Чучело и крапивинские мальчики

Мир, который беспрестанно описывал Владислав Крапивин - это антипод мира, сконструированного в повести Владимира Железникова «Чучело». Итак, провинциальный русский Город в качестве фона. У Крапивина это всегда - царство вселенской гармонии и чудесного переплетения старины с новизной. Тут не хотят в Москву и относятся к ней без завистливого трепета. Она где-то там, а у нас тут - уютные сады, палисадники, старые крыши, таинственные развалины, голубятни, мезонины. Уютные булочные, чарующие музеи, талантливая интеллигенция, и - добрые дети.

Иллюстрация Е. Медведева к произведению В. Крапивина.
Иллюстрация Е. Медведева к произведению В. Крапивина.

У Железнякова в его повести тот же самый Город. По виду. Но он совершенно другой на вкус. Тут всё сумрачно и уныло. Обречённо. Это не благородные руины, а тотальная обшарпанность. Хотя, в книжке всё это не так минорно, как в кинокартине, но всё-таки настроение ощущается и в повести. Мир Чучела - это тотальное захолустье, хотя автор и описывает тот Город, скорее беспристрастно, чем с досадой. Пожалуй, я нашла подходящее слово - тут не самодостаточно. Город ощущает свою второсортность, в отличие от многочисленных крапивинских Старогорсков.

Иллюстрация В. Гальдяева к книге «Чучело» (с).
Иллюстрация В. Гальдяева к книге «Чучело» (с).

Трагедия Леночки Бессольцевой, равно как и той девочки, которую прозвали Железная Кнопка, в том, что их мир лишён идеализма, чести и той мушкетёрской верности, которая отличала стиль Журавлёнка, Вальки Бегунова или, например, мальчиков-ветерков из «Голубятни...» Обе девочки ведут себя так, будто бы их занесло из ...крапивинских миров, поэтому одна выглядит доверчиво-ненормальной, а другая - упорото-стойкой, жестокой на пустом месте. Они обе - из мира, где даже расстрел игрушечными пульками должен обставляться, как реальная казнь.

Иллюстрация Е. Медведева к произведению В. Крапивина.
Иллюстрация Е. Медведева к произведению В. Крапивина.

Ещё интересный момент - у Журки, как и у Лены есть аристократичные дедушки-коллекционеры. Этакие советские дворяне с определённым отношением к жизни, разве что Журкин дед собирал старинные книги, а Леночкин - картины. И там, и там звучит тема дороговизны антиквариата и ...некоторой странности этих замечательных дедушек. Только к одному из них в городе относятся благоговейно, а к другому - как к блаженному. Точнее, как к придурку. Заплаточник! Мир-перевёртыш, где всё не так, хотя, всё именно что как в зеркале, где правое - это левое, а правильное - это глупое.

Иллюстрация В. Гальдяева к книге «Чучело» (с).
Иллюстрация В. Гальдяева к книге «Чучело» (с).

И никаких подарков судьбы. Детям из «Чучела» не светит ничего, кроме унылой серости, дождливых дней и таких же нерадостных смыслов. Их не взяли в Москву, потому что никакой Москвы в том мире нет - это тот самый город Зеро, который потом всех поразит в одной из перестроечных кинокартин. У крапивинских мальчиков есть манящие горизонты и блистающий мир. Он открыт и наполнен возможностями. Дорогами. Поэтому Бессольцевы и уезжают в свои миры. Им - можно.

Иллюстрация В. Гальдяева к книге «Чучело» (с). Иллюстрация Е. Медведева к произведению В. Крапивина (с).
Иллюстрация В. Гальдяева к книге «Чучело» (с). Иллюстрация Е. Медведева к произведению В. Крапивина (с).

Кстати, в крапивинской «Голубятне на жёлтой поляне» нам показаны сразу три параллельных мира, сосуществующих на Земле, а из одного пространства в другое можно попасть на некоем странном поезде. Так вот, город крапивинских мальчиков и город, где мыкалась Лена-Чучело, это один и тот же населённый пункт. Просто из параллельных миров. И надо только успеть на поезд... Или на каравеллу. Герои Крапивина очень любят это слово - каравелла.

Зина Корзина (с)

https://zina-korzina.livejournal.com/929826.html