Развлекательное ТВ было, но для другого поколения

11 October 2018

Одни люди задаются вопросом: «Почему в эпоху Застоя было такое унылое ТВ?» Другие, напротив, хвалят, говоря, что оно таким и должно быть: классическая музыка, политическое новости, документальное кино о нефтяниках или свекловодах и примерно 2-3 раза в год — мелодии буржуйской АББы и прочего Бони-Эм. Внимательно изучив программы тех лет, я заметила интереснейшую подробность. Много киноконцертов с участием (вернее, с архивными записями) Леонида Утёсова, Клавдии Шульженко, Лидии Руслановой. Создавались, ...стряпались ретро-номера и целые кинокартины с девушками, танцующими чарльстон или даже канкан.

Образ Людмилы Гурченко времён «Бенефиса».
Образ Людмилы Гурченко времён «Бенефиса».

Время от времени пускали старое кино с Ильинским-Кторовым и Анной Стен. Было много современных номеров с воспеванием «старого граммофона» - ребятки в шляпах-канотье пели что-то из репертуара 1930-х — причём, зачастую, из нежелательного (с точки зрения самих 1930-х) репертуара. Да. Реабилитировали стиляг с их джазом и «Серенадой Солнечной долины». Безусловно, в те годы во всём мире было ретро-поветрие — в Голливуде снимали фильмы о «ревущих—двадцатых», а итало-извращенец Тинто Брасс (вслед за Лилианой Кавани) эстетизировал никогда не существовавшее нацистское Ар Деко.

 Кадр из фильма «Только в Мюзик-Холле».
Кадр из фильма «Только в Мюзик-Холле».

Однако на Западе ретро было одним из многочисленных направлений — пусть и стилеобразующих. В СССР это — интеллектуальный мейнстрим, заданный сверху. Точнее, единственно-разрешённый и всячески пропагандируемый в пространстве поп-культуры. Почему — так? Вся эта потрясающая ретро-тема — это ни что иное, как ...вкусы пожилых людей, стоявших у власти. Это любимые ритмы тех мальчиков, что ходили в белых штанах и танцевали фокстроты, обожали Леонида Утёсова, тайком слушали Петра Лещенко, влюблялись в Аннушек и Раечек, носивших беретики.

Постановка  «Взрослая дочь молодого человека» - реабилитация стиляг.
Постановка «Взрослая дочь молодого человека» - реабилитация стиляг.

Поколение чуть моложе — врубало «джаз на хате» и «хиляло по Бродвею». Или не хиляло, а слушало чарующую Ружену Сикору с Ниной Дордой. Запах сирени, тёплый-ламповый-звук, каблучки по асфальту стучат... Поэтому, встав у руля, чиновники и цензоры с удовольствием пропускали своё-любимое. Родное. Они в массе своей не понимали диско и тем паче — рок. Они и не должны это любить. Вспомните реакцию молодых «отцов», когда Марти Макфлай, попавший в 1950-е, принялся лабать им хэви-металл. Поэтому вся советская эстрада 1970-х — начала 1980-х несёт в себе мощный ретро-заряд.

Образ Натальи Крачковской из шоу «Волшебный фонарь».
Образ Натальи Крачковской из шоу «Волшебный фонарь».

Даже прорывные «бенефисы» с Людмилой Гурченко, Ларисой Голубкиной, Татьяной Дорониной имеют очевидную отсылку к эстетике 1920-1950-х годов. А молодёжи — тем, кому 14-20-25 — это казалось скучноватым и архаичным. Да, нравилось, конечно, но хотелось и чего-то другого — со_временного. Юношеству не было никакого дела до мемуарных грёз чиновника Н., тусовавшегося в 1938 году под агрентинское танго. Так что развлекательного контента на ТВ хватало, просто он транслировался для старших товарищей. «В парке Чаир распускаются розы...». Приятно и респектабельно.

Зина Корзина (с)