Красное на чёрном: цвета 90-х

1990-е годы оказались временем феерических возможностей для отдельных людей на фоне тотальных невозможностей для общества в целом. Иначе говоря, человек-сапиенс мог выбрать правильный, чистый путь, но мы все почему-то оказались заляпанными. Парадокс! Тогда было много красного и чёрного. Уверенно-победительный алый колер помады Revlon с рекламной растяжки. И – какая-то женщина в чёрном тащится на местное кладбище. Поминать сына-рэкетира - он тоже сделал выбор!

Мощные юноши в чёрной форме с красными повязками маршируют, неся хоругви. Рядом идут старики с коммунистическими – такими же красными - знамёнами. Крикливые рдяные буквицы на глянцевых обложках зазывают в рай для богатых. «Красное на чёрном!» - вопль Константина Кинчева и заунывная хриплость Богдана Титомира «Де-е-евочка в красном… Всё ненапрасно…»

И – девочки в красном, как на подбор – легендарные Синди, Клаудиа, Линда в безупречных нарядах от Gianni Versace. Его тоже убьют в 1990-х. Не у нас, разумеется. Однако это было слишком, чрезмерно… символично, ибо именно Версаче оказался невольным создателем «новорусского» шика – бордовых плечисто-мощных пиджаков, изумрудно-зелёных брюк, золотых пуговиц, леопардово-парчово-бананово-лимонных и – красных мини-платьев.

Эй, чувак, безусловно, ты помнишь, как стадионы превратились в рынки, торгующие дешёвым, но заманчиво-блестящим ширпотребом! Но это же весело и забойно, чувак! Ты же был юн, напорист, готов к приключениям и даже немного наркоман. Чуть-чуть. Как многие тогда. Можно было сидеть на крыше и слушать «Агату Кристи» из колонок поддельного, дребезжащего Pavasoniс-a (sic!), и пить какое-то спиртосодержащее нечто.

А по улицам летали подержанные «Мерсы» и «Бумеры» с джентльменами удачи на борту. Госпожа Удача оказывалась близко – буквально до ощущения дула пистолета у твоего затылка. Эх, время золотое-позолоченное, когда все люди казались красивыми, несмотря на зелёные лосины и ужасные футболки с кривой надписью Deor или Shanel. Именно так - блескуче-смешная подделка под заграничность. Под недоступный буржуазный шик.

Неважно, чувак, что у тебя не было ни Dior-a, ни Chanel-и, ни Panasonic-а, будь он неладен, зато гремели дискотеки, открывались пути, а ты легко и лихо расставался с «совковым» прошлым, глядя как популярный сатирик в компании народных артистов ёрничает на тему секса в СССР. И ты, милашка сорокасемилетняя, завсегда вспомнишь те оранжево-фосфоресцирующие дольчики, а ещё свои колготки-сеточки, яркие пуховики китайского качества да забавные варёные джинсики.

Голову кружило от разнообразной музыки, модной прессы — тогда ещё удивлявшей нездешним броским шиком, околополитических тусовок и первых восторгов от общения с компьютером. Можно ли быть счастливым и самодостаточным в разваливающейся стране? Сидеть в уютном креслице, когда рушится крыша? Пировать во время чумы? Но пировали же! Под мотивчики Ace of Base и 2 Unlimited, под протяжное «I saw you da-a-ancing» от Yaki-Da и под «Девочку в автомате» Жени Осина. «Плачет девочка в автомате…»

А мальчики  с автоматами. Все против всех. Так зачем нам были нужны эти красно-чёрные, залакированные зеленью, 1990-е? На мой взгляд, 1990-е  время проверки. Кто ты  человек или предатель? Барыга? Слабак? Обыватель? А может — боец? Нас всех просеяли через сито под названием «девяностые». Нас лишили ориентиров, точнее — мы сами избрали странную мораль. Антимораль. Легко быть чистым, когда везде — вымыто, а ты попробуй не испачкаться, если грязь объявляется признаком цивилизации, свободы, нового мышления.

Зина Корзина (с)

https://zina-korzina.livejournal.com/940012.html