Признак советской респектабельности?

23 March 2019

Сейчас это покажется диким или же странным, но в позднем СССР одним из признаков ...не то, чтобы респектабельности, но некоторого шика считались вырезки из западных журналов мод — особенно с красивыми моделями. Эти странички символизировали некую принадлежность хомо-сапиенса к буржуазной роскоши. Конечно, в очень богатых и приличных домах — уровня зам.министра это уже не встречалось, но обыватель искренне полагал, что блондинка в джинсах фирмы такой-то или автомашина из каталога советско-немецкой выставки — украшают его жилплощадь.

Модный Володя из «Самой обаятельной...» держит вырезки аж на службе.
Модный Володя из «Самой обаятельной...» держит вырезки аж на службе.

Полагаете, что этим страдали исключительно подростки да юноши? Такое могло встретиться и у сорокалетних. Маленькие девочки вырезали красивые, пахнущие нездешней полиграфией, картинки для своих песенников, а их мамы спокойно могли налепить это на двери ванной или туалета. Мол, мы тут не валенки! И, как говаривала героиня Ларисы Удовиченко из «Самой обаятельной...»: «Мои подружки, слава Богу, разбираются в моде. Журнал «Бурда» смотрим ежемесячно». С ударением на «а». Сказано с апломбом. Как о Нобелевской премии, по крайней мере.

 Неслучайно, зайдя к стоматологу Шпаку, вор Милославский увидел всех этих нимф заграничного глянца на фоне антиквариата «эпохи Керенского». Обратите внимание на кнопку!
Неслучайно, зайдя к стоматологу Шпаку, вор Милославский увидел всех этих нимф заграничного глянца на фоне антиквариата «эпохи Керенского». Обратите внимание на кнопку!

Вот эта самая бурда и составляла часть бытия многих советских граждан. Если не могу достать импортное, так повешу на стенку его (импорта) изображение. Но и не только. Многие вполне обеспеченные господинчики, вроде слесарей автосервиса или директоров магазина «Мясы-колбасы», могли себе эдак загадить кооперативное обиталище. Неслучайно, зайдя к стоматологу Шпаку, вор Милославский увидел всех этих нимф заграничного глянца на фоне антиквариата «эпохи Керенского». Причём, сия лепота — я имею в виду журнальные вырезки — потрёпанные и грубо прикнопленные.

Даже у чистоплотной и вроде бы как не из этой «темы» - Раисы Захаровны. У неё вся прихожая — в «календарных» пляж-девочках.
Даже у чистоплотной и вроде бы как не из этой «темы» - Раисы Захаровны. У неё вся прихожая — в «календарных» пляж-девочках.

Если внимательно смотреть фильмы, то можно увидеть всяких «девушек в неглиже» и рекламу стирального порошка у многих, гоняющихся за модой, персонажей. Даже у чистоплотной и вроде бы как не из этой «темы» - Раисы Захаровны. У неё вся прихожая — в «календарных» пляж-девочках. Развивая мысль, полагаю, что налепил тот, кто был до Васи. Понятное дело, что все эти девки и плакаты с Рембо (о, счастливые обладатели видака!) являли собой красочное дополнение к пустым пачкам из-под импортных сигарет и шикарных бутылок - из-под очень дурного пойла.

В комедии «Ты - мне, я - тебе» вся квартира модного банщика (!) заставлена антиквариатом и завешана всякими рекламками.
В комедии «Ты - мне, я - тебе» вся квартира модного банщика (!) заставлена антиквариатом и завешана всякими рекламками.

В советских детективах часто мелькали «девки-и-мотоциклы» в качестве фона для «прожигания бытия». Обычно следователь с усталым, но добрым лицом заходил в комнату какого-нибудь волосатика, подозреваемого в ограблении ларька «Союзпечати» и укоризненно глядел на всякие Харлеи, Мальборы, чинзаны и японские календари «с купальниками». Потом принимался учить жизни и выводить линию задушевного допроса. В кино эти музыканты-модельки-актёры означали: хозяин предпочитает что-то не то. И это «не то» приводит его к ограблению соседа-антиквара, например.

В детективе «Вход в лабиринт» квартира преступника вся расцвечена плакатами и вырезками.
В детективе «Вход в лабиринт» квартира преступника вся расцвечена плакатами и вырезками.

Как-то раз классе в седьмом мы попали в дом некоего мальчика, у которого было сто кассет и японская стереосистема. Сын кого-то там из треста столовых. Так сказать, мажор низшего сорта. Зато — кассеты. Сто. Так вот у него вся комната была оклеена — как обоями — страницами из музыкальных журналов Bravo и Popcorn. Всё это перемежалось восхитительной рекламой мороженого, печений, игрушек, телевизоров. Мы — строго воспитываемые (!) дочери министерских работниц — ходили там, как завороженные.

Kарикатура Л.Самойлова (с). Журнал «Kрокодил». Kлассический тунеядец должен иметь соответствующий жизненный фон...
Kарикатура Л.Самойлова (с). Журнал «Kрокодил». Kлассический тунеядец должен иметь соответствующий жизненный фон...

(У меня тоже имелись журналы и каталоги, но кто мне позволил бы это клеить на стены?!) Я очень завидовала такой лепоте! У нас дома было «скучно». Что всё это означало? Не только дикарство, но и — глубокую детскую наивность. Дети любят наклейки, яркие картиночки, красивенькое. Любят, чтобы торт был не просто вкусным, но с непременными розами несуществующих оттенков. Ребёнок обожает рисовать на обоях — есть целые методики, как его отучать от сего неблаговидного занятия.

Рисунок М.Петрова (с). Журнал «Kрокодил». Типичный набор западных обложек и якобы-красивой жизни.
Рисунок М.Петрова (с). Журнал «Kрокодил». Типичный набор западных обложек и якобы-красивой жизни.

Советский человек предперестроечных и перестроечных времён точно так же портил стены яркими «презентациями» чужой, неведомой, завлекательной жизни. И он был не виноват — поздний СССР обладал более чем сдержанными тонами. Вся эта «неброскость» и скромность фона оказалась губительной для самой же Системы. Обыватель подумал: «А зачем мне что-то там бороздить в районе Проксима Центавры, если у меня нет ярко-малинового, в блёстках, велосипеда?» Сдержанный фон очень надоедает. Именно поэтому в конце 1980-х все дружно кинулись на обёртку, даже не особо вглядывась в содержимое.

Зина Kорзина (с)