Редактор stories и инфостилист. Гид по новым профессиям в медиа

25 April 2019
1,9k full reads
5 min.
3,8k story viewsUnique page visitors
1,9k read the story to the endThat's 51% of the total page views
5 minutes — average reading time
Иллюстрации Сони Коршенбойм
Иллюстрации Сони Коршенбойм
Иллюстрации Сони Коршенбойм

В ближайшие пять лет в медиаиндустрии появятся профессии, названия которых сейчас могут показаться откровенной бессмыслицей. В попытке заглянуть в будущее мы поговорили с экспертами о трендах, которые уже сейчас меняют мир медиа.

Сторис нужен редактор

В 2013 году создатели мобильного приложения для обмена фото и видео Snapchat придумали My Story — формат контента, изменивший модель медиапотребления для миллионов людей. Пользователям пришлась по душе идея постов, доступных для просмотра только друзьям, а главное, самоудаляющихся через 24 часа после публикации. В 2016 году новый формат успешно перекочевал в Instagram, а затем разлетелся по десяткам соцсетей разного калибра и весомости, став к 2018 году настолько повсеместным явлением, что некоторые крупные компании начали нанимать редакторов сторис. Так появилась, пожалуй, самая молодая профессия в медиаиндустрии. А совсем скоро на сайтах вакансий появятся еще более экзотичные профессии: сегодня их названия могут показаться такой же бессмыслицей, как «редактор сторис» в 2012 году.

Мария Севастьянова, копирайтер «Роскреатива» и Done!Production:

По первому образованию я лингвист, по второму — маркетолог в сфере культуры. Отработав семь лет библиографом, сейчас занимаюсь копирайтингом в социальных медиа, в том числе выпуском сторис.

На мой взгляд, «редактор сторис» — очень узкое определение. Несмотря на то, что этот формат сегодня невероятно популярен, он пока не заменил собой другие текстовые жанры. При этом огромный пласт работ в сфере СММ переехал именно сюда: оперативные новости, не менее оперативный сбор фидбэка, конкурсы. У формата огромный потенциал, и со временем сочетание «редактор сторис» наверняка перестанет вызывать какой-то диссонанс в голове, как сейчас никого не удивишь эсэмэмщиком или блогером.

Михаил Калашников, руководитель по продуктам акселератора развлекательных стартапов FunCubator:

Я вижу три тенденции в области медиа и контента, которые должны повлиять на рынок труда в ближайшие пять лет.

✅ Повышение качества контента и его усложнение. Контент низкого качества атакуют с двух сторон. С одной стороны, скоро его вполне можно будет генерировать алгоритмами. С другой — он не нужен ни платформам, ни пользователям, ни рекламодателям. Алгоритмы все лучше и лучше определяют качество, и все заурядное и бездарное будет вытесняться из поиска и соцсетей. Поэтому в медиа на первый план постепенно выйдет создание больших историй. Увеличится востребованность продюсеров-организаторов с навыками сложной командной работы и пониманием новых платформ.

✅ Больше данных и технических инструментов. Рутинная работа в создании контента будет автоматизироваться, но не на сто процентов. Редакторам, журналистам и блогерам придется освоить много новых инструментов. Сбор данных, фактчекинг, корректуру, адаптацию текстов и много что еще будут делать умные сервисы, человеку надо будет дирижировать всем этим и собирать в готовый продукт. В этом смысле работа в медиа станет более похожей на работу программиста или маркетолога. При этом конечные решения останутся за человеком: только люди могут быстро и эффективно сделать что-то более человечным.

✅ Ориентация на пользу. Осознанное потребление — мощный тренд. Люди выбирают то, что лучше для них самих, для общества, для планеты в целом. Даже от развлекательных проектов будут ожидать положительного влияния на мир, этической корректности, способности разбираться в сложных темах с научной точки зрения. Алгоритмы помогут увидеть пробелы в этих направлениях, но это потребует новых подходов и от людей, работающих в медиа.

Журналист-программист

В 2016 году редакция The New York Times выпустила доклад, в котором рассказала о требованиях к своим сотрудникам. В документе встречаются факты, кажущиеся примечательными даже через три года после публикации. Так, газета, издающаяся с 1851 года, не без оснований гордится тем, что в мире нет ньюсрума, где работает больше журналистов, умеющих программировать. Времена, когда от журналиста требовалось только хорошо писать, прошли безвозвратно. Несколько лет назад NYT обновила слоган, придуманный в конце XIX века: «У нас все новости, которые можно напечатать» превратилось в «У нас все новости, на которые вы кликаете».

Мария Михантьева, главный редактор образовательной платформы «Теории и практики»:

Границы профессий размываются, люди больше не учатся «на кого-то». По крайней мере в медиа и там, где речь идет о будущем. Есть проблемы, есть способы их решения, есть знания и навыки, которые для этого необходимы, и есть люди, которые этими знаниями и навыками обладают. «Продюсер смыслового поля» разве не то же самое, что «евангелист» в какой-нибудь технологической компании? Частично функции «игропрактика» уже сейчас выполняют люди, которые называются словом «сценарист». Это все просто разные умения в разных комбинациях и в разных контекстах.

Для медиа всегда будет актуальным умение рассказывать истории, искать сюжеты, видеть за ними что-то большее, разговаривать с людьми, находить фокус и интонацию.

Дизайнер эмоций и медиаполицейский

В 2011 году составители альманаха «Атлас новых профессий», разработанного при поддержке инновационного центра «Сколково», начали масштабное исследование: три года, десяток крупных российских городов и сотни интервью с экспертами из разных областей — от медицины и сельского хозяйства до легкой промышленности и туризма. Итогом работы стал список профессий будущего, некоторые из которых, по мнению авторов, появятся уже к 2020 году. Разумеется, «Атлас новых профессий» не обошел вниманием медиаиндустрию.

Дмитрий Судаков, руководитель проекта «Атлас новых профессий»:

На трансформацию медиа будут влиять технологии, связанные в первую очередь с нейросетями, искусственным интеллектом, большими данными. Уже сегодня они используются рядом новостных агентств. Растущее качество и доступность технологических решений, а также все более упрощающийся доступ к аудитории размывают определение профессии журналиста. Сегодня любой человек с приличным смартфоном может стать видеоблогером и ввязаться в борьбу за аудиторию.

В связи с этим человеку, который планирует связать свою жизнь с медиа, стоит учиться отстраивать самоидентичность, чтобы уметь транслировать своей аудитории, чем он отличается от остальных, нужно уметь говорить на языке своей аудитории, пользоваться разными каналами коммуникации. Ну и, разумеется, быть технически грамотным.

Названия нескольких обитателей «Атласа новых профессий»:

✔️Инфостилист — подбирает информацию и стиль ее изложения для конкретного пользователя, уставшего от выбора алгоритмов соцсетей и агрегаторов.

✔️Медиаполицейский — борется с киберпреступностью, ищет нарушения законодательства в сети.

✔️Дизайнер эмоций — воздействует на чувства пользователя, меняя или дополняя эмоциональный фон контента.

✔️Продюсер смыслового поля — создает информационные потоки под нужды пользователей и занимается высокоуровневой настройкой медиароботов.

✔️Архитектор виртуальности — проектирует модели виртуального мира, в которых пользователи могут работать, учиться и отдыхать.

Подготовил Алексей Сорокин

Понравился материал? Расскажите в комментариях, о чем еще из мира медиа вам хотелось бы узнать, и мы посвятим этому один из следующих постов.

Читайте также:

Subscribe to channel
and don't miss new publications
Don't miss new
publications