Отказаться от мечты, не получив поддержки?

Эталоном женщины в России долгое время считались декабристки: как же, за мужьями аж на каторгу. И там поддерживали, помогали, не давали упасть духом. Времена изменились, но и сейчас громадное количество примеров, когда именно женщина "делает" своего мужчину успешным, оставаясь в тени. А если захотела выбраться из серой зоны? Вот тут возможны варианты.

-Да не ладится у нее с супругом сейчас, - Ксения Петровна устало присев на лавочку перед красивым палисадником, рассказывает своей соседке о жизни дочери, - ты же помнишь, она 15 лет назад чуть ли не сразу после школы за Юркой в Москву поехала. И там хлебнула всего, с избытком: и своего угла не имели, и с работой были трудности. А когда он учиться пошел, отдельная тема.

Муж Ольги, дочери Ксении Петровны пошел учиться на заочное отделение, ради образования он поменял коммерческую фирму, где трудился, на государственную контору: оттуда можно было без труда уходить на сессии и дипломы, отпускали, оплачивали, беда была в том, что оплачивали скудно.

-Он копейки получал, - продолжает Ксения Петровна, - а жилье снимать надо, а есть что-то надо. А Оля тут только и закончила, что курсы парикмахеров. Так что 5 лет она в семье была основной добытчицей. За любую работу хваталась, больше всего боялась в то время забеременеть нечаянно, ведь тогда бы хоть караул кричи. Я одна, у Юрки в семье шестеро, да все на дно бутылки смотрели. Как я радовалась, когда зять отучился и работу поменял. От Оли моей в ту пору только глаза одни и остались.

Фото из публичного доступа сети Интернет
Фото из публичного доступа сети Интернет

Юра с образованием и своей упрямой деловой хваткой смог неплохо устроиться, и зарплата хорошая, и повышения давали. Через год после окончания его учебы Оля с мужем взяли квартиру в ипотеку, еще через год в семье родился сынишка. Сейчас ему 8 лет и Оля давно вышла на работу.

-Чуть ли не заново ей пришлось тогда всему учиться, - сетует Ксения Петровна, - но вышла в салон, ученицей была. Тут уж Юра, отдать ему должное, ее не укорял за то, что копейки в дом приносила. Да и что укорять, им хватало. Ипотека-то у нас уже вся выплачена, а Оля попутно все на какие-то курсы ходила, все училась чему-то новому.

И вот теперь, после 15 лет столичной жизни, после череды трудных лет, безденежья и проблем, казалось бы, расслабься и наслаждайся жизнью. Супругам по 35 лет, силы еще имеются, желания есть. Но, обеспечив мужу образование и карьеру, поддержав его во всем, дочь Ксении Петровны и сама задумалась о самореализации.

-Стала стилистом, - делится с соседкой женщина, - все освоила, клиенты именно к ней пошли, есть уже и ученицы. И Оля попросила Юру помочь ей, поддержать, она очень хочет свой салон, чтобы не за процент работать, а быть хозяйкой. И вот тут зять - ни в какую.

-Мне нужна жена, соратница, мать моего сына, а может быть и еще ребенка, - заявил Юра, - а не независимая бизнесвумен. Я этого не понимаю и не принимаю. Поэтому и поддержать твое стремление не хочу. Да денег хватает, да могли бы взять кредит. Нет, я не сомневаюсь, что у тебя получится. Но чем тебе плохо сейчас?

А чем плохо? Вроде бы все есть и можно в конце концов и еще ребенка родить, или не рожать, а продолжать работать в прежнем режиме, получая в принципе неплохие деньги, зато нет круглосуточной головной боли, а есть время и силы на дом и семью.

-Ну и может прав Юра, - делает соседка робкое предположение, - ударится в бизнес, будет сыну меньше внимания уделять, да и на мужа времени не останется. Ведь хорошо же живут. Отдыхать ездят, тебе помогают, всего хватает.

-Да может и прав, - неожиданно соглашается Ксения Петровна, - на мой характер, я бы тоже в такую авантюру не полезла. Свое дело. Это на словах красиво, а на деле - одни заботы и проблемы. Отчеты, проверки, конкуренты, аренда. Только не за правоту Оля на мужа обижается.

-У тебя была мечта, - говорит Оля мужу, - ты хотел получить образование. И я все для этого сделала, ты же помнишь? И поддерживала, и бросить не давала, и пахала на двух работах, как вол. Ты мечту исполнил. С моей поддержкой. А я? Почему свою мечту не могу хотя бы попытаться исполнить я? Ты ведь не только мне в поддержке отказываешь, ты еще и намекаешь, что если я исполню то, что хочу, то не устрою тебя в качестве супруги. Вот это обидно. Я годы положила на твою реализацию, а ты...

Супруги не конфликтуют. Просто в доме повисло тягостное молчание. Оля сникла как-то. Ей обидно, больно и тесно в установленных рамках.

-Блажь все это, - заявила Ксении Петровне соседка, - с жиру бесится Оля твоя. Есть муж любимый, есть достаток, есть сын. Что еще бабе надо? Ладно бы копейки пересчитывала, а так, чего еще желать-то...

И действительно, блажь все это у Оли? Надо держать синицу в руках и не мечтать о журавле? А может дело не в журавле, а в том, как категоричен был муж, отказывая? Не поддержал, не ответил взаимностью жене, что когда-то ему здорово помогала и обеспечила его карьеру? Что-то я не помню в Российской истории примеров "декабристок наоборот"?

Что думаете? Обсудим в комментариях и в группе. Не забывайте, пожалуйста, ставить лайки, если было интересно и делиться историей в социальных сетях)