Странная фраза Калугиной

48k full reads
62k story viewsUnique page visitors
48k read the story to the endThat's 77% of the total page views
2 minutes — average reading time

Замечательная во всех отношениях и даже интеллигентная (что редко бывает у руководящих женщин) Людмила Прокофьевна Калугина в одной из сцен произносит странную фразу. Насчёт того, что она боится вечеров и ей буквально некуда деваться. Мол, у всех семья-дети и — домашние заботы. Об этих самых «домашних заботах» она говорит с неизбывной тоской, будто ей хочется срочно всё бросить и...

...ринуться обстирывать большое семейство, делать уроки с сыновьями, варить кастрюлю щей или рассольника (например). Допускаю, что это и есть её призвание — быть женой и мамой, а вовсе не шефом, боссом и хозяйкой статистического учреждения. Вместе с тем, реплика о «боязни вечеров» меня удивила в детстве и продолжает удивлять сегодня.

Замечательная во всех отношениях и даже интеллигентная дама-шеф Людмила Прокофьевна Калугина в одной из сцен произносит странную фразу.
Замечательная во всех отношениях и даже интеллигентная дама-шеф Людмила Прокофьевна Калугина в одной из сцен произносит странную фразу.
Замечательная во всех отношениях и даже интеллигентная дама-шеф Людмила Прокофьевна Калугина в одной из сцен произносит странную фразу.

Я бы поняла, если бы Калугина работала в посёлке городского типа, где из культурных развлечений — клуб с песенной самодеятельностью и — киношка с «Фантомасом» и «Анжеликой — маркизой ангелов». Так же я поняла бы, если бы Калугина была рядовой сотрудницей, не имевшей особого доступа к благам «распределительной системы», каковая бытовала в СССР.

И да — я бы многажды поняла бы, если б Людмила Прокофьевна слыла примитивной и простецкой тётечкой, а книги в её доме стояли бы «для красоты» - как в домах торговых работников и прочих директоров автосервиса в те времена. Однако всё это говорит москвичка (хотя, быть может, не коренная), крупный начальник и — умная дама.

 Однако всё это говорит москвичка, крупный начальник и — умная дама.
Однако всё это говорит москвичка, крупный начальник и — умная дама.
Однако всё это говорит москвичка, крупный начальник и — умная дама.

В 1970-х годах культурная жизнь Москвы и других крупных городов, что называется, бурлила. Существовало понятие «модный театр», куда невозможно достать билеты — Ленком, Таганка, Современник. И это были не «креативно-продвинутые» маразмы, а реально интереснейшие постановки. Многие из них выложены на Ютубе и до сих пор имеют миллионы просмотров.

У Калугиной, жившей (кстати) в так называемом цековском доме (от аббревиатуры ЦК — центральный комитет коммунистической партии) уж точно могла быть возможность «выйти» вечером в Ленком. Та же Шурочка через местком могла вручить билет. Претит модное и дефицитное? Так Малый театр держал марку старейшей русской сцены и не заморачивался с экспериментами.

Но ещё есть книги — у Калугиной их довольно-таки много.
Но ещё есть книги — у Калугиной их довольно-таки много.
Но ещё есть книги — у Калугиной их довольно-таки много.

Смотрите — я только о театрах, притом драматических. А был ещё и Большой — с оперой и балетами. Если не хочется наблюдать подсвеченное софитами лицедейство, можно сходить на концерт — любой — от Магомаева до симфонического оркестра. Правда, начальница упоминала, что «устаёт от шума», да и вообще в те времена ещё было не слишком-то принято ходить на мероприятия в одиночку.

Хотя, никто не косился на одиночек в театральном фойе. Но ещё есть книги — у Калугиной их довольно-таки много. И они расположены, хоть и аккуратно, да всё ж видно - их берут в руки. В позднем СССР наблюдался подлинный культ книжности и начитанности (дама-шеф знакома со стихами Пастернака, да и Новосельцев — тоже). Не читать - стыдно.

Да и вообще, человек, у которого дома висит копия картины Модильяни, мало походит на одноклеточную тётку, скучающую «без мужика»...
Да и вообще, человек, у которого дома висит копия картины Модильяни, мало походит на одноклеточную тётку, скучающую «без мужика»...
Да и вообще, человек, у которого дома висит копия картины Модильяни, мало походит на одноклеточную тётку, скучающую «без мужика»...

Да и вообще, человек, у которого дома висит копия картины Модильяни, мало походит на одноклеточную тётку, скучающую «без мужика». На мой взгляд, у Людмилы обыкновенная депрессия, вызванная расставанием с неким кавалером, женившимся на подруге. Причём, депрессия укоренившая. Это не из-за отсутствия любви, а из-за мерзостного предательства.

Этот тип кристальных людей очень тяжело переживает подлость, а подлость и пакость они видит чаще, нежели кто-то другой. Калугина не способна прогибаться и унижаться. Страдать - готова. Она не может никуда пойти, ибо физически опустошена и всё ещё живёт тем предательством. Но тут явился Анатолий Ефремович, тоже знающий Пастернака...

Zina Korzina (c)