Почему она - противная?

8 June 2019

Вера Силкова, героиня фильма «Влюблён по собственному желанию» - малоприятна, хотя, по сюжету она — положительная. Добрая, отзывчивая, всегда придёт на помощь. И, кстати, она очень красивая — той средневеково-ренессанной итальянской красой, о которой «напел» ей художник, решивший по лёгкому уложить в постель женщину с лицом джоттовой Мадонны Оньиссанти. Как её определил сам «пикапер». Но ни доброта, ни лицо эпохи Джотто, ни образованность не делают её привлекательной. Я не о мужском внимании, которого у неё тоже нет (интеллигент-расстрига не в счёт).

Вера не может говорить нормальным языком и, видимо, даже добро делает, потому что об этом сказано в книгах.
Вера не может говорить нормальным языком и, видимо, даже добро делает, потому что об этом сказано в книгах.

Я говорю о её личностной ущербности. Во-первых, она говорит со всеми каким-то искусственно-книжным языком, не имеющим ничего общего с реальной жизнью. При том, что этот язык — не естествен даже для интеллигентной беседы. Она что-то выдаёт, как компьютерная программа, созданная на базе русской и зарубежной классики, брошюр по этике и эстетике, статей о нравственности в педагогической прессе и так далее. У Веры нет ничего «от себя лично». На любое слово она выдаст мини-лекцию. Да, она не тупая, но она — глупая. Катастрофически. Неуместная.

Она - образованная, но с ней неинтересно.
Она - образованная, но с ней неинтересно.

Есть другие люди - с очень богатым словарным запасом, однако же, говорят они просто и ясно, не пытаясь донести до слушателя, что «брови выщипывали куртизанки эпохи Леонардо». Даже со своим родным братом она разговаривает, будто выдаёт абзац из старинной повести, где все носят кринолины и шляпки, украшенные шёлковыми розами. Вот она очень много знает, а людям с ней скучно. Вокруг неё — вакуум скуки. Она становится нормальной только в момент неконтролируемой истерики — её мать сильно удивилась. Обычно её Верочка говорит размеренными (и отредактированными) строчками.

Привязчивость - бесит. Добро в этих случаях оборачивается злом. Точнее - адским болотом.
Привязчивость - бесит. Добро в этих случаях оборачивается злом. Точнее - адским болотом.

Во-вторых, Силкова навязчива и привязчива. Нормальная женщина, увидев пустые глаза Игоря Брагина, просто пожала бы плечами и ушла. Не не такова наша Силкова (от слова «силки») - ей надо добить ситуацию. Просматривается не особо талантливая, но усидчивая хорошистка, которую любили учителя и недолюбливали соученики (хотя, с удовольствием списывали у неё диктанты и даже сочинения). Навязчивость — отталкивающий фактор. Заметим, что к Брагину активно лезла ещё одна фигурантка — некая шалава Наташка.

Она даже после интимной близости болтает о высоком. Ничего своего. Нулевая.
Она даже после интимной близости болтает о высоком. Ничего своего. Нулевая.

И с тем же результатом — он её тонко послал, сказав, что она - хорошая девчонка. И — хватит. Финал картины — оптимистичен? Да он ужасно тосклив. Брагин переспал с Верой из жалости. Выслушал её высокопарный вздор. Назавтра он тихо смоется. Или нет — будет к ней приходить после всяческих Наташек. Или после драки. Отлежаться, поесть, вяло заняться любовью. Вера наверняка захочет родить, сказав длинную выспреннюю фразу из давно прочитанной книжки. Что-нибудь насчёт «плода любви» и «воспитания нового светлого человека». Брагин вздохнёт — Вера неисправима.

Зина Корзина (с)