Шеф, как наследник

Все помнят, что «Бриллиантовая рука» - это история контрабанды ценностей. Но — почему и с какой стати иностранные уголовники переправляют в Советский Союз бриллианты для какого-то шефа, имени которого они (как, впрочем, и мы) не знают? На мой взгляд, это попросту его каменья. Шефа. Точнее, его предков, которые успели вывезти браслеты-самоцветы из горящей, воюющей страны.

Кадр из фильма «Бриллиантовая рука».
Кадр из фильма «Бриллиантовая рука».

На одном из тех пароходов, которые увозили белогвардейцев, дам в шляпках и прочих «модных адвокатов», которые потом стали немодными таксистами в Париже — городе контрастов. А некоторые не доехали до Рю де ля Пэ и осели в другом городе контрастов. На востоке. Там было тоже довольно много эмигрантов — некоторые даже кофейни свои держали. Да. Колечки-то вывезли, а Шефа — тогда ещё ребёнка — где-то потеряли.

Тоже типично для эпохи — в тогдашних детдомах, организованных под эгидой Дзержинского, воспитывались не только босяки, но и брошенно-потерянные отпрыски буржуев и дворян. Так или иначе, Шеф остался последним в роду бриллианто_владельцев. Встал вопрос: как ему их вернуть? В СССР-то! Скорее всего, усопшие родственники Шефа занимались чем-то этаким и в Городе Контрастов — остались связи.

И стопроцентно они не были аристократами, а, быть может, - да! - ювелирами. Или хм... Модными адвокатами. В общем, оборотистыми, а не щедро-бессмысленными, как барыня из «Вишнёвого сада». Судя по всему, Шеф и до истории с переправкой его наследства, был Шефом. Он, скорее всего, и стал тем, чем стал именно поэтому — человеку было «скучно строить социализм», как другому Великому Комбинатору, зная, что если бы весь этот краснознамённый бедлам, всё могло быть иначе.

А так приходится дышать вполсилы и довольствоваться третьеразрядными манекенщицами из местного легпром-борделя. Кстати, Шеф — не вор в законе, а подпольный махинатор. Он легализирован в социуме, а его «клад» был найден на глазах знакомых ему людей — хороших советских граждан, которые и не догадывались. И застолье он устроил, как порядочный. Не в кругу подельников.

Ещё интереснее становится, когда вспоминаешь, что название города, где происходит действие — Черноморск. Город, связанный с «Золотым телёнком» и Александром Ивановичем Корейко. Не всё же он отдал Бендеру! Корейко был аккуратнее и терпеливее Остапа. Он всё-таки смог выехать за рубеж, но не поехал на Запад, оставшись на Востоке. Помните, где он работал в конце повествования? На строительстве железной дорогие посреди пустыни.

Там крутилось много иностранных спецов (см. хрестоматийный труд Б. Ясенского «Человек меняет кожу» про Вахшский канал и британского шпиона). То-сё. Вошёл в контакты. Он мог. Почему бы нет? Корейко прожил красивую жизнь посреди колониального шика, наслаждаясь - наконец-то! - сладостями, мясом со специями, фруктами, но, умирая, вспомнил, что у него где-то есть племянник... Потому что проесть всё, что натырил Корейко, было невозможно.

Зина Корзина (с)