Что самое страшное в фильме «Взрослые дети»?

3 May 2020

Кинокартина «Взрослые дети» (1961) по духу и сути похожа на более знаменитый фильм «Дайте жалобную книгу (1964), хотя, сюжеты — разные. Что же общее? Радостное и — нахальное вторжение молодых-да-умных во все сферы общества. Ладно бы вторгались. Они были реально умные — эти шестидесятники, «дети Победы», весёлое поколение физиков-лириков. Они — ломали старое с таким ретивым упоением, что уже в 1970-е им самим сделалось противно. И главное — скучно. Они думали, что будут вечно молоды.

Люся приводит в дом родителей своего мужа.
Люся приводит в дом родителей своего мужа.

Неслучайно именно эти люди 1935-1945 годов рождения в эпоху Брежнева устроили настоящий культ ретро и барской старины, подбирая по комиссионкам ширмы с виньетками «эпохи Керенского» (как сказал бы Остап Бендер). Так вот взрослые дети — архитекторы, показанные в киноленте, по факту никакие не взрослые, а инфантильные. Отсюда их прямодушная агрессия по отношению к старшему поколению. Сопромат они сдали на отлично, а вот жить не научились. А им не надо! Они знают про кибернетику!

Старшее поколение выглядит гораздо симпатичнее.
Старшее поколение выглядит гораздо симпатичнее.

История начинается с того, что пожилой, но ещё не дряхлый начальник Анатолий Кузьмич уходит на пенсию. Но покоя ни ему, ни его Татьяне тут не будет — в тот же вечер их дочка Люся приводит ...своего младого супруга Игоря в дом и объявляет, что отныне они будут жить вместе. Игорь принимается чуть не с порога хамить «старикам», при том, что его хамство символизирует «напор свежей новизны». Правда, смотрится это именно, как желание задеть «глупых» родителей жены. Юная супруга не возражает - она влюблена в мужа.

Спору нет - ребятки умные и талантливые. Но заносчивые и самоуверенные.
Спору нет - ребятки умные и талантливые. Но заносчивые и самоуверенные.

Парень громко включает музыку во время трапезы, тогда как в этой семье принято есть в спокойной обстановке. Хватает папину чашку. Курит в постели. Ведёт себя, как слон в посудной лавке. Символично: молодожёны выносят из своей комнаты «дурацкую» картину, приобретённую родителями в 1930 году. Ребятки с солнечными лицами и такими же светлыми устремлениями что-то говорят о городах и районах будущего, где не надо кухонь, утюгов, пирогов и прочей ерунды. Неудобная у вас квартира - констатирует Игорь. И некрасивая.

Мол, мы у вас недолго задержимся — скоро переедем в «дивный новый мир» с прачечными, самообслуживанием, кафешками да столовками. А пока мы тут немножко вас помучаем своим задором. И спорами о вкусах. Кстати, Игоря отменно играет Александр Демьяненко — лицо поколения, симпатичный очкарик в клетчатой ковбойке. Правда, ещё не крашеный в блонд, но уже почти Шурик. Но Шурик — это чуть ли не сказочный герой, тогда как Игорёк — реальность. Родители, как могут, отбиваются. Внушают, сетуют. Жалеют неразумных чад.

Заметьте, что Игорёк даже в присутствии ребёнка держит во рту сигаретку... Он пока не дымит, но вообще курит в комнатах.
Заметьте, что Игорёк даже в присутствии ребёнка держит во рту сигаретку... Он пока не дымит, но вообще курит в комнатах.

А дети — наглеют. Вернее, делают то, что хотят. Зазывают шумных гостей, которые топают и орут. Потом Игорёк покупает мотоцикл. Вместо шкафа. Нам в комической форме являют, как два разнонаправленных поколения пытаются притереться друг к другу. Понять и простить. Затем у инфантилов-умников рождается ребёнок и ...правильно! - все заботы ложатся на бабку с дедом. А Игорь снова недоволен «бережным воспитанием», ибо надо растить закалённого парня — будущего походника и, видимо, тоже архитектора городов-солнц.

В финале «дети» уезжают в свой город-спутник (ими же любовно спроектированный), но родители устремляются на электричку — помогать устраиваться. И так счастливы! Что же страшного в этом приятном и оптимистическом — по факту — сюжете? Даже не хамство Игоря по отношению к умудрённым «взрослым». Ужасно ...то самое будущее и то разочарование, которое постигнет Игоря и Люсю. Мы-то знаем то, чего не знали авторы фильма. Хорошо, если ребята не разведутся... А могут.

Люди этого умного и замечательного (спору нет!) поколения очень скоро перегорели.
Люди этого умного и замечательного (спору нет!) поколения очень скоро перегорели.

Не из-за пошлой измены, а просто надоедят друг другу, когда чуть состарятся — а это замечательное (спору нет!) поколение перегорело с печальным треском — к середине 1970-х сорокалетние гении ощутили холодную «осень жизни». Неслучайно главным героем фильмов сделалась ...осень. И все эти светлые районы со стекляшками-кафешками обратились в нечто замызганное. Вот тогда-то все стали говорить, что жить надо в центре, в доме стиля Ар Нуво, скупать антиквариат, читать стихи Серебряного века. И - привыкать к возрасту.

Zina Korzina (c)