Это три разных Шурика!

4 October 2019

У зрителей иногда возникает вопрос: почему у Шурика из фильмов «Операция Ы», «Кавказская пленница» и, разумеется «Иван Васильевич...» такая несхожая судьба. Маска — одна и та же, а вот жизненный путь — различен. То есть Шурик, гоняющий Федю и Шурик, записывающий тосты — это разные люди. Вообще разные. И, вместе с тем, Шурик — один и тот же. Конечно, можно выстроить лирическую тему: вот Шурик влюбился в Лиду, с которой они готовились к экзамену в техническом вузе, но девушка выбрала другого парня...

Вот Шурик влюбился в Лиду, с которой они готовились к экзамену в техническом вузе, но девушка выбрала другого парня...
Вот Шурик влюбился в Лиду, с которой они готовились к экзамену в техническом вузе, но девушка выбрала другого парня...

Тогда печальный и разочарованный Шурик бросает «физику» и уходит в «лирику» - в филологию — и едет изучать на Кавказ тамошние обычаи, ...чтобы, потерпев крах ещё и с Ниной, вернуться (опять же с тоски) в любимую им «физику», обрести высокий статус молодого рационализатора и — случайно встретить красавицу-актрису, похожую на Лиду. Напомню, что супругу Шурика в комедии про царя и управдома зовут Зиночка и она — молодая, успешная актриса.

Тогда печальный и разочарованный Шурик бросает «физику» и уходит в «лирику» - в филологию — и едет изучать на Кавказ тамошние обычаи...
Тогда печальный и разочарованный Шурик бросает «физику» и уходит в «лирику» - в филологию — и едет изучать на Кавказ тамошние обычаи...

Это всё уж-ж-жжасно интересно, однако же, реальность чуть скромнее. Леонид Гайдай очень любил эксцентрику старых — ещё немых — кинокомедий с Чарли Чаплином, Максом Линдором, Бастером Китоном и прочими комиками 1900-1920-х годов. Именно там — в тех классических роликах, на которых учились и в СССР, он черпал вдохновение для трюков и даже для сюжетных поворотов. А если вспомнить те древние фильмы, то возникает ряд не связанных между собой, законченных мини-произведений.

Потерпев крах ещё и с Ниной, вернулся в любимую им «физику» и — случайно встретил красавицу-актрису, похожую на Лиду.
Потерпев крах ещё и с Ниной, вернулся в любимую им «физику» и — случайно встретил красавицу-актрису, похожую на Лиду.

Их глав-герой - это некий персонаж, возникающий по ходу той или иной фабулы, не зависящей от финала предыдущей истории. Он как бы путешествует из одной картины — в другую, встраиваясь в жизнь персонажей. У Гайдая есть трио - Трус, Балбес и Бывалый как раз по этой схеме. Так и наш Александр (в смысле — Шурик). Более того, есть масса нюансов. Так, реальный студент, даже с горя, навряд ли «выпрыгнул» бы из специальности. Тем более - положительный парень из советской киноленты.

У Гайдая есть трио - Трус, Балбес и Бывалый как раз по этой схеме. Так и наш Александр (в смысле — Шурик) - фигура, переходящая из сюжета в сюжет.
У Гайдая есть трио - Трус, Балбес и Бывалый как раз по этой схеме. Так и наш Александр (в смысле — Шурик) - фигура, переходящая из сюжета в сюжет.

Из технарей в филологи-фольклористы — подобные метания в те годы не приветствовались, а собирать обычаи никто не послал бы «физика» - это была практика для гуманитариев, а не для будущих инженеров. Да и в вообще, в третьей части Шурик — шатен, тогда как в первой и второй — он «жгучий» блондин. В 1960-х советские (и не советские — тоже) юноши не красили волосы (разве что в кино, как Александр Демьяненко — для образа). В общем, это три разных Шурика — в духе «маленького Чарли» от Чарльза Чаплина.

Zina Korzina (c)