Ковидята, голоносики и зум-русалки. Вышел словарь русского языка коронавирусной эпохи

9,8k full reads
19k story viewsUnique page visitors
9,8k read the story to the endThat's 51% of the total page views
4 minutes — average reading time
Ксения Туркова. Иллюстрации Марии Соколковой
Ксения Туркова. Иллюстрации Марии Соколковой
Ксения Туркова. Иллюстрации Марии Соколковой

Группа лингвистов из Петербурга составила словарь эпохи ковида. Получился увесистый том: более 500 страниц и 3500 слов и выражений, которые возникли в русском языке за полтора года пандемии. И многие из них, возможно, останутся с нами надолго. Журналист, филолог Ксения Туркова внимательно изучила словарь и убедилась: любовь к словотворчеству во время «чумы» помогла нам пережить локдаун и, вероятно, поможет преодолеть пандемию.

«Опять сидела весь день вжоперти: на улицу боюсь идти — там все голомордые. Провела зуминар (как обычно, была зум-русалкой), потом устроила небольшое расхламинго, а вечером открыла карантиндер и перешла в режим виноизоляции и полной вакхцинации».

Если бы мы услышали или прочитали эту фразу пару лет назад, то, наверное, подумали бы, что ее автор просто бредит, в крайнем случае — смело экспериментирует со словами, как поэты-футуристы. Иначе объяснить эту абракадабру совершенно невозможно.

Сейчас, после полутора лет пандемии, мы понимаем: человек, который использует эти слова, вовсе не обезумел, а обеЗЗумел, то есть остался на вечер без привычного созвона в зуме и думает, чем себя занять.

Все эти странные слова, включая глагол «обеззуметь», попали в новый «Словарь русского языка коронавирусной эпохи», только что опубликованный в Петербурге. Ученые собрали около 3500 слов, появившихся или актуализированных в русском языке в 2020–2021 годах. Такое количество кажется неправдоподобным: неужели за год мы придумали столько новых слов? Но когда начинаешь листать словарь, узнаешь практически каждое слово — может быть, и не произносил их никогда, но слышал или видел в каком-нибудь тексте наверняка.

Составители словаря называют коронавирусную эпоху языковым карнавалом, лингвистическим пиром во время «чумы XXI века». Слова появлялись с невероятной скоростью, причем часто синхронно в разных языках мира, это было (и есть) действительно уникальное явление. Никогда еще на словообразовательном пиру не кормили так вкусно, сытно и разнообразно.

Рассказать обо всех словах, которые есть в словаре, конечно, невозможно. Но, раз уж речь зашла о пире, я предлагаю представить его в виде комплексного обеда, состоящего из закусок, первых и вторых блюд, а также напитков и десертов.
Ковидята, голоносики и зум-русалки. Вышел словарь русского языка коронавирусной эпохи

Закуски

Закуской на этом странном пиру послужили слова, связанные с названием самой болезни. Неологизмов, образованных от основ «ковид» и «корона» — сотни. Помимо известных всем ковид-диссидентов, ковидиотов (международное слово), коронаскептиков и корониалов (так называют детей, зачатых или родившихся во время карантина), в словаре можно найти и весьма необычные экземпляры. К примеру, если у вашей собаки во время карантина родились щенки, то их, согласно словарю, можно назвать ковидятами. Ковиденок — детеныш какого-либо животного, родившийся в период пандемии коронавирусной инфекции.

Саму же инфекцию можно в шутку назвать хароновирусом (от имени Харон — в греческой мифологии перевозчик душ умерших) или Змеем Корынычем. Ну а тех, кто отрицает существование коронавируса и совершенно ни о чем не волнуется, — ковигистами.

Есть также коронафилия, коронафобия и коронойя, коронафреники (корона+шизофреник) и коронашашлычники (те, кто ходит на пикники, несмотря на запреты).

Именно этот пласт слов появился первым: людям надо было как-то осмыслить новую реальность, назвать ее и в каком-то смысле побороть страх перед болезнью, придумав для нее смешные имена.

После этого возникла необходимость осмыслить уже не саму болезнь, а жизнь в новых реалиях: маски, перчатки, социальная дистанция, мытье рук. Иными словами, первым блюдом, следующим за закуской на нашем языковом пиру, можно назвать все, что связано с мерами предосторожности.

Первые блюда

Простое слово «маска» породило сотни неологизмов: от маскобесия и маскопаники до маскомата и маскомета (автор ютуб-канала Sufficiently Advanced разработал «ружье», которое в принудительном порядке надевает маску на голову человека). Возникли масочники и безмасочники, маскозакидательство и даже маскне (по аналогии с акне — раздражение на коже, вызванное ношением маски). Самые ярые противники масок стали называть их намордниками, а введенный во многих городах и странах режим — намордочным. В словаре зафиксированы также слова голомордый (тот, кто принципиально не носит маску) и голоносик (тот, кто носит маску, спустив ее с носа). Вспоминается анекдот времен раннего ковида: «Дорогая, ну покажи носик!»— «Только после свадьбы!»

Вторые блюда

На второе — все, что связано с удаленкой и онлайном, иными словами, с работой и учебой в новых условиях. Чемпионом по количеству образованных неологизмов тут может считаться программа Zoom. В словаре можно найти десятки слов с этой основой: это и зумби (все мы так выглядели, когда слишком много сидели в зуме), и зумбомбинг (хакерское вмешательство), и зумерничать (сидеть в зуме в сумерках). Один из самых забавных и необычных неологизмов — зум-русалка. Словарное определение — «участник сеанса видеоконференц-связи (обычно с использованием сервиса Zoom), сочетающий в одежде элементы официального — для видимой на экране части — и неофициального стиля». Зум-русалками во время карантина работали многие журналисты и ведущие, не утруждая себя облачением в приличную одежду нижней части тела. А по интернету гуляла шуточная классификация стилей: если ты на собрание выходишь в зум совсем голый — это casual, а вот если в нижнем белье — это уже smart casual.

Ковидята, голоносики и зум-русалки. Вышел словарь русского языка коронавирусной эпохи

Напитки

Напитки на нашем словообразовательном пиру представлены в широком ассортименте. Тут и карантини, и вакхцина, и названия самого процесса пития, например, виноизоляция или алкоизоляция. Так называют употребление спиртных напитков как форму досуга и развлечения в самоизоляции. Пример из словаря: «Алкоизоляция в хостеле на Советской улице закончилась дракой и сломанными ребрами».

Десерты

Наконец, десертом я бы назвала новые слова и выражения, которые не относятся ни к одной из этих категорий:

ЗАСТРЯ́НЕЦ, -нца, м. Обычно мн. Разг. шутл. О том, кто остался временно за пределами границ РФ из-за прекращения авиасообщения после объявления пандемии коронавирусной инфекции.

ВЖОПЕРТИ́, нареч. Разг.-сниж. ирон. На строгой самоизоляции, в замкнутом пространстве.

ХОУМСЕКСУА́Л, -а, м. Ирон. 1. О человеке, постоянно находящемся дома во время самоизоляции в период пандемии коронавирусной инфекции. Новые гендеры: хоумсексуал и домосек.

НАРУ́ЖА, -и, ж. Разг. шутл. О том, что находится за пределами места пребывания на карантине (на улице, на воздухе и т. п.)

РАСХЛАМИ́НГО, неизм., ср. Шутл. О генеральной уборке в период строгого карантина.

ДИВАНСТРА́ЦИЯ, -и, ж. Шутл. О массовой демонстрации фотографий с шутливыми лозунгами в онлайн-формате, проведенной участниками из дома в начале пандемии.

К десерту, несомненно, можно отнести и антипословицы-карантинки, которые составляют самостоятельную часть словаря. Авторы этих карантинок — известные фразеологи Валерий Мокиенко и Харри Вальтер, авторы словаря «Антипословицы русского народа». Антипословицы — это, если объяснять просто, переделки традиционных пословиц. Один из самых известных примеров — «чем дальше в лес, тем толще партизаны». К первой части, которая всем хорошо известна, присоединяется вторая, неожиданная. Работая над словарем, ученые обнаружили десятки ковидных антипословиц. Вот некоторые из них:

Незваный гость хуже инфицированного.

Кому ковидло, кому повидло.

Бойся китайцев, дары приносящих.

Вирус в бороду, пневмония в ребро.

Обещанной вакцины три года ждут.

Одна голова хорошо, а две — не менее полутора метров друг от друга.

Любишь кататься, люби и масочки носить.

Мал санитайзер, да дорог.

Кто рано встает, тому Бог пропуск дает.

Многие из этих пословиц — чистая игра, языковое хулиганство. Однако некоторые удивительно точны и актуальны до сих пор, даже спустя полтора года после начала пандемии. Что мы точно поняли за это время, так это то, что вирус, увы, не воробей, вылетит — не поймаешь.