Намекнуть сыну, что пора зарабатывать или сказать прямо?

Встретила свою соседку. С Наташей мы не то чтобы подруги, но прожили всю жизнь в одном подъезде, общаемся по-доброму и в курсе семейной ситуации друг друга.

-Не знаешь, где можно на подработку устроиться, так, чтобы и недалеко и по вечерам? - спросила меня соседка, - Не слышала ничего? Я бы и уборщицей пошла по вечерам.

Я не слышала, но обещала подумать. А сама очень удивилась. Нет, я в курсе, конечно, что Наташа сына поднимала одна, муж свинтил еще 20 лет назад, от алиментов уклонялся, но она не сдавалась.

Урезала себя во всем, но образование сыну дала, благо, что ее Максим учился в школе прилично и смог поступить на бюджет. Наташа работала на стабильной работе. Зарплата нам всем кажется маленькой, но ее сын в институте подрабатывать устраивался, так что им хватало.

Фото из публичного доступа сети Интернет
Фото из публичного доступа сети Интернет

-Все, летом мои мучения закончатся и станет немного полегче, - делилась Наташа радостью еще ранней весной. Макс закончит институт и пойдет работать. А то я каждую копейку на себя потратить боюсь, вдруг попросит денег выслать, а у меня и нет.

И вот, дело идет к концу августа, а моя соседка срочно ищет подработку, готовая хоть тряпкой возить за дополнительные деньги.

При этом, женщина она моложавая, за собой всегда следила, выглядела очень хорошо, только сильного мужского плеча не нашлось рядом.

-Наташ, - говорю, - а что у тебя стряслось-то? Может помощь нужна? Максим работать устроился?

-Да в том и дело, что нет, - замялась соседка, - говорит, что пока вопрос с армией не решен, на нормальную работу его не возьмут, вроде бы думает, куда пойти, но деньги-то нужны каждый день.

Вот это поворот, думаю, почти два месяца, как парень институт закончил и сел дома? На маминой шее, похлеще, чем в годы учебы? Тогда хоть стипендия у него была и подработка.

С армией, насколько я поняла, там сложно. То ли возьмут, то ли нет, по состоянию здоровья, комиссия будет только в октябре, а до этого момента что же сидеть, свесив ножки?

-Наташ, - говорю, - а может не искать тебе подработку надо, а сына пнуть хорошенько? Пусть хотя бы временно куда-то думает, нельзя же так, парень взрослый, 23 года уже?

-Я и намекала уже, - отвечает соседка. - обижается, отмахивается, ищу, мол. Боюсь обидеть, подумает еще, что попрекаю куском хлеба. Он же обновок не просит, просто сейчас так все дорого, даже без изысков в питании, мне не хватает.

Максим рос без отца, парень гордый, самолюбивый, психануть может, конечно. А куда денется?

-Да из дома уйдет, будет по друзьям скитаться, - отвечает Наташа, - да и мама моя жалеет внука, говорит, дескать, дай парню осмотреться.

Интересно, долго ли он осматриваться думает? И чем можно заниматься? Дрыхнуть до обеда и в компьютере залипать? Ведь не несмышленых, понимает и видит, что матери тяжело. Уж куда-то бы мог устроиться.

-Мне кажется жестче надо быть, - осторожно советую, - вот так прямо и сказать, что ты все. что могла для него сделала. Даже если и не просит обновок, а коммуналка, а кушать хочется каждый день? И что же он, спокойно будет смотреть, как ты по ночам шваброй орудуешь?

Наташа надеется, что сын увидит, что она подработку взяла и задумается, что свою копеечку в дом надо тоже приносить, что матери и так тяжеловато пришлось. Своим примером, так сказать, ведь подрабатывал же он сам в годы учебы.

Так мы и расстались на том, что я пообещала узнать на счет подработки. В чужую семью лезть с назойливыми советами мне не хотелось.

***

А вы, что скажете? Пора Наташе намекнуть сыну, что пора зарабатывать, сказать прямо, чтобы шел работать, несмотря на риск испортить отношения?

Или продолжать все тянуть на себе и надеяться, что парень намек поймет, личным примером воздействовать?

Как сказать, чтобы не обидеть? Или уже не стоит миндальничать?

Обсуждение в комментариях ниже и здесь.