Самые красивые фильмы эпохи Застоя

Kонечно, многие сконцентрируются на термине «застой», коим часто именуют 1970 — первую половину 1980-х, но меня в данном случае интересует вовсе иное — кино, созданное в этот период. В конечном итоге, Средние века — тоже малоприятный термин, в своё время означавший «тёмный и бесполезный период, зачем-то случившийся между Античностью и Ренессансом».

В общем, пусть будет Застой. Стабильность. Точка. Люблю это время. Итак, самые привлекательные — с эстетической точки зрения — киноработы тех лет. При том, что советский мастер не должен был акцентироваться на «форме» - за пустой эстетизм тогда ругали, хотя понятие «формализм» уже не использовалось.

1. «Анна Павлова» (1983).  Фильм, сотканный из солнечных паутинок, осенних листьев и — жемчужных нитей.
1. «Анна Павлова» (1983). Фильм, сотканный из солнечных паутинок, осенних листьев и — жемчужных нитей.

1. «Анна Павлова» (1983) — судьба великой русской балерины и просто красавицы на фоне эпохи Ар Нуво, переходящей в эпоху Ар Деко. Шикарность видов, магия сирени, волшебство тюльпанов, безумие шляпок. И такая пронзительная печаль, что начинаешь понимать, почему студенты/курсистки эпохи Ар Нуво — стрелялись/травились или же уходили в Революцию, а писатели эпохи Ар Деко тосковали по тем временам, когда студенты — стрелялись, а курсистки - травились. Фильм — виньетка. Фильм, сотканный из солнечных паутинок, осенних листьев и — жемчужных нитей. Впрочем, все фильмы Эмиля Лотяну — это высокое эстетство и трагедийность, как главный смысл Kрасоты.

2. «Раба любви» (1975) - всё та же эра Ар Нуво, вернее — прощание с ней. Торжество белого на фоне чёрного.
2. «Раба любви» (1975) - всё та же эра Ар Нуво, вернее — прощание с ней. Торжество белого на фоне чёрного.

2. «Раба любви» (1975) - всё та же эра Ар Нуво, вернее — прощание с ней. Торжество белого на фоне чёрного. Или чёрные одежды — на ослепительном фоне южного дня. Символизм в каждом кадре. Не забыт даже гумилёвский «заблудившийся трамвай» - в нём-то и уезжает навстречу смерти глав-героиня — потрясающая дива немого кино, для которой — всё кончено. Здесь тоже — виды и шляпы. Никита Михалков — не только символист, эстет и барин, он ещё и выразитель вкусов тогдашней интеллигенции. В 1970-х полагалось обожать Серебряный век (он же — эпоха Ар Нуво) и считать себя наследниками бело-пиджачной шляхты, вроде революционера Потоцкого, вовлекшего рабу любви в водоворот Гражданской войны.

«Жестокий романс» (1984). Никита Михалков — дивный Паратов. Лариса Гузеева — прекрасна в платьях 1870-х с их русалочьей линией.
«Жестокий романс» (1984). Никита Михалков — дивный Паратов. Лариса Гузеева — прекрасна в платьях 1870-х с их русалочьей линией.

3. «Жестокий романс» (1984) — ещё одна тема белых пиджаков и барина Михалкова, но уже в видении Эльдара Рязанова. Он — тоже любитель утончённых сцен, однако, чаще всего смирял нежную и — буйную любовь к красоте-ради-красоты. Но в экранизации «Бесприданницы» всё-таки дал волю своей страсти. Никита Михалков — дивный Паратов, где каждый жест — идёт от сердца, от смысла бытия. Лариса Гузеева — прекрасна в платьях 1870-х с их русалочьей линией — до предела подчёркнуты грудь-талия-бёдра. Грустная осень и тяжёлая зима сменяются тревожной зеленью; и снова — гибель розы. Гибель хорошенькой вещи, предназначенной для богатого владельца.

«Труффальдино из Бергамо» (1976).  Здесь — парики, манжеты, пряжки, треуголки, эргеты, фижмы, кюлоты и жюстокоры.
«Труффальдино из Бергамо» (1976). Здесь — парики, манжеты, пряжки, треуголки, эргеты, фижмы, кюлоты и жюстокоры.

4. «Труффальдино из Бергамо» (1976) — напротив, комедия. Галантный век. Очаровательная история из жизни итальянских предпринимателей, их детей и слуг. Мелькают какие-то векселя и счета, но нам они малоинтересны. Ибо здесь — парики, манжеты, пряжки, треуголки, эргеты, фижмы, кюлоты и жюстокоры (всё, больше утомлять не буду). Фильм сделан, как спектакль, в павильоне, где вся эта Венеция — картон и драпировки, однако в те годы это было модно и потом — перед нами же пьеса Гольдони, и нас погружают в атмосферу театра. Поскольку фоны и виды — плоские, то всё внимание — на костюмы и то, как прекрасно в них себя чувствуют актёры. Впрочем, у режиссёра Владимира Воробьёва есть ещё одна чарующая картина - «Свадьба Кречинского». Ровно в той же манере.

«Романс о влюблённых» (1974) — что же это я всё о старинных временах? Были и росошные — с точки зрения формы — киношедевры  на современную тематику.
«Романс о влюблённых» (1974) — что же это я всё о старинных временах? Были и росошные — с точки зрения формы — киношедевры на современную тематику.

5. «Романс о влюблённых» (1974) — что же это я всё о старинных временах? Были и росошные — с точки зрения формы — киношедевры на современную тематику. Изысканный ренессансный слог, на котором говорят обычные люди 1970-х делает фильм ещё более красивым и — ещё более странным. Условность тут переплетена с реальностью, сон — с явью. При том, что в кадре — незамысловатый, даже местами обшарпанный мир. Полевые цветы в руках девушки начинают светиться. Старая квартира обретает черты палаццо. Андрон Kончаловский умудрился показать, насколько любовь окрыляет и скрашивает путь человека. И чем оборачивается её утрата. Столь сумасшедшего контраста не удавалось достичь, по-моему, никому.

Зина Kорзина (с)