Социальная шизофрения Геши Козодоева

Многие жулики и воры в советских детективах изображались, как существа, живущие «вопреки» Системе — они кутили в ресторанах, ездили на курорты с дамочками лёгкого поведения (как правило, из манекенщиц, продавщиц и маникюрш), предпочитали импортные вина и прочий «ямайский ром с коктейлями пряными», как в той песенке из «Бриллиантовой руки», но везде эти люди именно что «воевали» с Системой. То есть — активно выражали ненависть по отношению к экономической модели общества.

Козодоев живёт не «вопреки», а так, будто советской власти вообще нет в природе.
Козодоев живёт не «вопреки», а так, будто советской власти вообще нет в природе.

Их раздражала невозможность делать бизнес, покупать дорогую недвижимость, мотаться в бизнес-классе за границу — на «приличные» курорты. Допустим, Дима Семицветов из «Берегись автомобиля» даже выдаёт, стеная: «Когда всё это кончится?» И его тесть чеканит: «Никогда», в чём оказался исторически неправ. Но вот другой персонаж Андрея Миронова — как раз из фильма, где поётся про ямайский ром — живёт не «вопреки», а так, будто советской власти вообще нет в природе.

 У него — своя реальность, где он — этакий бонвиван и аристократ (по сценарию у него кличка Граф).
У него — своя реальность, где он — этакий бонвиван и аристократ (по сценарию у него кличка Граф).

Геша Козодоев её (сов.власть) не замечает, и это даже не двойная жизнь Шефа - тот вынужден играть роль скромного труженика-середнячка, которому просто повезло найти клад. При всех. При хорошо знакомых людях, и они — эти люди — с удовольствием аплодировали Шефу на банкете в честь находки. «На полагающуюся мне по закону премию я, по совету друзей, решил приобрести автомашину «Москвич», - гордо и честно произносит Шеф. Привычка жить в двух ипостасях.

Геша вальяжно «работает» манекенщиком (одна из самых презираемых в СССР профессий, особенно для мужчины), любит хорошо одеться и красиво выступить.
Геша вальяжно «работает» манекенщиком (одна из самых презираемых в СССР профессий, особенно для мужчины), любит хорошо одеться и красиво выступить.

Геша особо не заморачивается — он, скорее всего, не стал бы сажать деревья на субботнике, как это вынужден делать бедняга-Шеф. Геша вальяжно «работает» манекенщиком (одна из самых презираемых в СССР профессий, особенно для мужчины), любит хорошо одеться и красиво выступить (конечно, не на свою смешную зарплату, составлявшую в те годы 65-80 рублей в зависимости от статуса дома моделей). У него своя реальность, где он — этакий бонвиван и аристократ (по сценарию у него кличка Граф). Это - социальная шизофрения!

Козодоев живёт так, будто он — герой ещё ненаписанного романа «Остров Крым» Василия Аксёнова...
Козодоев живёт так, будто он — герой ещё ненаписанного романа «Остров Крым» Василия Аксёнова...

Интересно, что у ещё одного мироновского героя в «Достоянии республики» кличка Маркиз. Поведение - примерно такое же, как у Геши. Да, Козодоев живёт так, будто он — герой ещё ненаписанного романа «Остров Крым» Василия Аксёнова. Напомню, что по сюжету есть некая альтернативная реальность с «белогвардейским» Крымом, ставшим впоследствии капиталистической державой. Советский мир для него — заграница, а у них — сочетание псевдорусской лепоты и модернового буржуйского стайла — с автобанами, барами и девками, резвящимися в голубых бассейнах. Аксёнов — пижон с неразвитым вкусом, а потому вышла претенциозная пошлятина.

Шёлковая повязка - на подраненный глаз (как у полководцев галантных столетий).
Шёлковая повязка - на подраненный глаз (как у полководцев галантных столетий).

Ровно такая же, в какой обретается наш Геша. «Отель 'Атлантик'», - с французским прононсом, а в квартире — милое созвучие западного минимализма с той самой лепотой (часть стены «под бревенчатый сруб», иконы, прялка). Странная - точнее, карнавальная - религиозность. А ещё — шикарный барский халат, в котором приятно выпить чашечку кофе после того, как принял ванну (слово «ванна» тоже выдаётся с прононсом). Шёлковая повязка - на подраненный глаз (как у полководцев галантных столетий). Да, Геше, в отличие от Шефа, не особо интересно быть жуликом.

Контрабанда предоставляет ему возможность пить шампанское, когда хочется, но при этом — не вкалывать с 9 до 17.
Контрабанда предоставляет ему возможность пить шампанское, когда хочется, но при этом — не вкалывать с 9 до 17.

Он — плохой жулик. Без особого энтузиазма. Лёлик — тот хотя бы упёртый профессионал. Геша — нет. Для него жульничество — даже не драйв, как могло бы показаться с первого взгляда. Контрабанда предоставляет ему возможность пить шампанское, когда хочется, но при этом — не вкалывать с 9 до 17. Жульничает он с ленцой. И поёт об острове Невезения, где по ошибке очутился — ему бы на аксёновский «остров Крым», а он — тут, в странной реальности, где ему даже не прислуживают. Но он наловчился жить так, будто всего этого нет. Потому и снятся кошмары про «одну зарплату».

Зина Корзина (с)