Почему «О бедном гусаре замолвите слово» - неудачное кино?

30 June

У Эльдара Рязанова есть триумфы - «Ирония судьбы», «Служебный роман» и даже ранняя «Карнавальная ночь», где ещё совсем не чувствуется почерк будущего комедиографа, но есть смысл и — творческая радость. А есть провалы и я говорю не о позднеперетроечной усталости, переходящей в трэш, но о фильме, который мог бы получиться, но — провалился.

«О бедном гусаре замолвите слово»...» (1980) — одна из самых неудачных комедий, причём, нельзя сказать, что Рязанов плохо справлялся с отображением «костюмных» времён — более поздний «Жестокий романс» полностью гениален. Почему же не получился «Бедный гусар», точнее — слово о нём?

Бедный гусар совершенно не получился...
Бедный гусар совершенно не получился...

1. Если посмотреть основную линию картины — здесь явно прослеживается попытка высмеять «особые отделы» и вообще власть — в лице Мерзляева (рязановский король кадра - Олег Басилашвили). У Рязанова этот жанр, именуемый «фигой в кармане», получился по-дилетантски дурно. Его стезя — лирические комедии или же социальные драмы (та же «Дорогая Елена Сергеевна» - довольное мощное, жестокое зрелище). А вот это подтрунивание над современным ему Совдепом, используя намёки — это не Рязанов.

 Ощущение, что Рязанову было скучно это снимать, а прекрасным актёрам — произносить реплики.
Ощущение, что Рязанову было скучно это снимать, а прекрасным актёрам — произносить реплики.

Это — Марк Захаров. Тот бы сделал из этой истории феерическую вещь, оставив на съёмочной площадке, разве что Евгения Леонова. Да! Кто был сценаристом Бедного Гусара? Так Григорий Горин — соавтор именно Захарова, в том числе — в Ленкоме. Неудивительно, что сценарий Горина плохо сочетался с рязановским почерком. Тут нужна буффонада и динамика, а ещё — бодрая, тревожная музыка (Гладкова, а не Петрова!). Но нет. Ощущение, что Рязанову было скучно это снимать, а прекрасным актёрам — выдавливать реплики. Тут все фигуранты - будто лишние.

Пара-тройка не рязановских, а придурковатых шуток, вроде сцены с тортом, могли бы насмешить ребёнка...
Пара-тройка не рязановских, а придурковатых шуток, вроде сцены с тортом, могли бы насмешить ребёнка...

2. Фильм не отвечает заявленному жанру — ибо он не смешной. Вообще. Пара-тройка не рязановских, а придурковатых шуток, вроде сцены с тортом или со стрелой, могли бы насмешить ребёнка, но замахнувшись на эстетное повествование о власти, любви и предательстве, Рязанов, сделал скучнейшую мешанину из образов, шляпок и видов. Безусловно, Олег Басилашвили — недурен в маске подлеца, а Георгий Бурков - в роли ...самого себя из прочих фильмов Рязанова. Остальные же — статисты. Даже великий Леонов. В каждой из сцен — утомление, в том числе и для зрителя.

Получилась тусклая агитка о плохом чиновнике особого отдела.
Получилась тусклая агитка о плохом чиновнике особого отдела.

История кажется невнятной и затянутой. Вопль: «Палачи! Сатрапы!» Что-то там ещё посреди леса. Какого-то актёра пытаются то ли расстрелять, то ли — спасти, а в результате — всё кончается тем, что из фамилии Мерзляев «вдруг исчезла буква Л». У положительных персонажей — тоже не фонтан. Не судьба. Транслируется какая-то пустота и — конечность. Но весь ужас в том, что эту комедию очень ждали — премьера, назначенная на вечер 1 января, всегда таила в себе праздничный фейерверк. Но вышла — тускловатая агитка с неумелой критикой особых поручений.

Zina Korzina (c)