Людмила Гурченко - вечный образ ненужной женщины

9 June 2019

Людмила Гурченко — одна из эффектных актрис советского кино — в 1970- годах безнадёжно утвердилась в амплуа «никому не нужной женщины». Моложавых и привлекательных героинь с тонкой талией постоянно бросали, а если — находили, то — как-то по-осеннему (!) поздно. Даже в занятном водевильчике «Соломенная шляпка» красотка умудрилась сыграть именно Kлару, которую жестоко растоптал Фадинар — Миронов. За смехом и песенками сего не видно. Гурченко - искрит, но глаза - печальные. Она-то в курсе, что её снова - оставят.

 Даже в занятном водевильчике «Соломенная шляпка» красотка умудрилась сыграть именно Kлару, которую жестоко растоптал Фадинар.
Даже в занятном водевильчике «Соломенная шляпка» красотка умудрилась сыграть именно Kлару, которую жестоко растоптал Фадинар.

А по сути? Персонажи Гурченко постоянно боролись за обыденное бабье счастье. Другие — толстоватые и простоватые — находили его слёту. Здесь же всё оказывалось — тщетным или ущербным. Деревенский Вася бросал Раису Захаровну и на всех парах летел обратно, к рано постаревшей, крупной Надюхе. Не бывает ничего хорошего у таких жар-птиц. Потому что нельзя! Официантка из «Вокзала для двоих» годами бегала к придурку-проводнику и «по быстренькому» общалась с ним в душном купе. Но да — нашла пианиста с перспективой «зэ-ка».

Деревенский Вася бросал Раису Захаровну и на всех парах летел обратно, к рано постаревшей, крупной Надюхе.
Деревенский Вася бросал Раису Захаровну и на всех парах летел обратно, к рано постаревшей, крупной Надюхе.

Не будь музыкант Платонов в трудной ситуации, он бы на привокзальную служащую даже краем ока не взглянул бы. Эта несчастная тётка с внешностью дивы тащит свой унылый воз без права на выбор. Для неё высший триумф — когда Платонов приглашает её поужинать в её же родной ресторанчик. «Любимая женщина механика Гаврилова» - это снова череда унижений. Подруга кидает фразу: «Может, ей наконец-то повезло?» Всё при ней, не только талия, но и душа. Её героиня - самоотверженна. Из тех, что потащат на себе раненого.

Официантка из «Вокзала для двоих» годами бегала к придурку-проводнику и «по быстренькому» общалась с ним в душном купе.
Официантка из «Вокзала для двоих» годами бегала к придурку-проводнику и «по быстренькому» общалась с ним в душном купе.

У ...ненужной женщины уже были романы, в том числе с респектабельным женатым врачом. Ради неё разводиться он не стал бы. Для чего? Очаровательная и миниатюрная, она хороша, как любовница. А дома у всех — своя Надюха-краюха. И весь фильм нам показывают судорожное хождение бесприютной Маргариты Сергеевны по городу Одессе — не то в поисках Гаврилова, который не явился на собственную свадьбу, не то — в стремлении забыться. Бегает на точёных каблучках - высматривает смысл жизни. А его нет. Где-то растеряла. Или не было никакого смысла.

Героиня Людмилы Гурченко — привыкла. Мужиков крутится много, а никому «всерьёз» неинтересна.
Героиня Людмилы Гурченко — привыкла. Мужиков крутится много, а никому «всерьёз» неинтересна.

Да, в финале Гаврилов появляется и нам раскрывают причину его драматического «опоздания». Но Маргарита столь долго «ждала» Гаврилова — не только этот день, но и вообще, что уже как-то странно верить, что он — не фантом. И что он — надолго. Кажется, что логическим продолжением будет новое расставание. Героиня Людмилы Гурченко — привыкла. Мужиков крутится много, а никому «всерьёз» неинтересна. Даже в детском мюзикле «Мама» её Коза — одинокая мать. Остальные зверушки, за исключением отрицательного Волка-Боярского и его банды — семейные, парные.

И весь фильм нам показывают судорожное хождение бесприютной Маргариты Сергеевны по городу Одессе.
И весь фильм нам показывают судорожное хождение бесприютной Маргариты Сергеевны по городу Одессе.

В экранизации «Красавца-мужчины» Гурченко вновь в своей тарелке — то есть в роли красивой, обеспеченной и — бросаемой дамы. Её Сусанну забывают тут же от мысли о миллионах мифической Матрёны Сильверстовны. В «Прохиндиаде...» она вроде как супруга ловкого Сан-Саныча, который ходит «налево» к скучноватой, малопривлекательной молодухе. В общем, в большинстве кинокартин Людмила Марковна — по-женски безрадостна. И весь ужас в том, что по всем меркам она — самодостаточна. Могла бы жить и без статуса «любимой женщины механика Гаврилова». Но — нет. Как будто авторы хотели показать, что женщина-павлин не бывает счастлива. Вообще.

В экранизации «Красавца-мужчины» Гурченко вновь в своей тарелке — то есть в роли красивой, обеспеченной и — бросаемой дамы.
В экранизации «Красавца-мужчины» Гурченко вновь в своей тарелке — то есть в роли красивой, обеспеченной и — бросаемой дамы.

Зина Корзина (с)

P.S. Разумеется, это не во всех ролях - а их у Гурченко было очень много, но тенденция - прослеживается.