Осенний марафон в направлении зимней вишни

15 July 2018

И там, и тут - красивая, эмансипированная и коротко стриженая женщина, очень хрупкая и нежная, несмотря на всю эту эмансипированность. Обе - питерские. Погодка и культурка должны располагать - суетливая Москва не подходит. Провинция тоже не годится - Питер - вот лучшее место на Земле для осенне-зимней любви настоящей семидесятницы-восьмидесятницы. Обеим не восемнадцать - возможно, машинисточка Алла чуть моложе, чем НИИ-шная красавица Оля. Да. У них - разный уровень, Оля-то покруче во всех отношениях, начиная образованием, заканчивая жилищными условиями.

А ещё у Оли есть сын от первого брака, тогда как Алла только мечтает о ребёнке. Ребёнок - это лучший смысл, казалось бы. Но нет, наша зимняя вишенка чаще всего видит в Антошке некую обузу. Посмотрите, как мать грубо и жестоко отправляет сына на пятидневку. Потому что Любовь с большой буквы Л для неё сейчас важнее какого-то отпрыска. Для Аллы тоже важнее всего Любовь (тоже большая и тоже с большой буквы). Поэтому надо бороться и искать. Нашла? И не сдаваться!

Оля и Алла.
Оля и Алла.

Обе влюблены в сорокалетних мужиков интеллигентного вида - Советская Власть на свою голову вырастила некое подобие аристократа, который, как и было положено по статусу, постоянно рефлексировал, читал стихи и никак не мог уйти от нелюбимой жены к любимой пассии. Оба любовника - из породы бывших шестидесятников, то есть первое и оно же последнее поколение тех самых НИИ-шных дворянчиков, для коих впечатления и смыслы дороже денег. Но при этом, они в отношениях с бабами слабы и нерешительны. Не люблю, но не могу бросить. Люблю, но не могу прийти навсегда. Любовь - это вздохи на скамейке, слегка соприкоснувшись рукавами. Что не исключает секса. Типические.

На этом месте могли бы оказаться Лукашин, Новосельцев, а также многочисленные персонажи тех лет, галерею которых закономерно замыкает герой Игоря Костолевского в кинофильме «Прости!». Так вот, бывшие мальчики-походники, женившиеся, скорее, по дружбе, чем по любви (ну, мода такая была!), на излёте второй молодости вдруг встречают женщин, которые не просто свежее, чем жёны. Тут главное - некие острые чувства, которые были недополучены весной, то есть в 1960-е годы. Догнать осенью то, что не получилось в марте. В марте была дружба, мечты о космосе и вселенском счастье. Был оптимизм, а сейчас, унылая осень, да и любить приходится только зимнюю вишню.

Вадим и Бузыкин.
Вадим и Бузыкин.

Даже если она оттает, она всё равно будет не особо интересная. Пробовали эту унылость, да? Поэтому есть ли смысл уходить в никуда, ради того, чтобы грызть замёрзшие ягоды или растаявшую кашу, отдалённо напоминающую вишнёвый вкус? Вместе с тем, молодые женщины активно вцепляются в этих бывших романтиков - с ними интересно. Внешне они - никакие, точнее - обычные пожухлые интеллигенты, которые когда-то, возможно, были привлекательны. Сейчас это - немодные и наспех одетые мужики - никаких замшевых курток, никаких импортных кроссовок. Бузыкин вообще не очень понимает, зачем Алла купила ему эту стильную куртку. Ему - не надо! Он вообще за другим в этот мир пришёл.

Есть в вишнёвом повествовании и ещё один символический персонаж - интеллигентик-прилипала Вениамин, который много говорит, но, судя по всему, ни черта не делает. Пишет диссер. Наверное, давно пишет. Столь же бездарен, как и ...персонаж по имени Варвара - из «Марафона». Тоже из породы прилипал. Хотят, чтобы им всё несли на блюде. Оба фильма кончаются по сути одинаково - жизнь героев, попытавшись измениться, опять входит в привычную колею. Марафон по осенней улице в направлении зимней вишни. Поэтому, когда наступила горячая, летняя, сжигающая Перестройка, многие из этих вечно-демисезонных сорока-пятидесятилетних мальчиков попросту сгорели. Потому что не привыкли. Слишком яростно полыхнуло.

Зина Корзина (с)

https://zina-korzina.livejournal.com/738811.html