Деревенское проклятие

31.03.2018

Нину люди не любили, так уж сложилось смолоду. Сначала красивая девушка не одной сопернице дорожку перешла, потом молодая вдова привечала к порогу чужих мужей, а на закате жизни старуха гнала и продавала самогон.

Сколько слез пролито было деревенскими бабами, когда мужики тащили к бабке Нине последние деньги, отрывая от детей.

Женщины побойчее пытались скандалить, кричали, что не принесут Нине счастья "слезные" рубли. Бабка улыбалась ехидно, беззубым ртом, а потом замахивалась на скандалисток клюкой. Не однажды Нину штрафовали, она угрюмо молчала перед участковым, а потом снова принималась гнать зелье.

Но односельчане были правы. Счастья у Нины так и не было. Муж ее, красавец Андрей, умер через год после свадьбы, умер глупо и страшно, буксировал на своем тракторе груженую полуторку, сорвался трос, его и зашибло.

Толик родился через полгода после гибели отца. Тогда-то Нина и начала торговать самопалом, сама себе сказала, что жить-то надо. Жила. Поправила старую родительскую избу, пристройку сделала. У нее первой в селе появилось такое чудо, как телевизор, когда Толик подрос, они купили мотоцикл с коляской. На нем и стала Нина возить купленное зерно и сахар.

Толик после армии женился на городской девушке, бывшей детдомовке, у которой ни кола, ни двора. Жить молодые приехали в село. С Ниной Наталья не сошлась сразу.

Без конца ругалась из-за самогонки. Молодая жена и с местными подружилась, стала было их в гости приглашать, да Нина быстро гостеваниям конец положила, связываться с угрюмой и сварливой бабой никто не хотел. Толик перед женой за мать заступался, говорил Наташе, что она для них же старается, добро копит.

А Наташа сникла, как цветок в засушливую пору. Ходила бледной тенью по селу, на работу и обратно. Больше не смеялась заливисто, не водила дружбы ни с кем. Зимой она родила дочку Светку. Только малышку принесли к Нине в дом одну: мать умерла через 6 дней после рождения дочери.

Нина встретила страшную весть спокойно, что ж, и Толик еще молодой, женится, и она не старая - поднимет внучку на ноги, раз уж невестка такая неудачная попалась.

Росла Светочка, как в пустыне, ни с ней никто из детей играть не хотел, ни ее ни к кому не пускали. Бабка Нина внучку баловала: лучшие платья, лучшие куклы, да только как играть одной? А Толик пить начал. Спиртного-то в доме - море, хоть залейся. По пьяни разбился на своем мотоцикле насмерть.

Нина похоронила сына, еще плотнее губы сжала. А заработка своего не бросила, хоть и болтали, что Господь наказывает ее. Даже наоборот, поняв, что торговать разведенным водой спиртом гораздо выгоднее, чем гнать самопал, Нина переключилась на новый вид промысла. Мужики в 90-х на селе и так пили больше прежнего, а тут еще и это... Полное кладбище образовалось "синих" крестов, так тогда называли тех, кто умирал от пьянки. Молодые и старые, без разбора. Кто от цирроза погиб, кто в аварии, а у кого просто сердце не выдержало. Говорили, что Нина в спирт и таблетки добавляет, чтоб сильнее с него дурели мужики.

А Светка и вовсе за забором спряталась, если бы не школа, то и людей не видела бы.

В выпускном классе училась девчонка, когда к ним в класс пришел Юрка, сын переселенцев из Казахстана. Юрка был парень видный, учился хорошо, спортом занимался и собирался поступать в Москву, на экономический.

Почему он выделил из всех Свету - никто не знал. Девочка была миловидная, да вот только голос ее слышали в школе только тогда, когда она у доски отвечала. Тем не менее, Юрка не отступил и стали их видеть частенько вдвоем. Бабка Нина в окно смотрела, губы поджимала: отхватила жениха, ни кола, ни двора. Дома она поедом ела внучку за эту школьную любовь. Кричала, ногами топала, Света молчала, но с Юркой не расставалась.

Закончила Света школу, собралась тоже в Москву поступать ехать, так они с Юрой договорились. В один институт. Загадывали молодые, что года через два и свадьбу сыграют.

Юра в институт поступил, а Светка экзамены провалила. Теперь виделась она с женихом только на каникулах. А осенью призналась бабке, что ждет ребенка. Бабка кричала и требовала избавиться от нагулянной беременности. Светка плакала. Бабка напирала на то, что она внучку поит-кормит, что мать ее была непутевая детдомовка, что Светку облапошил первый попавшийся "кобель".

Однажды вечером Света вышла в магазин и больше не вернулась. Она нашла приют в семье своего Юрки. Небогато жили люди, но весело. Две младшие сестры парня просто пищали от восторга, что станут тетями и, что Света с Юркой поженятся. Стала родной ей и будущая свекровь. Она-то Свету в тот вечер и встретила, посмотрела в ее глаза, полные тоски, да и увела к себе.

Свадьбу играли летом, когда Юра был на каникулах. Веселую - на все село. На столе стояла покупное вино и лимонад.

Бабка Нина на свадьбу не пришла. Она жила одна, Светку и на порог не пускала. Встречаясь с внучкой на улице, костерила ее почем зря, палкой замахивалась.

Ее нашла сельская почтальонка, когда разносила пенсию.

Думала ли она, умирая, что сбылось деревенское проклятие, жалела ли о чем, или так и ушла, ненавидя всех вокруг, включая собственную внучку?

***

Еще больше интересных историй и жизненных наблюдений на моем канале. Лайк и подписка не являются обязательными, но очень радуют автора.