«Мы все — потомки умных и любопытных». Просветитель Ася Казанцева о том, как писать о сложном просто

18 November 2019
3,8k full reads
3 min.
7,9k story viewsUnique page visitors
3,8k read the story to the endThat's 48% of the total page views
3 minutes — average reading time
Иллюстрации Сони Коршенбойм
Иллюстрации Сони Коршенбойм
Иллюстрации Сони Коршенбойм

Магистр когнитивных наук, автор трех научно-популярных книг о работе мозга и лауреат премии «Просветитель» Ася Казанцева рассказывает, как она выбирает темы, удерживает внимание аудитории на лекциях и рассказывает о мозге так, что понимают даже школьники.

Выбираю темы, с которыми всё более-менее ясно

С одной стороны, от популяризатора науки всегда ждут четкого и понятного объяснения; с другой — чем проще объяснение, тем оно грубее и тем выше риск исказить факты. Баланс в каждом случае нужно искать заново. Но чтобы не увязнуть в оговорках и допущениях, я стараюсь выбирать темы, по поводу которых существует научный консенсус. Я вижу свою задачу скорее в том, чтобы дать читателю базовые знания — примерно такие, которые могли бы быть отражены в школьном учебнике.

Скажем, я ни разу не бралась рассказывать про болезнь Альцгеймера, потому что там слишком много неопределенности. Например, не до конца понятно, какую роль играют амилоидные бляшки, которые образуются в мозге больных, — то ли они причина болезни, то ли просто одно из ее побочных следствий. Научные статьи часто противоречат друг другу.

А есть вещи простые, четкие и общепризнанные. Так, накоплено гигантское количество исследований о пользе физической активности. Подвижные люди не только дольше живут, но и лучше соображают, потому что повышение пульса во время тренировок (или хотя бы просто во время прогулок) способствует нормальному кровоснабжению мозга и стимулирует нейропластичность, то есть образование новых связей между нейронами. А еще, возможно, это приводит к увеличению числа нервных клеток, хотя это четко подтверждено только в экспериментах на животных. Так что про важность движения я часто рассказываю и в интервью, и на лекциях, и в своей книжке.

Стараюсь честно признаваться, если чего-то не знаю

В этом году я поступила в магистратуру по молекулярной нейробиологии в Университет Бристоля. На занятиях я заметила, что британские преподаватели реагируют на сложные вопросы вне их компетенции иначе, чем наши. Если в России сначала рассказывают, что знают, а потом уточняют — «но это не совсем моя тема», то в Англии первым делом говорят «я не знаю», и только потом выдают всю связанную с темой информацию, которой владеют. Похоже, носители британской культуры гораздо меньше боятся выглядеть глупо. Мне нравится это качество, стараюсь его перенять.

«Мы все — потомки умных и любопытных». Просветитель Ася Казанцева о том, как писать о сложном просто

Ставлю себя на место слушателя

Один из главных навыков популяризатора науки — владение «теорией разума», то есть способностью ставить себя на место читателя и представлять, что ему понятно или сложно, интересно или скучно. Если превращать это в универсальный совет, он мог бы звучать так: перечитывайте свои тексты, представляя, будто впервые узнаёте обо всем, что пытаетесь донести. При этом я всегда помню, что невозможно написать текст, который понравится всем: одна и та же книга будет слишком примитивной для одних и невыносимо сложной для других. С этим нужно просто смириться.

Помню, что не все детали важны

Объяснять стоит только те термины и концепции, без которых человек не поймет общий смысл материала. Например, чтобы читать популярный текст по биологии, важно понимать, что в клетках есть ДНК, но совершенно не обязательно знать, как называются все четыре нуклеотида, из которых она состоит. Если, конечно, это не подробный текст о том, как устроен генетический код.

Ищу способы управления вниманием

Механизм получения новых знаний можно схематично представить в виде треугольника «внимание — рабочая память — долгосрочная память». Мы берем в рабочую память только то, на что обратили внимание. Если что-то долго крутить в рабочей памяти, это перейдет в долговременную. Долговременная память становится частью нашей личности и определяет, на что мы обратим внимание в следующий раз. Главная задача лектора — найти эффективный способ управлять вниманием аудитории. Тут есть несколько универсальных советов.

  • Людям нравятся истории. Хорошо, когда в научно-популярной лекции есть персонажи, с которыми что-то происходит и которым можно сопереживать. Это могут быть, например, исследователи или их испытуемые.
  • Мы реагируем на новизну, на всё неожиданное. Поэтому хорошо чередовать разные стили изложения. Скажем, после слайда с кучей сложных молекул, от которого аудитория чуть не уснула, важно показать что-нибудь милое и смешное — например, котенка, которого аудитория не ожидает увидеть.
  • Скорость и плотность подачи информации — это важно. И в книге, и в лекции должен быть воздух: если знания подаются слишком быстро, внимание слушателя рассеивается и в какой-то момент он перестает фокусироваться. Тот же эффект возникает, если слушатель думает быстрее, чем я рассказываю.
  • Рисовать — эффективно. Мне кажется, то, что в школах и университетах отказались от меловых досок и используют только готовые слайды, — большая проблема. Когда человек видит на слайде клетку с кучей органелл, он пугается большого объема информации, внимание отключается. А если рисовать постепенно сначала мембрану, затем — ядро, митохондрии и эндоплазматический ретикулум, параллельно объясняя, зачем они все нужны, люди запомнят информацию лучше.

«Мы все — потомки умных и любопытных». Просветитель Ася Казанцева о том, как писать о сложном просто

Как я пишу научно-популярные книги

Если говорить о технической стороне процесса, то главное, что мне нужно, — стационарный компьютер с большим экраном. Важно, чтобы на мониторе было достаточно места, чтобы развернуть два окна: одно с текстом вашей статьи или книги, другое — с исследованием, на которое вы опираетесь. В Бристоле у меня только ноутбук, и я очень страдаю.

Но работа с текстом — лишь вершина айсберга. К моменту, когда я сажусь писать книгу, я уже процентов на 70 знаю, что это будет за работа, я думала о ней несколько лет, запоминала исследования, которые собираюсь в нее включить. Дальше предстоит проверить собственные гипотезы. Условно, я планирую написать главу про сон, основная идея которой — «сон нужен, чтобы мы сортировали и запоминали информацию, полученную за день». Необходимый первый шаг — найти несколько свежих научных обзоров и проверить, по-прежнему ли это считается главной функцией сна. Если да, то дальше можно спокойно выстраивать аргументацию.

К тому же в обзорах можно найти ссылки на забавные исследования, которые станут хорошим иллюстративным материалом для вашей работы. Например, в одном мета-анализе про сон я встретила упоминание эксперимента, доказывающего, что спать необходимо даже тараканам. Ученые время от времени трясли террариум с насекомыми, те не могли спать — и в конце концов умирали. Разумеется, это вошло в книгу.

Остаюсь очарованной

Мне кажется, в науку и научную журналистику приходят люди, очарованные тем, как устроен мир и как круто в нем всё работает. И когда я рассказываю о том, что мне по-настоящему нравится, читатели заражаются моим интересом. Для меня самое приятное — это чувство инсайта, когда кажется, что шестеренки встали в пазы и ты всё понял.

Это как в школе, когда на второй год изучения химии ты вдруг врубаешься в таблицу Менделеева. Оказывается, количество электронов на внешнем энергетическом уровне позволяет предсказывать химические свойства элемента. Ура, больше не надо ничего зубрить, можно просто посмотреть на номер элемента в таблице! В естественных науках много таких радостей: когда ты вдруг понимаешь, как синтезируются белки, по каким принципам работает эволюция, как клетка порождает нервный импульс. Вероятно, люди эволюционно предрасположены к тому, чтобы получать радость от интеллектуальной деятельности: Homo Sapiens настолько успешный вид именно потому, что это умный вид. Особи, склонные получать радость от интеллектуального познания, более успешно преобразовывали среду: изобрели колесо, научились поддерживать огонь, освоили земледелие и в конечном итоге оставляли больше потомства. Так что глобально мы все — потомки умных и любопытных.

Подготовила Лена Чеснокова