Когда "эвакуаторщик" разбил машину: тонкости судебных тяжб

10.12.2017

У всех бывает темная полоса в жизни и у нас она случилась в ноябре 2016 года. Как мы уже писали наша машина слетела с эвакуатора, потому что его водитель решил вздремнуть и врезался в мост на Пулковском шоссе у заезда на КАД (повезло что мы вообще с конструкции не слетели).

Учитывая, что служебная машина не принадлежала любителю царства Морфея, он не сильно расстроился, а вот мы конечно огорчились. Получив хорошенько по башке, мы выползли из кабины и увидели картину, от которой сердце уходит в пятки. Наш автомобиль лежал на крыше в десяти метрах от нач. Мы получили из хетчбека купе, однако, к сожалению, он был не на ходу.

Наши вещи вытаскивали спасатели при помощи щипцов и прочих приспособлений. Спасибо им. Остановившаяся машина скорой осмотрела нас и пустила погреться до приезда дорожных служб.

Вначале, я не поняла слова инспектора, который сказал, что нам сильно не повезло. Я придерживалась другой точки зрения, уточняя, что машина же под ОСАГО. Оказалось, что эвакуатор должен был страховать машину, которую перевозит, однако он этого не сделал. Поэтому наш авто расценивался как слетевший груз (груда кирпичей).

Позже, когда нам отказали в выплате от нашей страховой компании, я начала "названивать" нашему извозчику. Выспавшись, он отвечал нам без особого энтузиазма. Тут мы и выяснили, что платить он не особо хочет, а машина принадлежит совсем другому человеку. Это сильно упрощает подачу иска подумали мы и ошиблись. Помимо владельца фирмы, с уставным капиталом в бампер нашей машины, нам со смехом рассказали, что эвакуаторы принадлежат совсем другому лицу. Тут мы и стали спрашивать советы у всех, до кого могли дозвониться и "мотаться" по адвокатам.

Юристы нас расстроили, попросив за судебную тяжбу с компанией четверть от стоимости нашей машины они не обещали, что свои деньги мы увидим, даже если выиграем дело.

Нам скинули типовой судебный иск с указанием статей на которые можно сослаться. Помимо этого, нам пришлось оплатить экспертизу с оценкой разбитого автомобиля и консультацию всех юристов. О том, как забавно она проводится я напишу позже, а пока мы попытались подать иск. Конечно, с первого раза у нас не получилось. В суде вернули дело из-за ошибок. Впрочем, нам рассказали, что именно мы заполнили не так. В этот момент жизни я узнала кучу новых слов. Таких как "исковое требование", "заявленная стоимость", "исправление исковых данных". За трудными терминами стояли простые вещи, а именно то, на что мы можем без наглости претендовать и с большей вероятностью выиграть дело. Итак, мы попросили деньги за машину за вычетом "годных остатков". Про них тоже пожалуй напишу отдельно. Сумму за экспертизу, и оплату стоимости эвакуатора. Помимо прочего мы выдвинули требование на оплату морального ущерба в 15 000 рублей. Именно столько стоит сотрясение и прочий не тяжёлый ущерб, без оплаты таблеток и лекарств.

После отправления иска нам наконец позвонил ответчик, а вернее его юристы и предложили нам треть от суммы о которой мы просили. Конечно, мы посчитали это издевкой и послали их поспать рядом с сотрудниками их эвакуационных служб. Уже на судебном заседании они предложили более разумную сумму. При ней мы едва отбивали стоимость нашей машины. Кстати, их хитрые юристы растянули выплаты на несколько месяцев. Они тянули бы больше, если бы не судья, которая ограничила срок выплат.

Остальное я допишу в ближайшее время, а пока могу сказать только то, что с нашими приставами и судами в 2017 году лучше не шутить. Буквально за два заседания они заставили безалаберного извозчика вернуть нам деньги за авто. Однако нашу первую машину это не вернет. Она была нашим чудом, которое свозило нас на море и показало не малую часть красот земли русской.