Он вернулся, но был мне уже не нужен (Часть 5)

Девочки открыли дверь, вихрем влетела его мать, сказала, что ей позвонили внучки, а он даже не удосужился. Она колотила его руками, я её оттягивала, а потом обняла, и она расплакалась. Я её успокаивала, а он сидел и молчал. Каково это, предать сразу четыре женщины? Я знала, что та, что увела его из семьи, знала, что она творит. И может следовало бы отплатить ей той же монетой. Но он был мне больше не нужен. Этот человек без зазрения совести, даже не попрощавшись и не объяснив ничего, бросил в этом городе и в этой стране свою жену и двух дочерей. Оставил он и свою мать. Он полетел в чужую страну за чужой женщиной. Чего теперь он стоит? Какая ему цена? Никто из нас до конца его всё равно простить не сможет. Принять его, чтобы не быть одной? Сидеть и трястись, что он снова вот так исчезнет? Что опять придётся отстраивать свою жизнь с ноля?

Я так не хотела. Да, я до безумия любила того человека, за которого выходила замуж, от которого родила детей, который завозил моих малышек по утрам в школу. Но это уже другой человек.

И я попросила развод. Его мать меня полностью поддержала. Поддержали и девочки. Мы нуждались в нём отчаянно первое время, после его ухода. Но он так и не позвонил. Ему было просто не интересно, что с нами стало. Он даже у матери своей ни разу в письме не спросил. Так зачем мы ему снова? Не потому что ему нас не хватало, нет. Он хотел вернуться, потому что там ему оказалось плохо, и он решил, что может вернуться в прошлое без последствий. Я разрешила ему видеть девочек, если они захотят, сказала, что не буду препятствовать их общению. Он их отец, какой-никакой. Но в семью мы его больше не примем. Так он и уехал. От него не было вестей ещё два года, и вот две недели назад он снова приехал в гости к девочкам.

Я успела за это время и получить от него развод и снова выйти замуж. Девочки приняли моего нового мужа на ура, называют они его Вадимом, и между ними дружественные отношения. Я снова счастлива. А те события остались раной из прошлого для меня, девочек, и матери Паши, с которой мы все такие же хорошие подруги.