Как выглядела бы реальная Анжелика?

28 October 2018

Ни для кого не секрет, что снимая костюмное кино, авторы ориентируются на вкусы и предпочтениях современных зрителей, а не пытаются воплотить «всё, как было». По одной простой причине — если показать реальность, то она будет непонятой. Скажем так, большинство не примет. А костюмно-исторические мелодрамы-приключения создают для массового потребителя. Ещё Илья Ильф и Евгений Петров, говоря об этом жанре, писали:

«Что бы ни играла голливудская актриса - возлюбленную крестоносца, невесту гугенота или современную американскую девушку, - она всегда причесана самым модным образом. Кудри должны быть уложены так, как это полагается в тысяча девятьсот тридцать пятом году. Публике это нравится». И не только голливудская — европейская, советская, да какая угодно актриса должна выглядеть именно так, как это «нравится публике» в таком-то году.

Красавица времён Людовика XIV (точнее, его фаворитка мадам де Монтеспан) и - собственно, Мишель Мерсье в образе женщины, по которой сходят с ума.
Красавица времён Людовика XIV (точнее, его фаворитка мадам де Монтеспан) и - собственно, Мишель Мерсье в образе женщины, по которой сходят с ума.

В своё время я с огромным интересом смотрела фильмы об Анжелике и, будучи ребёнком, была страшно удивлена, когда узнала о том, что Мишель Мерсье — эта богиня красоты 1960-х — никогда не понравилась бы Людовику XIV. Он, равно как его придворные, сочли бы женщину с такой наружностью костлявой, большеротой и курносой. Руки — грубые. Да и нога у мадам Мерсье - крупновата для Версаля.

В самый раз для торговки овощами или жены ремесленника. Её бы назвали ...малопривлекательной простолюдинкой. Разве что осиная талия да медово-золотистые волосы — прекрасны. Но этого слишком мало для того, чтобы все мужчины, только посмотрев на маркизу, сходили бы с ума. О ней говорили бы: «Тонкий стан и роскошные волосы не искупают её безобразия».

Кино и реальность.
Кино и реальность.

Реальная Анжелика (существуй она в тогдашней Франции) должна была обладать роскошно-пышными плечами, пухлым запястьем, тонкими, но холёными пальцами, бледной кожей, крохотной ножкой. Узкая талия, сформированная тугим корсетом, непременна. Именно — корсетом. А не образом жизни. Корсет, равно как пухлые руки, маленькая ступня, бледность — это красноречивые признаки неработающей, праздной дамы. А у Мишель Мерсье — щёки, как у девушки, постоянно бывающей на солнце.

Не говоря уже о том, что героиня кино-саги носит платья, не соответствующие 1650-1660-м годам. Действительность была скромнее и — тусклее, чем фантастические платья, пошитые для Мерсье. В них — соединение сразу нескольких эпох и ближе всего они к ...модам 1870-х годов. На голове — тоже неформат. Вернее - типичные вечерние причёски середины-конца 1960-х. О, да, конечно, подводка-стрелки, как и было модно в момент создания.

На голове — тоже неформат. Вернее - типичные вечерние причёски середины-конца 1960-х.
На голове — тоже неформат. Вернее - типичные вечерние причёски середины-конца 1960-х.

Даме галантного Версаля наносили на лицо грубые свинцовые белила, портившие кожу и организм в целом. А уже сверху - румяна. То есть естественный румянец - ужасно, а вот косметический - великолепно. Настоящая красавица времён Людовика-Солце показалась бы нам одутловатой, смешно раскрашенной, неповоротливой — в своих узких и ужасно тесных туфлях. А потому аутентичность попросту нелепа и зря Ильф-Петров смеялись над «перманентом 1935 года».

Зина Корзина (с)