Клава и смерть

28 September 2018

Само название фильма - «В моей смерти прошу винить Клаву К.» отдаёт барственным декадансом и, как сказал бы Остап Бендер: «Упадочный стиль. Эпоха Керенского». Но интеллигенции 1970-х импонировала салонная лексика и вычитанная в книжках галантность чужих прадедушек. Очаровательный фильм о провинциальных школьниках: спокойная и умиротворённая жизнь. Как у героев Чехова или у... Арцыбашева. В кадре не ощущается движение времени, как таковое.

Кадр из фильма «В моей смерти прошу винить Клаву К.».
Кадр из фильма «В моей смерти прошу винить Клаву К.».

Оно как бы остановилось - перед нами проходит несколько лет жизни, точнее более 10 лет, а мир вокруг как будто не меняется. Просто дети растут, превращаясь из детсадовцев - в старшеклассников. Что парадоксально, в этом сугубо советском фильме, тема юношеской смерти звучит весьма отчётливо. Она заложена в само название, но это смерть иного плана - романтическое самоубийство от любви в духе Серебряного века. Того, который мы потеряли.

Разумеется, это 1970-е и только они - в центральной сцене ребята танцуют на дискотеке под модных хит 'Hafanana' от Afric Simone Но. Вся эта история могла бы происходить где и когда угодно. Но лучше в 1907...10...16 году. Роковая красавица-вамп, её скромная подруга «на побегушках», верный рыцарь, готовый на всё и новый соперник, имеющий ещё больше шансов. Замечу, что меряются мальчики не бицухами и не лейблами, а...интеллектуальными достижениями. Первый, Серёжа - победитель математических олимпиад, а зато второй, Лаврик, Лавр...сыграл с Михаилом Талем вничью.

Удивительно, что этом фильме очень чётко определено место женщины - либо Любовница, смущающая сердца, либо - серенькая и неприметная, но очень терпеливая, верная и стойкая Жена. Математика и прочие игры с Талем - это сугубо мужское занятие. Откуда этот, опять-таки, салонно-старинный, дворянский архаизм в эпоху, когда космические корабли уже полтора десятилетия, как бороздят...? Когда все плакаты орали о женщине-вагоноремонтнице и женщине-учёной.

1970-е годы - это осенняя тоска по прошлому, породившая стиль ретро и - настроение ретро. Примечателен и образ Клавочкиной матери — модистки-надомницы, по идее существа антиобщественного. Но в нашем случае всё не так - мать главной героини не выглядит ущербной, даже если учитывать тот факт, что она - скульптор-неудачница. Она выражает некую вечную, как мир, идею женской привлекательности и учит этой премудрости свою дочь.

Клава — типичная нимфа предреволюционной России - пустая, но желающая, чтобы её наполняли смыслами окружающие кавалеры. Не самая красивая, но самая обольстительная. Таких богинь в эпоху Art nouveau было по 10 штук на каждый городок - они носили чёрные, струящиеся наряды, а свои сладко-терпкие духи именовали «Яд Клеопатры». Им служили поэты и поручики. Они - Музы художников. Этакий красивый, бездонный сосуд. Или нет, лампа, на свет которой слетаются мотыльки, чтобы сгореть.

Зина Корзина (с)