Почему Наталья Негода - актриса одной роли?

8 October 2019
3,6k full reads
1,5 min.
3,8k story viewsUnique page visitors
3,6k read the story to the endThat's 96% of the total page views
1,5 minute — average reading time

Как-то раз я нашла на Ютубе интервью 1989 года с Натальей Негодой — исполнительницей роли Маленькой Веры. Актриса беседовала с корреспондентом популярной в те годы программы «Взгляд» и ей было слегка неловко — она постоянно прятала глаза, стеснялась, загадочно — точнее вынужденно — улыбалась и говорила о том, что отказывается от предложений, которые на неё кучно свалились после «триумфа». Мол, не хочет она играть роли, ей предназначаемые. Что за образы — она не детализирует. Всем и так понятно. Актриса Негода — не талант и не бездарь, а типичная такая середнячка.

Наталья Негода в конце 1980-х часто появлялась на обложках.
Наталья Негода в конце 1980-х часто появлялась на обложках.
Наталья Негода в конце 1980-х часто появлялась на обложках.

Если бы не «Маленькая Вера», она поигрывала бы самые разные роли. Возможно, доросла бы до театральных глав-ролей, например. А сейчас, как все (или почти все) российские артисты снималась бы в сериалах про жуликов и полисменов, изображая то женщину-следователя, то дамочку-адвоката, а то и — кучерявую бандершу. Всё бывает. Однако Негода так и осталась актрисой одной — причём, не самой выигрышной роли. Позорной роли, если говорить прямо. Одно дело сыграть Алису Селезнёву (например) и потом - «сдуться» на «Лиловом шаре», как Наташа Гусева, хотя, и в той же роли девочки из будущего...

Да, кстати, на месте Негоды могла бы оказаться вообще любая симпатично-стройная девица. Это не роль по сути.
Да, кстати, на месте Негоды могла бы оказаться вообще любая симпатично-стройная девица. Это не роль по сути.
Да, кстати, на месте Негоды могла бы оказаться вообще любая симпатично-стройная девица. Это не роль по сути.

Другое — вот это. Засветиться в столь пикантном виде, да ещё и впервые за всю историю советского кино (да, в 1920-х имелись опыты «ню» на экране, но это не стало кинематографической привычкой). То была бомба! О «Маленькой Вере», как о первом «эротическом фильме» начали писать ещё в начале 1987 года, то есть за год до премьеры. Хотя, сюжет вовсе не эротический, а — остро-социальный. Увидели смысл единицы. Остальных волновала другая тема: «Правда что ли покажут ВСЁ?» Да, кстати, на месте Негоды могла бы оказаться вообще любая симпатично-стройная девица. Это не роль по факту.

 Хотя, сюжет вовсе не эротический, а — остро-социальный.
Хотя, сюжет вовсе не эротический, а — остро-социальный.
Хотя, сюжет вовсе не эротический, а — остро-социальный.

Это — даже не «маска». Это — символ раскрепощения и раздевания, свойственного поздне-советскому обществу, когда из буржуазного мира начали брать не корпоративно-трудовую этику западных фирм и не высокий уровень обслуживания, а конкурсы красоты и откровенные сцены в кинематографе. Наталья Негода оказалась случайной заложницей эпохи — её использовали, как «мясо» (игры там особой нет!) и как первую ласточку, а по-хорошему оставили на произвол судьбы — её карьера просто смехотворна, даже с учётом трёх или четырёх забытых американских проектов.

А у Негоды попросту не оказалось никаких шансов...
А у Негоды попросту не оказалось никаких шансов...
А у Негоды попросту не оказалось никаких шансов...

Вопрос: почему же тогда Елена Яковлева сумела выбраться из той ямы, которую ей уготовила «Интердевочка»? Всё просто — путана Танька Зайцева была ...не первой. Это важно. К 1989 году, когда история валютной красавицы вышла на экран, появилось уже много всяких дамочек и девушек, сверкавших обнажёнными спинами (и тем, что пониже спины). Пётр Тодоровский с «Интердевочкой» ничего не открыл. Он лишь вяло продолжил. И то Яковлевой пришлось довольно отмываться — пока не нашла свою звёздную Каменскую. Для большинства Яковлева = Каменская, а не Танька. А у Негоды попросту не оказалось никаких шансов.

Zina Korzina (c)