Бойтесь Карандышева!

23 June 2018

Полагаю, что всё зло мира – от Карандышевых с их мнимой и тусклой порядочностью, израненным самолюбием, трусостью и чудовищным желанием власти. Они готовы даже на преступление ради того, чтобы потешить свою затоптанную гордыню. Вот Генрих Гиммлер – типовой Карандышев, даже внешне похож на тот образ, какой всегда рисуют в наших книжках. Тихушник с невыраженным подбородком, с маленькими глазками за стёклами интеллигентских очков, аккуратные, почти дамские руки, узкие плечи, вялая фигура… Просто Гиммлер – это Карандышев, который сумел попасть в политический мэйнстрим 1920-1930-х годов. А то бы точно также служил бы в каком-нибудь ведомстве, подсчитывал бы пфенниги, кушал бы колбаски и отбивал бы пяткой такт какого-нибудь прусского марша... Бойтесь униженных и робких! Избегайте слабых мужчин! Ладно, вернёмся к нашему герою.

Кадр из фильма «Жестокий романс».
Кадр из фильма «Жестокий романс».

Первое, что бросается в глаза – это чудовищная зависть Юлия Капитоныча. И надо же – назвали Юлий (Гай и Цезарь в придачу), а получился какой-то обмылок. Карандышев постоянно хочет сесть меж двух стульев – он делает вид, что презирает среду, в которой вращается ненавистный Паратов сотоварищи, но при этом делает всё, чтобы туда, в эту среду попасть. В пьесе и фильме очень хорошо показано, как он тешит свою нищенскую лейбломанию – на бутылки с невыразимым пойлом ему приклеивают феерическую «фирму́». Карандышевы вообще очень чутки к самым разным брендам и трендам. Считая себя уникальными, они ни за что не станут противостоять «сильным» (или толпе) даже на уровне своих вкусов.

Они всегда любят то, что предлагают сильные. Тайно или явно, но любят. Они не в состоянии предложить миру что-то своё, а людей с независимым нравом боятся и ненавидят. А, если подворачивается случай, то добивают. Карандышев влюбляется в первую красавицу города, в этакую куколку с гитарой, у которой, кроме осиного стана и милого голоска ничего нет. Особенно ума и денег. Но так уж случилось, что первые лица родного захолустья – у ног этой самой куколки. Тот факт, что Лариса пытается щебетать о своей душе, никого не волнует, в том числе и Карандышева. Я бы сказала, в особенности – Карандышева.

Для него главное – это колыхаться в местном мэйнстриме. В фильме, например, показателен эпизод с пистолетом – Карандышев хочет стрелять вслед за Паратовым и, понятное дело, терпит фиаско. Он слабак. Если бы в данной среде был бы популярен поэт-импровизатор, Карандышев кинулся бы судорожно рифмовать словеса, путаясь в ямбах и хореях. Карандышевы хорошо ощущают любую конъюнктуру – они всегда первыми поворачиваются, как флюгеры. Хотя нет, не первыми, вторыми – после сильного. После того, как Сергей Сергеич Паратов даст им команду... И заметьте - Юлий Капитоныч убил не Паратова, не Кнурова, не Вожеватова, но - Ларису. Женщину. Заведомо более слабую.

Зина Корзина (с)