Таинственный недуг Хюррем-султан

5 September

Зрители задаются вопросом: что за таинственный недуг подкосил Хюррем-султан? Сегодня расскажу свою версию.

________

Хатидже зашла в свои покои. Открыла шкатулку. На алом бархате лежали единственные важные для нее сокровища.

Брошь-бабочка: "Трепещет, как моё сердце", сказал Ибрагим.

Флакончик, который никогда не должен был наполниться слезами.

Кольцо - символ двух влюбленных, которым не суждено остаться вместе.

Птица Симург. Ибрагим хотел, как эта птица, обрести покой у её сердца. Как жаль, что не вышло...

Хатидже выкладывала вещь за вещью на стол, и каждая словно обжигала ее пальцы и душу.

На дне шкатулки остался последний предмет.

Хатидже вспомнила последнюю встречу с колдуньей.

- Госпожа. То, о чем вы просите, возможно. Но цена за жизнь, которую вы хотите забрать, будет высока.

- Я согласна заплатить любую цену.

- Забрав одну жизнь, вы должны будете отдать все свои жизни.

- Я не понимаю, о чем ты. Я ум-ру, если эта змея отправится в преисподнюю, где ей самое место? Мне не жалко своей жизни. В день, когда я увидела бездыханное тело Ибрагима, моя жизнь закончилась.

Колдунья закрыла глаза, и начала раскачиваться словно в трансе.

- Госпожу охраняет огромная сила любви. Чтобы лишить Хюррем-султан жизни, нужно лишить ее этой любви. Первое, что вам нужно сделать, это оторвать одно сердце от другого, чтобы два года они не бились рядом. Возможно, этого будет достаточно. Тогда платой будет одна жизнь - ваша.

Однако... если сила любви спасет Хюррем-султан, ваш род прервется - дочь не узнает счастья материнства, а сын - отцовства.

Колдовство будет точить силу любви, ослабляя жизненную силу султанши. Оно снова разлучит два сердца на два года, но если и в этот раз не справится - ваши дети погибнут.

- Прекрати! Мои дети будут жить! Я спрячу змею так, что Сулейман ее не найдет, и забудет за первые же два года.

Колдунья открыла глаза.

- Вы готовы заплатить жизни, госпожа?

Хатидже медлила. Перед ее глазами проносились картины счастливой семейной жизни. Совместные ужины - Ибрагим, Осман, Хуриджихан за огромным столом, накрытым по европейской моде. Дни, проведенные под тенью садового шатра, в наблюдении за играми детей: Ибрагим нежно обнимает ее за плечи и шепчет ласковые слова... Всего этого лишила Хатидже ядовитая змеюка Хюррем, отравив разум повелителя. Хатидже схватила колдунью за руку:

- Ты видишь ее конец, Салиха? Твое колдовство поможет?

- Поможет, госпожа. Я вижу, что каждый день, проведенный вдали от султана, каждая его обида, будут оставлять на сердце Хюррем-султан язвы, пока они не начнут выходить наружу, и не появятся на теле. С этого момента дни вашего врага будут сочтены, и колдовство станет невозможно повернуть вспять. Но я не вижу, когда это произойдет.

Хатидже сжала в руке брошь-Симурга. Чего стоит её жизнь теперь, когда нет Ибрагима...

- Я поклялась жизнью, что избавлюсь от Хюррем. Я согласна.

- Госпожа. В вашем доме есть вещь, на которой несчастной любовью и кровью изображен ваш враг. Найдите и принесите мне.

Хатидже не сразу нашла его - кусок холста, на котором Лука изобразил Хюррем. Она не задумалась, о какой такой любви и крови сказала колдунья. Жажда мести вытеснила все мысли из ее головы.

Колдунья трясущимися руками взяла холст.

Салиха и Хатидже
Салиха и Хатидже

- Я чувствую силу! Огромную силу любви, которая бережет Хюррем-султан. Дайте руку!

Колдунья взяла руку Хатидже и быстро уколола ее палец иглой. Из раны закапала кровь. Колдунья дала капле упасть на холст и свернула его.

- Все готово госпожа. Через два года вам нужно закопать холст в лесу. Если сила мести, боли, обиды победит - оборвутся две жизни: ваша, и вашего врага. Если же нет...

- Всё получится! Мои дети и нерожденные внуки не пострадают!

***

Теперь Хатидже держала в руках тот самый холст, свёрнутый в тугой рулон. Госпожа выполнила наказ давно сгинувшей колдуньи и зарыла его в лесу, разлучив на два года Хюррем и Сулеймана.

Но в этот раз сила любви и прощения победила. Хасеки вернулась во дворец.

Как и предсказала колдунья, два года разлуки, боли и обиды снова наступили после гибели Джихангира.

Когда Сулейман смог простить свою Хюррем, душевные язвы уже стали телесными и точка невозврата была пройдена. Ничего больше нельзя было исправить.

Сулейман опоздал.

Поздно
Поздно

_____

Все рассказы по сериалу Великолепный век здесь.

Как погиб сын Хатидже Осман тут

Где Хатидже держала Хюррем читайте в этой статье.

Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить другие нерасказанные истории из Великолепного века.