Маленькой Вере - 30 лет

В 1988 году на экраны вышла «Маленькая Вера». Итак, беспутной и никудышной героине нашей юности исполнилось более, чем четверть века, ну, разумеется, самой-то Верочке сейчас уже под 50. Кем она стала? Торгашкой леопардовыми лосинами? С запредельно-роскошным лишним весом и багровыми щеками? И вот она сидит у телеящика в цветастом халате, со сковородкой жареной картошки и умиляется колоратурам симпатичного и такого душевного певца Стаса М.! «Нет, ну есть же мужчины, а?!».

Или она сделалась прекрасной матерью кучи таких же великолепных детей? Или монашкой? А может Верочка сделалась членом компартии, яростно требующим вернуть ей лично СССР и всякую прочую светлую молодость? А, может, Вера сгинула в 1990-х от случайной пули, пущенной кем-то деловым - в такого же делового сожителя? Или умерла от алкоголизма? Или вылечилась от него же? Тут можно гадать и никогда не угадаешь, ибо наши пути неисповедимы, особенно последние 30 лет.

Как раз в конце 1980-х, когда этот фильм вышел на экраны, мы начали понимать - пришло некое новое время, которое по-другому движется и заставляет по-иному думать. Это время выбора, но выбор может стоить тебе жизни. Тогда, в 1988-м, мы ещё не знали, что через три года развалят СССР, а через пять лет - расстреляют Дом Советов, по американской моде тех времён называемый Белым Домом. Мы жили в ожидании праздника, на котором будет много жвачек, комиксов и Кока-Колы, а на выходе получили бандитскую вольницу и трёхкопеечную попсу, как «важнейшее из искусств».

Кто виноват? Все. Маленькая Вера - маленькая вера, то есть никакой веры. Маленькая вера - это состояние общества, а неприятная и неумная провинциалка с агрессивным начёсом здесь просто ходячий символ. Это фильм, в котором нет положительного героя - все плохи либо от перманентно несчастной жизни, либо от модного в ту пору цинизма. Посмотрите на Верочку - она постоянно боится прослыть сентиментальной. Её страшно веселит и удивляет понятие «платоническая любовь».

А потом посмотрите на родителей Веры. Кем они были до рождения детей? Это же натурально герои фильмов «Высота», «Девчата», «Весна на Заречной улице», «Девушка без адреса». Она была заводной хохотушкой на каблучках-гвоздиках, он - первым парнем в околотке, по которому тосковали все девчата. Юрий Пименов «Свадьба на завтрашней улице»... Они же нестарые люди - им немного за сорок, максимум сорок пять. Но перед нами уставшие, отгоревшие работяги, которые не видят особого смысла в жизни и в труде. С другой стороны, семья не самая последняя, бывает и много хуже. Есть старший брат Витя, который очень даже выбился в люди. Особенно по меркам провинциальных родителей. Тоже изображает из себя циника, хотя, и не хочет.

Но время требует. Вон, у подружки-то, у Лены Чистяковой, жизнь ещё хуже и не спрашивайте, почему. И как шикарно она дует бражку из ковшика...! А ведь талантливая девочка, между прочим. Герой-любовник Серёжа? Схема. Вообще схема... Режиссёр Василий Пичул показал нам некомильфотную сторону бытия, не тех девочек, которых надо. Но тех, которых тогда ждали и которых именно тогда было много. По сюжету Вера с Ленкой ждут вызова из училища связи, то есть их будут учить на телефонисток. Я сама после школы работала на межгороде и насмотрелась на такие типажи более чем достаточно.

А потом - понеслась звезда по кочкам. Наталья Негода стала популярной и востребованной. Правда, не как актриса, а как персонаж. Причём, скандальный и неприлично-интересный, болезненно-интересный, нечто, вроде «бородатой женщины» и прочих ужасающих чудес старого цирка. Помню, что простые люди en masse как-то брезгливо о ней отзывались. Не о героине - об актрисе. Её запомнили не по надрыву, не по хорошо сыгранному по страху перед жизнью, не по ужасу в ярко подвёдённых глазах, а по голым статям. Её обнажили в журнале 'Playboy' и показали всему миру.

Немножко снималась в американском кино, но потом, когда схлынул интерес к Mother Russia и к Perestroika, Вера-Негода, негодная Вера оказалась, по сути, никому особо и не нужна. Она могла бы потом все 25 лет играть Марию Стюарт или ещё какую-нибудь Филумену Мартурано, она всё равно для всех осталась бы «той самой тёлкой», которая разделась в 1988 году! А ведь могла бы стать хорошей характерной актрисой со своим почерком, могла бы играть в театрах и в кино... Как и мы все могли бы дальше и больше, да не вышло. Выбрали другое, с маленькой Верой и с цинизмом. Потому что в тот момент было почему-то нельзя ни остановиться, ни свернуть, ни подумать. Маленькая Вера - это мы все в 1988 году. Увы-увы-увы...

Зина Корзина (с)