, просто открыв чертежи, то у них всё схематично, каждая компания устанавливает определённую деталь.

НМ: Отдельные инженеры-энергетики стараются продвигать свою продукцию, сделанную по российским стандартам, однако наши же энергокомпании её не покупают. Я этого не понимаю, но, возможно, выгоднее и проще обратиться к готовому зарубежному рынку: специалисты приедут и покажут, как всё устанавливать. Самое удивительное, что наша продукция дешевле в разы.

О реновации

Как мы все знаем, в России реализуется масштабная программа реновации  людей переселяют в новое жильё. Почему одни дома стоят столетиями, а другие всего несколько десятков лет?

АР: Самые некачественные дома — первая серия хрущёвок. Идея подобного жилья пришла из Франции, где таким способом решили проблему с расселением марокканцев. В то время у нас не было заводов по производству панелей. Поэтому делалось следующим образом: били кирпич, закладывали его в форму и заливали бетоном. Конечно, эти дома не сравнятся с более продуманными сталинками, однако в то время людям просто негде было жить и нужно было срочно что-то строить. Насколько целесообразно сносить хрущёвки, надо считать. В Германии подобные дома реконструируют.

НМ: С точки зрения энергетики самые качественные дома — сталинские. Но даже они не могут сравниться с надёжностью царских построек. В Пятигорске много старых сооружений, которые стоят уже 150—200 лет. Я общался с реконструкторами этих домов, и они рассказывали, что электрика там сделана на века. А в прошлом году Министерство энергетики выпустило приказ № 968, в котором вновь разрешена алюминиевая проводка вместо медной. Как раз перед реновацией, в целях удешевить производство.

АР: Каждый инженер знает, что медь лучше алюминия. Да, реновация помогает городу развиваться, но нельзя подходить к вопросу развития с точки зрения экономии.

НМ: Нужно более качественно подходить к этому процессу. Но это пока невозможно сделать по причине нехватки кадров, оборудования, технологий и общего стандарта.

АР: У нас всё это есть. Если у нас хотят хорошо строить, то строят. Посмотрите на Крымский мост. Был политический заказ, и всё сразу нашлось: и нормативы, и кадры, и техника, и качество. Но там, где есть возможность получить хорошую прибыль, мы получаем то, что получаем.

О популяризации инженерных профессий

НМ: Первое, что мы можем сделать — предоставлять информацию обществу. Мало кто в наше время переводит технический язык энергетики в понятные каждому слова. Поэтому я создал блог в «Яндекс.Дзене» не столько для заработка (что тоже приятно), сколько из-за возможности поделиться с читателями тонкостями инженерного мастерства. Блог даёт мне возможность общаться и отвечать на вопросы подписчиков, а самое главное — развиваться. Каждый свой материал я изучаю вместе с читателями. Я надеюсь разжечь интерес общества к этой теме. Возможно, кто-то прочитает мою статью, влюбится в энергетику и станет инженером. А возможно, кто-то задастся вопросом: «А как это сделано?».

АР: Да, нужно делиться своим опытом с другими людьми, чтобы повышать их общие знания в инженерии. Я уже написал две книги, выпустил гору статей по своей специальности. Решив попробовать себя в более развлекательном контенте, я открыл свой блог на платформе «Яндекс.Дзен». Темы моих материалов касаются всего, что связано с водопроводом, канализацией и сантехническими приборами в жизни человека. Я вижу, что людям интересен этот контент, и для меня большое удовольствие делиться с подписчиками накопленной информацией и получать моментальную обратную связь.

НМ: Если отвечать на вопрос глобально, то нужно менять мышление молодого поколения, возбуждать интерес к инженерным профессиям со школьной скамьи.

АР: Мы наломали много дров, но время перемен всегда такое. Прежде чем появится что-то новое, нужно сломать старое. Когда мы определимся с целеполаганием, всё остальное станет вторичным.