Ненужные девочки

9 September 2018

Лет 10-12 назад мощно объявила о себе режиссёр Валерия Гай Германика (она же Лера Дудинская). Благо, её фильм с жизнеутверждающим названием «Все умрут, а я останусь» (2008) достаточно известен по сию пору. Тема девочковой тоски и заброшенности - основная фишка Германики (потому что есть ещё короткометражка «Девочки» примерно про то же самое). В этом фильме (как и в «Девочках») действуют три четырнадцатилетние лохушки, которые кое-как учатся, кое-как дружат и вообще, непонятно зачем живут. Они не плохи и не хороши.

Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).
Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).

У них есть какие-то зачатки доброты и сострадания, но, вместе с тем, так много разрухи в головах, что разруха в клозетах уже не пугает. Их жизнь показалась мне беспросветно скучной, несмотря на то, что девочки очень деятельны - они постоянно что-то покупают, тусуются, грубят училкам, сбегают от родителей. Чисто событийно их бытие наполнено под завязку, но ощущение такое, что им не терпится покончить с собой и ...начать новую красивую жизнь. И главное - они живут в каком-то исступлённом ожидании любви.

Я вообще заметила такую особенность - чем меньше в жизни человека позитива, тем острее он хочет любви. Почему, собственно, многие узколобые подростки довольно быстро теряют невинность? Не из интереса даже, а из-за нехватки положительных переживаний. Когда жизнь протекает по маршруту школа-ларёк-тусовка-дом, где школа и дом представляют собой мощные генераторы негатива, то секс становится реальной отдушиной, почти единственным источником радости.

Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).
Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).

В фильме одна из девчонок молится: «Пусть будет дискотека и у меня будет парень!» Всё. Больше ничего не надо. Всё начинается с похорон любимого кота - в могилку, вырытую чуть ли не посреди двора, девочка Жанна кладёт своего усопшего друга и кидает ему на прощанье золотых рыбок из домашнего аквариума. Сюжет незамысловат, как жизнь простых людей из спального района - три подружки хотят пойти на дискотеку, которая устраивается в их родной школе.

Для этого они готовы на всё - это первая в их жизни вылазка в мир настоящей жизни. Ну той, где взрослая любовь и где можно замутить не по-детски. Выписаны эпизодические роли училок - типичные усталые тётки с лишним весом и жуткими шмотками. Выделяется словесница - она, вместо Пушкина, положенного по программе, читает детям Мандельштама, не забывая кольнуть: «Я вам это читаю потому что вы сами никогда этого читать не станете...»

Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).
Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).

Она с самого начала убеждена в своей принадлежности к высшей касте, где читают Мандельштама, а в классе сидят 30 человек, которые априори не будут. Снобская уверенность в сочетании с просветительским зудом. В фильме показаны старшеклассницы, у которых - младенческое сознание и младенческие же вкусы. Но всё это круто перемешано с элементами «запретно-взрослой жизни» - жувачки «с принцессами» и бухло, розовый бэби-цвет с чернотой косметической подводки, игрушки - с бутылками и куревом.

А ещё в фильме жесткоко дерутся пацанки. Как в родные 80-е. Вообще, мир Германики - это во многом мир 1980-х. Не знаю, в чём тут дело, но то ли это делается специально, то ли - какая-то личная зацепка за те времена (хотя режиссёрша в 2000- была совсем молодая и дискотечные битвы Перестроечной эпохи - это не её личная «память»). Я вижу этих героев в других прикидах и под иную музыку. Их спокойно можно переносить в 1987-й и населять пространство металлистами, панками, люберами, брейкерами и мажорами...

Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).
Кадр из фильма «Все умрут, а я останусь» (2008).

Пускать фоном CC Catch и Виктора Цоя с БГ, и чтобы по телеящику бухтел «Прожектор Перестройки», а в кино шло «Покаяние». И вот, что ещё меня удивляет - меня не бесят герои Германики, хотя, по идее, они должны меня бесить своим несотвествием моим личным понятиям о жизни. Они все - мои антиподы: и девчонки, и их мамаши, и их учителя. Но почему-то у меня к ним очень сложное отношение, в котором перемешаны недоумение, жалость, взгляд свысока или даже - сбоку, отторжение и, вместе с тем, понимание, что они живут рядом с нами.

P.S. Да, а для тех трёх подружек всё кончается довольно плохо.

Зина Корзина (с)