Пусть все это закончится

Татьяна не была плохой девочкой. Обычный подросток. Школа, друзья, гимнастика и прогулки во дворе. Мама с папой рядом и бабуля в соседнем доме. Школа недалеко, за десять минут туда, и полчаса обратно. Потому что подружки, столько всего интересного в школе произошло, мальчики интересуют, все надо обсудить по дороге домой.

В тот день они с девчонками шли домой как обычно, останавливались, что-то рассказывали друг дружке, ставили портфели прямо на пыльную дорогу, немного дурачились и весело смеялись. К ним подошли незнакомые парни. Пятеро парней. Стали шутить, предложили поднести портфели до дома. Девочки засмущались, принялись отказываться, срочно засобирались по домам. Татьянин портфель взял один парень и пошел в другую сторону. Татьяна просила его вернуть ее портфель, но только улыбался и удалялся в сторону пустыря. Девчонки испуганно побежали домой. А Татьяна за своим портфелем. В нем и учебники, и тетрадки, и ключи от квартиры. Когда она запыхавшись остановилась, девчонок рядом не было, зато все парни стояли и как-то странно смотрели на нее. «Черт с ним с портфелем, - испуганно подумала Татьяна, - пойду к бабушке». Но не успела она развернуться, чтобы побежать, как что-то больно ударило ее в голову. Она упала прямо в грязь, дырки на колготках и испачканную юбку, последнее, о чем подумала она перед тем, как потерять сознание.

Что случилось потом, Татьянин мозг еще долго отказывался воспроизводить. Она периодически приходила в себя, видела лица парней, слышала непонятные звуки и чувствовала боль по всему своему телу. «Пусть все это закончится», - мелькало у нее в голове во время кратких прояснений. Но это не заканчивалось. А потом случился огонь. Ее просто подожгли после всего, что натворили. «Пусть все это закончится», - спасительная мысль снова пробежала где-то в глубине.

Очнулась Татьяна в белой палате, рядом с ней сидела ее бабушка. Папу она больше никогда не видела, а маму, как она узнала позже, отправили на лечение в лечебницу. В психушку. Маму она потом видела, приходила к ней, но та ее не узнавала. Ее больше никто не узнавал. Кроме бабушки. Бабушка и рассказала ей, что произошло. И самое страшное из всего этого, была Татьянина беременность. Татьяна не хотела никакой беременности. Татьяна и жизни никакой не хотела больше. «Бабушка, пусть все это закончится», - просила она. Бабушка только качала головой. У Татьяны отрицательная группа крови, ей потребовалось множество операций по пересадке кожи, она чуть не умерла от ожогов, но ребенок выжил внутри нее. Вопреки всему продолжал жить и нормально развиваться. Бабушка объяснила Татьяне, что у них в мире больше никого нет. Только они друг у друга. И это навсегда. Но Татьяна не сдавалась: «Ты представляешь, бабушка, чей это ребенок? Как я могу носить, родить, вскармливать грудью ЭТОГО ребенка?» Последним аргументом в свою пользу бабушка использовала обычное зеркало. Она поднесла его к Татьяниному лицу и отвернулась. Татьяна вскрикнула и потеряла сознание: «Пусть все это закончится» - отдалось в голове. Врачи не осуждали бабушку. Больше, чем они сделали для Татьяниного здоровья, и как постарались перекроить ее лицо, сотворить было нельзя. Невозможно. Огонь уничтожил ее лицо. Она могла видеть, слышать, говорить, нормально принимать пищу, но она не могла смотреть в зеркало на свое отражение. Никогда. Врачи не боги, большего сделать они не могли и не умели. Не здесь. И не сейчас. И то, если повезет.

Наверное, находясь без сознания, В голове у Татьяны шла неравная борьба. Она потеряла не только себя, она потеряла обоих родителей. И у нее никогда не будет семьи. Только бабушка, больная мать и она сама, в доме, в котором не будет зеркал. И ей некого будет любить, кроме бабушки. Но она стара и только горе, свалившееся на ее семью, дает ей силы жить дальше, чтобы помогать Татьяне и навещать в лечебнице свою дочь. И Татьяна решила для себя, что этот ребенок не плод жестокого преступления, а дар свыше, как шанс исправить все плохое в жизни, шанс вернуть частицу того, что у нее так несправедливо отобрали.

Реабилитационный путь был очень долгим. Родилась девочка. Здоровая, красивая и, самое важное, любимая. «Она ни в чем не виновата», - думала Татьяна, удивляясь своей способности радоваться, глядя на это светлое родное личико. «Спасибо, бабушка, - говорила она, обнимая бабушку, - у нас будет счастливая семья». И бабушка плакала, прижимая обеих к своей груди, и давала себе слово быть здоровой и сильной, чтобы помочь всем своим девочкам выжить и стать счастливыми. «Пусть это не заканчивается. Мое новое начало. У нас все будет хорошо, обещаю, - прикасаясь губами к нежной щечке своей дочери, говорила Татьяна: - Я тебя не оставлю. Я люблю тебя».