Леонид Парфёнов: «Карантин может безвозвратно изменить и аудиторию, и контент»

23 April
Иллюстрации Светы Овчинниковой
Иллюстрации Светы Овчинниковой

Автор документальных программ «Намедни» и «Парфенон» — о том, как меняются зрительские интересы во время самоизоляции и как он планирует пережить карантин.

О запросах

Они странно меняются: сейчас у всех появилось вроде бы больше свободного времени, чтобы смотреть самое разное видео, но получается, что больше всего люди хотят знать о коронавирусе. Все зависит от того, насколько затянется эта ситуация. Если и май тоже будет строго карантинным, то количество времени, которое мы проводим у экранов, перейдет в качество и аудитория изменится, может быть, безвозвратно. В июне это будет уже совсем другой потребитель другого контента. Это как довоенная страна отличается от послевоенной.

О «Парфеноне» и запасах

К счастью, нам удалось запасти дров на всю эту «зимнюю спячку». В начале февраля мы сняли пакет из семи серий «Намедни», о 2004–2010 годах, хронометраж каждой — от полутора часов. Их монтируют, и они по мере готовности выходят, две уже опубликованы. Плюс к апрелю планировали сделать на Ютубе премьеру большого фильма «Русские грузины», и мы выложили его 13-го числа. Этим мы закроем сезон с регулярными выходами до середины июня. В апреле же я провел на «Парфеноне» стрим и, думаю, в мае сделаю еще один. А потом уже наступит время другого Ютуба в другом мире. Каким он будет, сегодня даже загадывать невозможно.

О «Намедни» на Ютубе

Все выпуски «Намедни» были примерно одинаковы в плане сложности или легкости в производстве. Но зритель видео о 2000-х смотрит явно с большим интересом, чем о 1950-х. Интересно, что в книжном формате, напротив, «ретротома» ценятся выше. Поди пойми, почему. Но у меня есть догадка: видео о 2004 годе, которое выглядит эфирным, но при этом явно не продукт госканала, — какая-то диковинная штука. И на таком контрасте возникает эффект: по формату вроде бы «ящик», а говорит другое и по-другому, ничего себе! Это мы реконструировали реакцию на наши серии, исходя из комментариев.

О лидерстве видео

Когда подкасты, игры для соцсетей или другие форматы потеснят видео? Ой, ну это как говорили в фильме «Москва слезам не верит»: «Скоро не будет ни театра, ни кино — одно телевидение». Мне кажется, видео — как живая картинка с живыми людьми — будет всегда востребовано. Конечно, новые жанры свои ниши отвоевывают. Но, мне кажется, они скорее не теснят видео, а заставляют его меняться. Ну и хорошо.

О длинных форматах

Поскольку сам я работаю с большими форматами, то, конечно, отвечу: длинное тоже смотрят! На самом деле не всякое длинное, как и не всякое короткое. Люди выбирают то, что им действительно интересно. И если их что-то привлекло, то и хронометраж не отпугнет.

Об аудитории и «сорняках»

Нет никакой средней температуры по больнице. Аудитория очень дробная, и на нее влияет масса факторов, здесь нет твердых правил. Что-то нравится своей привычностью, что-то, наоборот, затягивает нетривиальностью. И в чем-то Ютуб работает «от себя», а в чем-то замещает собой телевидение для тех, кто его не смотрит.

Это же не грядка, где есть сорняки и их надо выполоть. Там есть контент, который я бы хотел смотреть, а есть и что-то, что мне не нравится, и такого даже больше. Но так и с фильмами, и с прессой, и с музыкой, и с ресторанами. Если это живет, а значит, кому-то нужно, то прекрасно!

Подготовила Наталья Хомякова

Читайте также:

Продюсер «Парфенона» Илья Овчаренко: «Нас заносит в телевидение нового века»

Андрей Лошак: «Больно смотреть, как интернету откручивают голову»

Эксперимент: как снять тревел-блог в условиях пандемии