«Спортлото-82» - дурацкий фильм с элементами будущего

22k full reads
24k story viewsUnique page visitors
22k read the story to the endThat's 93% of the total page views
2 minutes — average reading time

Кинофильм «Спортлото-82» ужасающе дурацкий, как и всё, что делается стареющими мэтрами. Леонид Гайдай к началу 1980-х не просто исписался, он творчески потух. К сожалению. Его эпоха — 1960-е — начало 1970-х, а потом он создавал исключительную халтуру, а «Спортлото-82» ещё не самый большой ужас в его послужном списке. Гайдай привык быть на пике современности, но не получалось. В «Спортлото-82» совершенно никакой глав-герой — довольно скучный и при том — суетливый парень, из которого авторы тщетно пытались вылепить милашку в духе «нового Шурика».

Потрясающе никакой главный герой.
Потрясающе никакой главный герой.
Потрясающе никакой главный герой.

Зато именно эта кинокартина самым волшебным образом ...опередила время. Не приёмами — они как раз весьма старомодны, а — общим настроем и главное — деталями. Уже в самом начале показывают нестандартную ситуацию — рекламу бестселлера-детектива формата покет-бук. Представить себе, что в СССР кто-то будет зазывать к лотку с новым творением некоего популярного автора — невозможно. Да, в серии «Библиотека приключений» выходили и такие книжки...

Такого рода бестселлеров и подобных обложек в СССР не было. Тем более, что автор книги позиционировался не как иностранец, а как местный .
Такого рода бестселлеров и подобных обложек в СССР не было. Тем более, что автор книги позиционировался не как иностранец, а как местный .
Такого рода бестселлеров и подобных обложек в СССР не было. Тем более, что автор книги позиционировался не как иностранец, а как местный .

Конечно, было много любителей жанра и мода на книги напоминала поветрия - «вся Москва» могла читать одну книгу и потом горячо обсуждать. Однако выглядело это много иначе. Какие лотки? Какие зазывалы? Какая реклама? И весьма странная обложка. Всё это напоминает пародию на западный стиль продаж и буржуйский вариант ажиотажа вокруг попсового детектива. Или ...на 1990-е годы, когда всё примерно так и выглядело, включая забавное название книжки «Смертельное убийство».

Парочка спекулянтов виглядит, как дуэт кооператоров или бизнесменов из 1990-х.
Парочка спекулянтов виглядит, как дуэт кооператоров или бизнесменов из 1990-х.
Парочка спекулянтов виглядит, как дуэт кооператоров или бизнесменов из 1990-х.

Далее — парочка дельцов, продающих апельсинчики-витаминчики по странной цене. Этакие кооператоры-предприниматели конца 1980-х — начала 1990-х в футболках с иностранными логотипами, дурацкими шутками и дебильными «премудростями». Дуэт Пуговкин-Кокшенов изображают именно тех, кого они беспрестанно играли после 1989 года, особенно Кокшенов. Типичный поздне-перестроечный тип жулика под вывеской бизнесмена.

Погоня за выигрышным билетом здесь напоминает пародию на западные сюжеты.
Погоня за выигрышным билетом здесь напоминает пародию на западные сюжеты.
Погоня за выигрышным билетом здесь напоминает пародию на западные сюжеты.

Ещё один атрибут ближайшего будущего — деньги, как смысл и точка сборки всего повествования. Безусловно, фильмы о выигрышах — не новинка, а «Зигзаг удачи» в этом смысле даже покруче будет, но в «Спортлото-82» есть нюанс — тут погоня за выигрышным билетом опять же напоминает пародию на западные сюжеты. Да и явные жулики, точнее — спекулянты, как их тогда называли, показаны с некоторой симпатией, как если бы всё это «предпринимательство» было уже узаконено. Понятное дело, что все их трюки - из фильмов про Шурика.

Все трюки - из фильмов про Шурика.
Все трюки - из фильмов про Шурика.
Все трюки - из фильмов про Шурика.

Сейчас эту кинокартину смотреть вообще невозможно — даже на волне ретро-ностальгии по советскому синематографу. Тут всё какое-то картонное и натужное; персонажам не веришь, их улыбки — ещё более натянутые, чем у статистов современной рекламы. Единственные, Пуговкин с Кокшеновым иногда смешат и выглядят живыми, настоящими, хоть и гротескными персонажами. Остальное просто — уныло и бессмысленно. Хотя, в том дажёком 1982 году народу более-менее нравлось.

Zina Korzina (c)