Пять фильмов, которые стоит увидеть любому пишущему человеку

Иллюстрация Сони Коршенбойм
Иллюстрация Сони Коршенбойм

Учимся рассказывать истории у авторов «Такси» и «Социальной сети»

Пару дней назад мы попросили журналиста и сценариста Лену Ванину рассказать, что общего у качественного текста и хорошего киносценария и как смотреть фильмы с пользой для авторского мастерства. Настало время примеров: Лена выбрала пять фильмов, которые, по ее мнению, помогут научиться структурировать тексты, искать истории там, где их не видит никто, и создавать по-настоящему проработанных персонажей

«Подозрительные лица»

Сценарий Кристофера Маккуори

Иногда сам метод вашего рассказа превращает историю в детектив.

Вы — рассказчик, а значит, тоже участник событий, даже если сами не играли в этом сюжете никакой роли. Вы управляете читателем (зрителем) — даже если это документальный материал, в котором нет ни капли вымысла. И вам решать, каким путем привести читателя к концу. Возможно, вам захочется намеренно его запутать, чтобы финал истории оказался для него настоящим открытием.

Именно так построен сценарий фильма «Подозрительные лица»: по ходу повествования разбросано много загадок, но главное откровение ждёт зрителя на последних минутах. Зритель может забыть и главных героев, и даже сюжет фильма, но память надолго сохранит ошеломительный эффект от развязки, которую невозможно было предугадать. Голливудские студии, кстати, долго не хотели покупать этот сценарий, упрекая авторов в том, что повествование слишком сложное и запутанное.

«Таксист»

Сценарий Пола Шредера

Для меня это, пожалуй, один из самых гениальных примеров того, как придуман, описан и воплощён герой. Шредеру про своего персонажа важно всё: его одиночество, обстоятельства жизни, психологическое состояние, желания и даже время суток, в котором он существует. Герой заканчивает довольно жутко, но автору интересен не суд над ним, а возможность разобраться: как и почему он проделал свой путь? где этот путь начался? когда герой достиг точки невозврата? Многое в этом сценарии автобиографично: одинокий, впавший в депрессию, живущий на гроши в Нью-Йорке Шредер погружает персонажа в те же обстоятельства. Ещё одним важным героем становится сам Нью-Йорк: город описан и исследован не менее пристально, чем люди. Даже если вы работаете с документальной фактурой, научиться смотреть на своего героя так же пристально, как автор этого сценария, будет очень полезно.

«Социальная сеть»

Сценарий Аарона Соркина

Важное про Соркина: он действует против всех правил сценарного мастерства, пренебрегая советами и нарушая всё, что только можно. Все сценарии Соркина устроены одинаково — там очень много говорят. Для примера: средняя сцена в кино занимает полторы страницы текста. Если она растянута на три, любой редактор закатывает глаза и говорит, что действие провисает и теряет смысл. Герои не могут «просто говорить» — они должны своими разговорами «толкать повествование».

Так вот, Соркинские сцены — это десять страниц, если не больше. Он не просто нарушает важнейший для кино принцип «лучше молчать, когда можно действовать», но делает это с особой издёвкой. Его герои не просто говорят — они сообщают по тридцать три редких факта или узкоспециальных термина в секунду.

В «Социальной сети» нарушены и другие сценарные правила: например, главный герой почти не меняется и к концу повествования подходит таким же неприятным типом, каким был в начале, а зритель в итоге сочувствует скорее его антагонистам. Парадокс, но все эти нарушения правил делают историю уникальной. Умение использовать прямую речь — несомненно то, чему у Соркина стоит учиться.

«Расёмон»

Сценарий Акира Куросава, Синобу Хасимото

Многие (если не все) истории оказываются точнее, многограннее и полнее, если посмотреть на них с разных сторон. Но важно не просто выяснить, какие точки зрения существуют, а понять, где правда в каждой из них, чем и как она определяется. Сценарий «Расёмона» породил новый тип повествования в кино.

Формально всё очень просто: разбойник убил самурая и изнасиловал его жену. У происшествия есть четыре свидетеля, и каждый из них рассказывает собственную версию случившегося. Авторы сценария исследуют понятие «правдивого рассказчика», приходя к выводу, что истина всегда где-то на пересечении их историй. Одно из важнейших для репортёра умений — находить людей с разными точками зрения. Не менее важно пытаться отыскать правду, а не выдавать самую комфортную версию, как бы правдоподобно она ни выглядела.

«12 разгневанных мужчин»

Сценарий Реджинальда Роуза

Часто кажется, что увлекательная история — это лихо закрученный сюжет, который разворачивается где-то на краю света при участии самых разных персонажей. Это верно лишь отчасти. Во-первых, люди, собранные в одной комнате, при пристальном рассмотрении окажутся «самыми разными». Во-вторых, их точки зрения, если копнуть глубже, окажутся не просто «немного различными», а диаметрально противоположными. И вот уже близкие друзья готовы месить друг друга кулаками.

Сценарий «12 разгневанных мужчин» — гениальное свидетельство того, что крутой сюжет может возникнуть буквально из ничего. 12 присяжных собрались в одной комнате, чтобы вынести вердикт: виновен ли пуэрториканский подросток в убийстве своего отца или нет. Одиннадцать из двенадцати убеждены в этом, и только один хочет до конца во всём разобраться. Тут-то и начинается самое интересное: «герметичная» история, поначалу казавшаяся вполне обыденной, шаг за шагом превращается в напряжённый триллер. Сценаристу важно не только показать героя в предлагаемых обстоятельствах, но и продемонстрировать на примере дюжины мужчин, как устроено общество в целом.

Подобные истории требуют от рассказчика умения не только увидеть отдельно взятый сюжет, но и разобраться в закономерностях, которые за ним кроются. Каждая ситуация одновременно и уникальна, и архетипична, а сценарий (или любой текст) становится глубоким и многогранным лишь тогда, когда автору удается ухватить и то, и другое.