Фильмы знаменитых режиссёров, которые стыдно смотреть

27 June

Мы до сих пор обсуждаем фильмы, созданные Эльдаром Рязановым, Леонидом Гайдаем, Георгием Данелией и прочими великолепными режиссёрами, однако, Перестройка и 1990-е совпали не только с их физическим старением, но и с творческой деменцией (я по-другому не назову это состояние). Безусловно, Гайдай уже после «Ивана Васильевича» и «Не может быть!» - выдохся, а Рязанов печально закончился на «Жестоком романсе» .

Однако в «кооперативную эру» у всех наших мэтров началось, как им представлялось, второе дыхание — не самое, к сожалению, свежее. Больше того, эти комедии-про-бизнес и прочую лихую «новорусскую» бытность нынче ...стыдно смотреть. Итак, что же это за кино-шлак от великих - реально великих! - но утративших себя авторов?

«Частный детектив или Операция «Кооперация» (1989). Реж. Леонид Гайдай. Фрак из варёнки, новорусское убожество, кооперативный сортир с ренессансными формами.
«Частный детектив или Операция «Кооперация» (1989). Реж. Леонид Гайдай. Фрак из варёнки, новорусское убожество, кооперативный сортир с ренессансными формами.

1. «Частный детектив или Операция «Кооперация» (1989). Режиссёр - Леонид Гайдай. Попытка возродить весёлую да клоунскую эксцентрику на фоне разрушающегося государства, при этом вспоминая прыжки и шуточки из своих же старых наработок. Попытка состряпать Шурика №2, заменив лиричного Демьяненко ретивым Харатьяном. Панорама тогдашнего убожества — кооперативные сортиры с лепниной и атлантами; фраки из «варёнки», похищение кооператора.

О, да - смазливая напарница образца «Мисс Недо-Америка», тема валютных «бабочек» и бомжей, надсадное бодрячество и насмешки над подыхающей номенклатурной властью. Заодно — над милицией и даже над ветеранами (в сцене, где старик в доме ветеранов, вскочив с инвалидного кресла, прошибает дверь). Беспадонная гадость, простите. Желание вписаться в жвачные реалии.

«На Дерибасовской хорошая погода, на Брайтон-Бич опять идут дожди» (1992). Реж. Леонид Гайдай. Мда. Андрей Мягков в образе этакого Фантомаса, прыжочки, ужимочки, рашен-мафия и навязчивый, надсадный юморок.
«На Дерибасовской хорошая погода, на Брайтон-Бич опять идут дожди» (1992). Реж. Леонид Гайдай. Мда. Андрей Мягков в образе этакого Фантомаса, прыжочки, ужимочки, рашен-мафия и навязчивый, надсадный юморок.

2. «На Дерибасовской хорошая погода, на Брайтон-Бич опять идут дожди» (1992) — ещё большая ахинея, чем «Кооперация». Интересно, что у позднего_Гайдая началось не только творческое бессилие, но и — свойственная этому явлению многословность. Здесь был снова неутомимый в своей резвости Харатьян в роли суперагента. Забавно, что в роли главы русской мафии США снялся ...вечный рязановский интеллигент — Андрей Мягков.

Этакая перекличка-перестановка. Да, помощь в создании этого грандиозно-мерзкого «действа» оказал аж Дональд Трамп, в те годы — эксцентричный богач, которому нравились любые безумства. Но даже это не помогло сделать из кооперативно-перестроечной убогости — конфетку. Всё те же прыжки, дебильные ситуации, переодевания и погони. И всё это — без огонька, что называется.

3. «Небеса обетованные» (1992). Реж. Эльдар Рязанов. Списывание на свалку целой цивилизации под видом трагикомедии.
3. «Небеса обетованные» (1992). Реж. Эльдар Рязанов. Списывание на свалку целой цивилизации под видом трагикомедии.

3. «Небеса обетованные» (1992) — надрывная тема «бомжей», которых в эпоху Перестройки и особенно в 1990-х стало как-то до неприличия много. Чуткий до перемен Эльдар Рязанов не мог пройти мимо. Трагедия, превращённая в фарс. Есть ряд удачных и хорошо сыгранных сцен, что не отменяет общей убогости повествования. Не покидает ощущение ...маразма, которым страдают все (или почти все) герои фильма. Это не люди, а какие-то инфернальные тени, имеющие силы ещё и шутить.

Если поставить себе цель — посмотреть сюжет от начала до конца, то после этого останется тяжелейший осадок, как после общения с психически больным человеком. Понимаю, что авторы испытывали жалость к своим персонажам, но это больше смахивает на какой-то социальный садизм. Но всё проще и банальнее — то была попытка проехаться на «модно-злободневном» вопросе.

«Старые клячи» (2000). Попытка сказать, что капитализм - это плохо, да и социализм был - ...труба.
«Старые клячи» (2000). Попытка сказать, что капитализм - это плохо, да и социализм был - ...труба.

4. «Старые клячи» (1999/2000). Ещё одно глубокомысленное творение Эльдара Рязанова, решившего дать подзаработать своим извечным звёздам — Лии Ахеджаковой и Людмиле Гурченко. Две другие клячи (старые) — это Ирина Купченко и Светлана Крючкова. Нам являют всю мерзость 1990-х, но подают это через своеобразное «хи-хи» над «дурацким Совком» - в начале кинокартины клячи ещё не очень старые и пляшут-поют на сцене дома культуры от завода «Красная Труба».

Когда же красной трубы (в широком смысле!) не стало, тётки сделались никому не нужными кошёлками, непонятно чем занимающимися. В центре повествования — отъём элитной жилплощади у одной из «кляч». Нам показывают, что в прекрасном-новом-мире люди предоставлены сами себе. Ну, хорошо. А тогда зачем измываться над «Красной трубой», которая была залогом стабильности?! Да, фильм наполнен идиотскими шутками, совсем не рязановскими по духу.

«Паспорт» (1990). Реж. Георгий Данелия. Продолжение многих данелиевских тем и наработок, которые тут смотрятся не комично или эстетно, а дубово.
«Паспорт» (1990). Реж. Георгий Данелия. Продолжение многих данелиевских тем и наработок, которые тут смотрятся не комично или эстетно, а дубово.

5. «Паспорт» (1990). Говоря о Гайдае с Рязановым, было бы странно обойти Георгия Данелию, который тоже засветился в перестроечной кино-ахинее. Тут обыгрывается тема отъезда-переезда на «историческую родину». Причём, фильм прозрачно отсылает к «Мимино» - там есть фрагмент, где глав-героя вместо Телави телефонистка соединяет с Тель-Авивом и Валико случайно попадает на «бывшего еврейского_грузина», тоскующего по милой Грузии.

В «Паспорте» мы наблюдаем мельтешение в кадре, неумные, зато «пряные» шутки, абсурд, который не веселит, но утомляет. Да, запутанно-затянутый сюжет и прочая шелуха, которую должна была бы отбраковать цензура. Но — нет. Перед нами проходят города и страны, а по факту мы видим звенящую пустоту. И, как обычно в те годы — народные артисты и любимцы, вроде Гундаревой, Янковского и Джигарханяна, играют скучную «жвачку» в надежде на крупные заработки - «Паспорт» совместное творение аж четырёх стран.

Zina Korzina (c)