Женщина-мальчик 1920-х

1 August 2018

Не так давно мне довелось услышать радио-выступление одной дамы-литературоведа, которая говорила о Вирджинии Вульф, касаясь, прежде всего, «неразрешимой» загадки романа «Орландо».

Напомню, сюжет этой изысканной, как фарфоровая статуэтка, вещи посвящён некоему существу, которое до тридцати лет обреталось в теле юного джентльмена, а потом каким-то волшебным образом превратилось в очаровательную леди.

Более того, Орландо жило с XVI века по 1928 год и, вероятно, ходит среди нас и поныне, однако же, повествование заканчивается именно этой датой – датой рождения сего литературного образа.

Литературоведы спорят о загадке, хотя отгадка кроется именно в этих цифрах – 1928. Пик популярности типажа девушка-гарсон, которая не то мужчина, не то женщина. Страсть к переодеваниям и к гендерным девиациям. И - вечной молодости.

1. Эль Лисицкий. Плакат конца 1920-х годов. 2. Жозефина Бейкер в мужском костюме.
1. Эль Лисицкий. Плакат конца 1920-х годов. 2. Жозефина Бейкер в мужском костюме.

Мода на плоскую фигуру, не исключавшую, впрочем, соблазнительности и оголения – в моде телесные чулки, показывающие ноги во всей красе, обнажённые спины, длинная шея, ещё больше подчёркнутая коротенькой стрижкой. Бриллианты и боа не мешают делать резкие, мужские, движения.

Французский беллетрист Виктор Маргерит создаёт свою «Монику Лербье» - историю девушки, которая разочаровавшись в любви и традиционных женских радостях, бежит от них в опасном направлении – стрижётся, курит, выбирает любовников и (простите, если вас сие шокирует) – любовниц.

Но это 1920-е! «Несомненно, она! Но как меняет лицо эта мальчишеская прическа. Сейчас она стала символом женской независимости, если не силы. В древности Далила остригла волосы Самсону. Теперь, чтобы сделаться мужественной, она состригает свои», - пишет прямолинейный Маргерит. Переносимся на другой конец Европы – в Россию...

1. Карикатура 1920-х: нравы 1920-х.  2. Актриса Клара Боу в образе.
1. Карикатура 1920-х: нравы 1920-х. 2. Актриса Клара Боу в образе.

И …подслушиваем диалог: «- Во-первых, - перебил и его Филипп Филиппович, - вы мужчина или женщина? -Я – женщина, признался персиковый юноша в кожаной куртке и сильно покраснел. -В таком случае вы можете остаться в кепке…». Итак, Орландо – не то леди, не то джентльмен.

Кстати, в XVIII веке многие дамы из породы либертинок были как бы среднего пола, а уж переодевание в мужское платье было популярно у героинь Карла Гольдони и у русских императриц.

Возможно, мне показалось, но самые интересные моменты «Орландо» посвящены именно Галантному Веку: «То в бриджах - сама прямота и честь, - то сама обольстительность в юбках…» Эпохи совпали во вкусах – эра джаза и времена «красных каблуков и величавых париков…» одинаково интересовались девушкой-мальчиком.

1. Девушки-flappers. 2. Реклама с изображением коротко стриженых девушек.
1. Девушки-flappers. 2. Реклама с изображением коротко стриженых девушек.

Безусловно, мужчины негодовали, требуя вернуть даме – долгополые юбки и длинные косы. Француз Маргерит занимается морализаторством: «Теперь вы сравнялись с теми мужчинами, против привилегий которых когда-то так протестовали? Ей захотелось крикнуть:

"К чему мне это равенство, когда я из-за него несчастна, одинока и не вижу цели в жизни. Мир мне так противен, что я уже не в силах с ним бороться! А отвратительнее всего для меня - это я сама!"»

В СССР эта мода на бесполого «товарища» имела, впрочем, идеологическую подоплёку и с плаката Эля Лисицкого на нас смотрит …всё та же Орландо – не то юноша, не то – фемина с надписью USSR на «общем» лбу. Разве что Орландо - аристократка, а это существо - по всей видимости, пролетарка.

Марго Лион в своих любимых образах.
Марго Лион в своих любимых образах.

На западе становится популярен типаж под названием flapper - девица-хлопушка, которая соединяет две противоположных модели поведения - сугубо дамскую (мода, танцы, шопинг, бриллианты) с типично мужской - откровенное распутство с элементами бравады, курение, свобода передвижения, страсть к технике.

В берлинских кабаре царит Марго Лион – соблазняющая дамочка, переодетая кавалером. Ей подражают, её ненавидят, на неё рисуют карикатуры. Одним она кажется исчадием ада, других она завораживает. Равнодушных нет.

С ней знакомится молоденькая и ещё не звёздная Марлен Дитрих, как вы помните, полюбившая этот образ на всю жизнь. И не просто знакомится, а выступает вместе с Лион в шоу «Это носится в воздухе».

Ещё одна фамм-фаталь – агрессивная, экзотично-распутная танцовщица Джозефина Бейкер постоянно позирует во фраке и цилиндре. На этом фоне Орландо – типична и органична, посему никакой загадки. Это… носится в воздухе.

1. Открытка 1920-х годов. 2. Амелия Эрхарт в модном платье и рядом с модной техникой.
1. Открытка 1920-х годов. 2. Амелия Эрхарт в модном платье и рядом с модной техникой.

Теперь – о вечной жизни и долгой молодости Орландо. Предоставим слово Филиппу Филиппычу: «Я заботился совсем о другом, об евгенике, об улучшении человеческой породы. И вот на омоложении нарвался». В 1920-х годах тема воскрешения, омоложения и вечной жизни – тоже носится в воздухе.

Владимир Маяковский писал: «Лет до ста расти нам без старости. / Год от года расти нашей бодрости. / Славьте, молот и стих, землю молодости». Учёные умы во всём мире полагали: в ближайшем будущем мы достигнем практического бессмертия или, на худой конец, активного долголетия.

Научимся воскрешать мёртвых, будем создавать людей в пробирках и регулировать уровень их здоровья, интеллекта, возможностей. Кстати, именно в этом кроется причина ошеломляющего безбожия той эпохи – зачем высшие силы, если живёшь вечно, а коли и помираешь, то от усталости?

Лет в 300. Не боишься ада, не стремишься в рай – всё на Земле. Потому и Орландо живёт долго – она и есть воплощённая реальность 1920-х. Вирджиния Вульф уловила Zeitgeist – дух времени. И никакой «загадки». Одна только правда жизни.

Зина Корзина (с)

https://zina-korzina.livejournal.com/855962.html