Топ-пять советских киногероев, которым по сюжету намного меньше, чем актёрам

В театре и особенно — в опере такое не редкость — актриса, которой под пятьдесят, изображает двадцатилетнюю — локоны ей приделают, ресницы — наклеят, свет — выгодно подадут, а голос... голос у неё такой же, как много лет назад. Просто она — прима, умеет играть и зрителю интереснее видеть на сцене народную артистку, чем юную мямлю. Или соблазнительную Kармен с бравым Хозе поют два сорокапятилетних «бочонка».

Зато — голоса! А что там пропищит хорошенькая юница с таким же хлыщом — оно всем скучно. Идут — слушать, а не смотреть на красивенькие ножки и прочие глазки. Однако ж бывает и в кино — молоденьких героев поручают не их ровесникам, но людям с опытом. Назову несколько популярнейших советских киногероев, которым по сюжету намного меньше, чем актёру (или актрисе).

Золушке по сценарию что-то около 16 лет, а играет её 38-летняя актриса.
Золушке по сценарию что-то около 16 лет, а играет её 38-летняя актриса.

1. Начну, разумеется, с нашей чудесной «Золушки» (1947), где роль шестнадцатилетней падчерицы (по сценарию говорится, что девушке — примерно шестнадцать) была предложена актрисе 1909 года рождения. Конечно же, Янина Жеймо всегда выглядела намного моложе своих лет, а в 1930-х годах постоянно играла школьниц — вместе с настоящими шести-семиклассниками, но, тем не менее, перед нами Золушка, которой вот-вот стукнет сорок лет. Чуть моложе и принц — Алексей Консовский 1912 года рождения. Правда, они оба смотрятся вполне свежо и безо всяких пластических подтяжек.

18-летняя Тося в исполнении 30-летней Румянцевой.
18-летняя Тося в исполнении 30-летней Румянцевой.

2. Из той же миниатюрно-девочковой серии — Надежда Румянцева в комедийной мелодраме «Девчата» (1961). Восемнадцатилетнюю выпускницу кулинарного училища — Тосю Кислицыну сыграла тридцатилетняя актриса. Её партнёр Николай Рыбников — одногодка, но выглядит на десять лет старше своей наивной, неопытной возлюбленной. Вот ему да — тридцатник. Но не Тосе! Румянцева шикарно вписалась в образ глуповатой, но доброй и душевно щедрой поварихи, ни-че-го не знающей о любви и поцелуях. Иногда выдают зрелые, серьёзные глаза, но у Румянцевой столь детская улыбка и такая тонкая фигурка, что все сомненья — прочь.

Выпускницу школы играет актриса 30+.
Выпускницу школы играет актриса 30+.

3. А вот Ирина Муравьёва в «Kарнавале» (1981) при всём уважении к этой актрисе, ну, никак не монтируется с школьным платьицем и обликом десятиклассницы и абитуриентки Нины Соломатиной. Ей тут чуть за тридцать (1949 г.р.), но крупная фигура добавила ей возраста. Вернее, она выглядит на свои лета. Не помогают никакие ухищрения — ни гольфики, ни отсутствие макияжа, ни роликовые коньки, ни резкие телодвижения. Единственный фрагмент, где Муравьёва адекватно смотрится — это в финале, где она поёт на эстраде — зрителю так и не дали понять, Соломатина опять мечтает или всё-таки пробилась?

Юный шевалье оказался тоже 30-летним.
Юный шевалье оказался тоже 30-летним.

4. Что это мы всё о дамах? Вспомним кавалеров. Тридцатилетний Михаил Боярский в роли Д`Артаньяна в трёхсерийном телефильме «Д`Артаньян и три мушкетёра» (1979) — это как? Но привыкли же. С другой стороны — а кто ещё мог быть нашим Д`Артаньяном? При том, что артист ещё и не выглядел моложаво. Впрочем, там весь состав — возрастной. В своё время отыскав в примечаниях к роману даты рождения короля и королевы, я изумилась, что в 1620-х годах то были очень молодые люди. Их же изображали Олег Табаков 1935 и Алиса Фрейндлих 1934 годов рождения.

Реальный Болингброк был значительно моложе Кирилла Лаврова...
Реальный Болингброк был значительно моложе Кирилла Лаврова...

5. Или наш замечательный Кирилл Лавров 1925 года рождения в «Стакане воды» (1979) получил роль Генри Болингброка, которому в начале 1710-х годов было за тридцать (1678 г.р.), но никак не за пятьдесят, как Лаврову. В реале Болингброк слыл шалопаем, бабником, карьеристом и прощелыгой. А не борцом за правду (Лавров и прощелыга - ?!) Тогда как герцогиня Мальборо была аж на восемнадцать лет старше Болингброка, но в кадре они — как бы одногодки. В этом фильме (равно как и в самом первоисточнике — пьесе Эжена Скриба) вообще полным-полно косяков, поэтому возраст фигурантов уже не имеет значения.

Зина Kорзина (с)