«Тимур и его команда» 1976 года - фрагмент, меняющий суть

6 August

Недавно попробовала смотреть двухсерийный телефильм «Тимур и его команда», созданный в середине 1970-х — с очень симпатичным Антоном Табаковым в главной роли. В детстве меня устраивал этот вариант и я даже знаю почему. Дети в кадре были понятны и похожи на нас, практически ничем не отличались от ребят из соседнего двора.

Авторы версии 1976 года не мудрствовали с реквизитом и костюмами — все в обычных вещах 1970-х (мелькают даже знакомые платья у эпизодических девочек), а парням и мужчинам просто надели кепки. Если бы не музыка 1930-х и постоянные разговоры о красных командирах, можно было бы решить, что перед нами типовая дачная местность 1970-х.

Здесь и дети, и взрослые - типовые люди 1970-х. Оля и Гараев-старший смотрятся, как нормальные дачники, с привычной для эпохи расслабленностью.
Здесь и дети, и взрослые - типовые люди 1970-х. Оля и Гараев-старший смотрятся, как нормальные дачники, с привычной для эпохи расслабленностью.

Вообще, в те годы пересняли почти все знаковые сюжеты - «Белеет парус одинокий» (невнятная сериальная тоска под названием «Волны чёрного моря»), «Судьбу барабанщика» (скучная тягомотина), «Два капитана» (вот это уже намного лучше, чем все остальные попытки). Не избежала этой участи и команда во главе с Тимуром.

Старую киноленту, созданную в 1940 году по оригинальному сценарию самого Аркадия Гайдара (интересно, что повесть, которую мы все знаем — это «дополненный киносценарий» и в данном случае фильм родился несколько раньше, чем литературный источник), так вот старую ленту показывали редко.

Вот в том, чёрно-белом — солнечно-зловещем фильме всё взаправду.
Вот в том, чёрно-белом — солнечно-зловещем фильме всё взаправду.

Вот в том, чёрно-белом — солнечно-зловещем фильме всё взаправду. Естественно, там передаётся бешеная тревога, исходившая от всех историй, написанных Гайдаром. Истовое, жертвенное ожидание войны, как очищения. Перенасыщенность символикой. Тимур — белокурая бестия, плакатный пионер сталинского Большого Стиля.

Тогда все положительные герои рисовались яркими блондинами. Идеальный советский мальчик — настолько чистый, что к нему не липнет пыль, сажа, грязь, свойственные подростковой дачной круговерти. Да это и не игра. Это вечная битва света и тьмы. Квакин — тёмен и расхристан, некрасив.

В версии 1976 года противостояние Тимура и Квакина - это ленивое бодание двух благополучных мальчков.
В версии 1976 года противостояние Тимура и Квакина - это ленивое бодание двух благополучных мальчков.

В смазанной, растянутой теле-истории-76 нет никакого напряжения и более того — противоборство Тимура и Квакина выглядит, как подростковое дурачество. Кстати, сам Квакин здесь хулиган ...из крутой семьи — он не только чистенько одет, но и живёт на прилично обставленной даче, а никакой не местный бандюган.

В детстве я этот фрагмент не замечала. Сейчас это бросилось в глаза. Да, напротив него сидит «старорежимная» бабушка — судя по всему, из дореволюционной интеллигенции. Стало быть, Квакин в созданной киношной реальности — никакое не быдло, а ещё почище Тимура будет.

Таким образом, нам транслируют совсем иной тип отношений. Квакин — мальчик с «хорошими генами», которому просто надоело быть комильфо. Как, впрочем, и Тимуру — по сути, оба подростка живут в «мире приключений» и — заодно готовят себя к войне. Но в картине 1976 года оно смотрится, как симпатичный конфликт двух «мажоров», для которых - всё игра.

Для одного игра — тайно помогать; для второго — тайно пакостить. Но оба - чистенькие, расслабленные, уверенные в себе. Ясно, что помогать — лучше и Тимур - правильнее Квакина. Я сейчас не об этом. Тут налицо постмоденистская игровая сущность 1970-х, когда любая концепция превращается в карнавал.

Zina Korzina (c)