"Хороший ты мужик, работящий. Да только брезгливый больно. И мною вон побрезговал", - усмехнулась Наташка

459k full reads
651k story viewsUnique page visitors
459k read the story to the endThat's 71% of the total page views
7,5 minutes — average reading time

Уважаемые подписчики и случайные читатели моего канала "Живу в глубинке"! Спасибо огромное всем за поддержку, за добрые комментарии и пожелания. А сейчас приглашаю вас прочитать очередной рассказ о хороших людях)))

Рассказ. Рабочее название "Настоящие мужчины".

"Хороший ты мужик, работящий. Да только брезгливый больно. И мною вон побрезговал", - усмехнулась Наташка

Дорога, монотонно тянувшаяся среди укрытых снегом полей, лесов и перелесков, редких унылых деревенек, знакомая до малейшей трещины в асфальте, с каждым километром приближала Алексея, водителя большегрузной фуры, к родному дому. Но сегодня он не испытывал радости от возвращению и скорой встречи с женой, понимая, что разговор предстоит не из лёгких. Однако от задуманного отказываться мужчина не собирался…

- Где едем? - зевнув, спросил напарник, который устроился в спальнике.

- Сто километров осталось, рано проснулся, я разбужу, поспи ещё, - ответил Лёха товарищу, который с удовольствием снова спрятался на лежанке.

...Сколько себя помнил, Лёха хотел быть шофёром. Ещё до службы в армии, получив заветные корочки, сел он за баранку старенького ГАЗика. Призвавшись, оба года водил армейский «Урал». Ну, а после службы вернулся в родной город и устроился на автобазу водителем-дальнобойщиком.

Время тогда было неспокойное - девяностые. Дальние поездки стали опасными, несколько раз и Алексею пришлось противостоять дерзким ребятам в кожаных куртках. Одна из таких стычек закончилась для него на больничной койке. Груза тогда он лишился, но природное упрямство не позволило бросить любимое дело.

Автобазу тоже не обошли стороной перемены: из государственного предприятия она превратилась в частную лавочку, получив громкий статус акционерного общества. И почти до середины двухтысячных меняла одного за одним директоров (читай - владельцев). Кто-то из них был более успешным руководителем, другие доводили предприятие до банкротства, менялись вывески, менялся коллектив... Лишь единицы, в том числе и Алексей, не увольнялись во время очередного кризиса.

Последний хозяин взялся за дело основательно: появилась новая техника, обновились ремонтные боксы, приобрело современный и презентабельный вид административное здание. Руководить коллективом водителей стали менеджеры - молодые ребята с дипломами вузов, обученные работать в условиях той самой рыночной экономики, которую мужики в минуты отдыха, собравшись на перекур, по привычке поругивали, употребляя крепкие, но точные словечки. Справедливости ради надо сказать, что последние годы водилам грех было жаловаться: работы хватало, да и зарплата была достойной.

Что касалось жизни семейной, то и здесь у Алексея было всё в порядке. Женился он двадцать лет назад не то чтобы по страстной любви, просто из нескольких девушек, которые могли бы подойти на роль супруги, выбрал наиболее хозяйственную, без особых амбиций, и, он надеялся, умеющую хранить верность и ждать мужа из длительных рейсов. Нина, как звали избранницу, надежд не обманула: дома всегда было уютно, готовила она превосходно, не давала повода усомниться в верности, да и чрезмерных требований не выдвигала. В общем, все считали их отличной парой.

Одно только омрачало семейное счастье Лёхи: Господь не дал им детишек. Забеременев примерно через год после свадьбы, Нина на большом сроке ребёночка потеряла. Переживали очень оба. Врачи утешали: ничего, молодые ещё, подлечитесь и нарожаете сыновей с дочками, сколько захотите. Да только прогнозы их не сбылись. После нескольких лет бесплодных ожиданий супруги решились на ЭКО. Но и эта попытка закончилась горьким разочарованием. Более проходить через неприятные процедуры Нина не захотела - боялась снова испытать боль от несбывшихся надежд... И наотрез отказывалась взять малыша из детдома.

Так и жили они: дом - полная чаша, но в доме том не слышалось детского смеха. Постепенно муж с женой отдалились друг от друга, поддерживая тёплые, но, скорее, дружеские отношения и стараясь в разговорах не касаться темы родительства.

Однако Алексею до зубовного скрежета хотелось наследника. А лучше - двоих: мальчика и девочку… Часто в перерывах между рейсами, просыпаясь ночами, он лежал рядом с женой и думал: как было бы хорошо, если б в соседней комнате тихонько посапывали малыши… Их малыши. Он стал бы работать ещё больше, лишь бы они ни в чём не знали нужды…

Мужики, видя иной раз, как он заглядывается на молодые пары с колясками, советовали ему завести ребёнка на стороне. Дескать, что такого? Семья семьёй, а продолжатель рода нужен. Но подобные предложения были мужчине неприятны. О том, что некоторые из коллег не брезговали заводить по второй, а то и по третьей семье вдали от родного дома, Алексей, конечно, знал. Не осуждал мужиков, но сам такого не хотел.

Где-то три с половиной года назад случилось ему отправиться в одну из северных областей. Сам он по этому маршруту ехал впервые, а вот Димон, его напарник бывал здесь уже не раз. Рейс тот выдался на редкость неудачным: поломка за поломкой в пути, да и погода словно взбесилась: в конце октября разразились такие снегопады, что трассы стали не то что трудно проезжими, но даже трудно проходимыми.

В общем, с трудом добравшись до места, разгрузились они и встали на ремонт. Димон, хитро подмигнув, сказал, что в гостиницу устраиваться нет необходимости: живёт, дескать, тут неподалёку давняя знакомая, которая рада будет принять у себя двух практически холостых мужчин. Алексей, пожав плечами, согласился.

Давняя знакомая напарника Наташка оказалась довольно молодой женщиной, которая проживала в стареньком домике вместе с тремя сыновьями. Старшему на тот момент было двенадцать, среднему девять, младшему пять. Как пояснил Димон, мужа у Наташки никогда не было, пацанов она нарожала от заезжих гостей...

- Беспутная бабёнка, но в койке - огонь. Рекомендую, не пожалеешь, - шепнул он Алексею, знакомя того с хозяйкой дома.

Та, улыбаясь, задержала свою руку в ладони мужчины чуть дольше, чем того требовал этикет.

- Понравился ты ей, - снова шепнул, выбрав удобную минутку, напарник. - Действуй, когда ещё выпадет возможность расслабиться.

Хозяйка собрала нехитрый стол, они посидели, выпили, поскольку за руль садиться наутро не требовалось. Взгляды женщины, которые она бросала на Лёху, становились с каждой выпитой рюмкой всё более откровенными и призывными. Но тот не испытывал абсолютно никакого желания ложиться с ней в постель: смущала такая её доступность и три пары мальчишеских глаз, то и дело заглядывавших на кухню. Пробурчав что-то о плохом самочувствии и усталости, мужчина отправился спать в комнату к пацанам, устроился на полу на ватнике. Пожав плечами, Наташка своё внимание переключила на второго гостя.

Утром Алексей проснулся раньше всех, умылся и вышел на улицу. Чтобы взбодриться, решил раскидать наваливший за ночь снег. Нашёл лопату и так увлёкся, что подчистую разгрёб весь двор.

Вернувшись в дом, застал на кухне старшего из сыновей Наташки.

- Александр, - по-взрослому представился тот, протягивая Лёхе руку. - Завтракать будете?

Мужчина не отказался. Сашка ловко разбил на шипящую сковородку несколько яиц, порезал хлеб, достал майонез и масло…

- Надолго вы к нам? - спросил он, орудуя вилкой.

- Да как получится. Пока отремонтируемся, а там глядишь и дороги расчистят. А ты не против, что мы у вас гостим?

- Не, не против, вы нормальные оба. Не дерётесь с мамкой и песни ночью не орёте, - ответил мальчик с непосредственностью, присущей только детям.- Ну, вы тут доедайте, а я мелких пойду будить да собирать.

Алексей, приведя кухню в относительный порядок, пожарил ещё яичницу и заглянул в комнату, где одевались, переговариваясь, мальчики:

- Давайте-ка перекусите, ребята, а то день долгий впереди.

Тех упрашивать не пришлось. За едой они успели рассказать, что зовут их Данила и Ванятка, что один ходит в третий класс, а второй пока ещё детсадовец, что мамка у них спит обычно долго и день свой ребята начинают со старшим братом, что из сада Ванятку забирает тоже Саша - вечером мамка работает на почте уборщицей, что больше всего им хочется иметь одному - мобильный телефон, а другому большую игрушечную пожарную машину: "Красную-красную, и чтобы с длинной лестницей".

Допив чай, мальчишки убежали одеваться, и вскоре за ними хлопнула дверь. Алексей заглянул в комнату, где спали Димон с Наташкой. Та как раз просыпалась. Нисколько не стесняясь постороннего человека, она вышла на кухню в ночнушке, поверх которой был накинут тонкий халатик нараспашку.

- Убежали мои изверги? Уж как прошу: потише собирайтесь утром, дайте поспать! Нет, всё равно разбудят своим гомоном, - проговорила она, сладко потягиваясь. - Тебя тоже, небось, разбудили?

- Да нет, я рано проснулся. Вон, во дворе похозяйничал немного, а то ночью вьюжило. Уж не ругайся, хозяюшка.

- А что мне ругаться? Видно сразу: хороший ты мужик, работящий. Да только брезгливый больно. И мною вон побрезговал, - усмехнулась Наташка. - Да ладно, дело твоё.

Мужчина, смутившись, перевёл разговор на другую тему…

В тот раз пробыли они в гостях у Наташки с сыновьями почти неделю. Алексей странным образом привязался к пацанам. Вместе со старшим они вечерами кололи дрова, среднему он приладил крепления к стареньким деревянным лыжам, а младшему отремонтировал тоже древние, пожалуй, ещё советских времён санки, и они даже все вместе сходили на большую горку, которой заканчивалась улочка. Накатавшись вдоволь, возвращались назад, когда Ванюшка, взяв Алексея за руку, спросил:

- А ты теперь всегда у нас жить будешь? И на мамке женишься?

Этот детский вопрос застал мужчину врасплох… Помолчав, ответил он, что остаться не сможет. Но если выпадет дорога в эти края, то обязательно будет навещать их…

После того случая Алексей стал сам напрашиваться в рейсы в этот сибирский городок. Мужики шутили, что неспроста он так рвётся туда: завелась, видно, и у него зазноба. А он и сам не мог объяснить себе, почему так тянет его к этим пацанам… Жене Лёха не сказал ни слова. Да она не особо и пытала его, ограничиваясь дежурными вопросами «Всё в порядке?» и «Как дела?»

За три года Лёха побывал у мальчишек ещё раз пять. Они каждый раз искренне радовались встрече с ним, рассказывали все нехитрые новости. Он видел, как они взрослеют… Каждый раз приезжал с подарками: и мобильные телефоны старшим, и пожарную машину Ванятке, и другие вещи, что приводили пацанов в неописуемый восторг, он не забывал перед рейсом положить в кабину своей фуры. И каждый раз отмечал, как буквально на глазах стареет Наталья…

А полгода назад ему позвонил Сашка:

- Дядя Лёша, мамка в больнице померла... Врачи говорят, рак… Мы сейчас в приюте, нас в детдом отдадут скоро, а мы не хотим. Забери нас к себе, пожалуйста!..

Этот звонок перевернул всё в душе мужчины… Он буквально вымолил у руководства срочно отправить его в рейс. Навестив ребят, он дал слово директору приюта, что оформит в ближайшее время все документы и заберёт братьев. И вот этот момент настал… Сегодня он вернётся домой и поговорит с Ниной о мальчиках и о том, что скоро они будут жить одной большой семьёй…

Разговор состоялся почти сразу после возвращения Алексея домой. Жена долго молчала… Потом заплакала…

- Не смогу я полюбить чужих детей, понимаешь, не смогу. Да и взрослые они уже, старшему шестнадцатый год... Откажись, Лёша, не поздно ещё… Не смогу я…

Он подошёл к супруге, обнял её и, наверное, впервые в жизни отчётливо почувствовал, как она дорога ему, как он любил её все эти годы…

- Сможем, родная, вместе мы всё сможем. Ты не бойся, если нужно, я даже другую работу найду, чтобы не уезжать от вас… Вместе растить их будем… А любви моей на всех хватит - и на мальчиков, и на тебя… Мужик я или не мужик?

И женщина в ответ улыбнулась. Ей подумалось, что, пожалуй, о такой именно минуте она и мечтала все эти годы. И что теперь рядом с ней будут уже четверо настоящих мужчин…

"Хороший ты мужик, работящий. Да только брезгливый больно. И мною вон побрезговал", - усмехнулась Наташка

Предлагаю прочитать также мой рассказ "Ты, Галя, не гневи Бога. Сын твой хоть и на зоне, да живой. Не горе это, поверь мне. - сказала Надежда Николаевна".