Сделать выбор между своей семьей и помощью дочери?

-Будешь ей помогать, - заявил супруг Ирине, - считай, что у тебя больше нет семьи. И так уже твое воспитание довело ее до полного дна. Не хотела жить, как люди, пусть живет сама, как получится.

У Ирины и Алексея за плечами по 43 года жизни, из них 22 года они женаты. В семье двое детей: 11-ти летний сын и дочь, которой 21 год. Вот из-за нее, из-за дочери и разгорелся семейный конфликт из которого Ирина пока совсем не видит выхода.

-Катя с детства была проблемным ребенком, - рассказывает Ирина, - родилась, когда у нас еще собственного угла не было, думаю, что и муж мой в то время не сильно был готов к отцовству, да и я мало что понимала.

Жили на тот момент Ирина с Алексеем у ее мамы, с тещей зять ладил не слишком хорошо. Мама Ирины считала, что ее дочь прогадала с замужеством, выскочила замуж рано, поспешила и не осмотрелась. Но Алексей был вынужден терпеть, так как теща давала им крышу над головой и взяла на себя заботы о маленькой внучке.

-Я снова на работу вышла, когда Катюшке было всего 4 месяца, - продолжает рассказ Ирина, - решили с Алешкой, что надо зарабатывать на свое жилье.

И заработали, накопили на первый взнос, взяли ипотеку, исправно ее платили, а потом, когда оставалось выплатить совсем немного в семье родился второй ребенок и он попал под программу материнского капитала, с помощью которого и закрыли долги перед банком.

-На мой взгляд, - говорит Ирина, - Алексей изначально был очень строг с дочерью. К сыну он относился совершенно иначе, а Катя постоянно подвергалась критике, спасалась от ругани отца у бабушки, пока ты была жива.

Фото из публичного доступа сети Интернет
Фото из публичного доступа сети Интернет

С сыном Ирина сидела в декрете уже сама, но с маленьким ребенком и соответствующими заботами, она упустила учебу дочери, сама это признает и понимает.

-Я не успевала, - говорит женщина, - Катя почувствовала слабину, а у мужа терпения не хватало делать с Катей уроки, он только кричал на нее и винил меня и мою маму в том, что мы разбаловали старшую дочь.

-Твоя мать виновата в том, что Катя совершенно ни во что не ставит своих родителей, - упрекал Ирину муж, - чуть что - бежит за нее заступаться. Или Катя к ней на недели сбегает. Конечно, ей там вольготно и все сходит с рук. Вырастет из девчонки неизвестно кто, вы сами будете виноваты, я ее проблемы решать не намерен.

Школу Катя закончила далеко не блестяще, в этот же год не стало Ирининой мамы, муж, вопреки угрозам и обещаниям, все же оплатил учебу дочери на платном отделении института, чтобы Катя смогла получить образование.

-Только поставил условие, - рассказывает Ирина,- что мамину квартиру мы сдадим и с этих денег будем делать накопления на будущую учебу сына.

-Кубышку распечатали, - сказал Алексей, - теперь все пойдет на образование лентяйки дочери, а сына на что поднимать на ноги будем? Так что давай опять копить. Тем более, что платить за дочь нам еще 4 года.

Катя уходила из дома утром, возвращалась вечером, маме она рассказывала, что в институте у нее все нормально, а отец ее ни о чем и не спрашивал, так как контакта с ним у дочери так и не сложилось.

-На третьем курсе, - продолжает рассказ Ирина, - муж со своего счета снова перевел деньги на оплату учебы Кати, только через несколько дней ему позвонили из института и попросили приехать к ним.

Оказалось, что Катю отчислили за многочисленные прогулы и хвосты. На платном отделении тоже надо хоть как-то учиться, никто не будет держать вечно отсутствующую студентку, которая не является даже на экзамены.

-Скандал был страшный, - вспоминает Ирина, - дочь заявила, что и институт для нее выбрал отец, и всю жизнь любил только сына, а ее просто терпел, словно она ему не родная, а муж просто указал дочери на дверь.

Тогда-то и прозвучали эти слова Алексея о том, чтобы Ирина не вздумала помогать дочери. А у нее вся душа изнылась за Катю.

-Я с мужем тоже ссорилась, - говорит женщина, - говорю давай, мол, квартирантам скажем, чтобы съезжали из бабушкиной квартиры, пусть Катя там живет, раз ты ее из этого дома выставил, не под мостом же ей ночевать.

-Пусть где гуляла вместо института, там и ночует, - безапелляционно заявил супруг, - та квартира твоя, но, если ты выселишь арендаторов и пустишь туда дочь, то можешь и сама туда же идти жить.

Конечно, квартира в которой живет Ирина с семьей, принадлежит им всем в равных долях, поскольку часть оплаты прошла материнским капиталом, в случае развода она имеет право выплатить Алексею одну четвертую часть стоимости жилья, или продадут, а деньги поделят.

-Я без крыши над головой не останусь, - говорит Ирина, - но ведь разрушить семью - это так страшно. У нас есть сын, в отце он души не чает. Его мир просто рухнет, если распадется семья. Мальчик может остаться с отцом, но тогда он останется без матери.

Да и не хочет Ирина доводить дело до развода, мужа она любит, при всех его недостатках он хороший мужчина, ответственный, всегда ей помогал, а все конфликты у них в семье случались только из-за Кати.

Сначала Катя говорила, что живет у подруги, которая снимает квартиру, а потом призналась маме, что на самом деле она живет со своим парнем, с которым планирует создать семью.

-Легкомысленная, - признает Ирина, - парню 25 лет, я его видела, когда встречалась с Катей втайне от мужа, он вроде бы работает, жилья своего нет. А дочь беременна. И, как бы она себя не вела, она моя дочь.

Ирина признает, что Катя поступала и поступает необдуманно, но и бросить своего пусть и непутевого ребенка в этой ситуации, она не может:

-Теперь речь уже даже не о Кате, а о будущем маленьком ребенке, - сокрушается она, - на что они будут жить, если на съем будет уходить львиная доля зарплаты молодого мужа дочки! Ребенку же столько всего надо. И главное, ведь имеем же мы возможность помочь. Но муж слышать ничего не желает.

-Сумела забеременеть, - говорит отец и будущий дедушка, - пусть несет ответственность за свои поступки.

То, что его когда-то приютила на долгие годы теща, да еще и помогла с дочкой, пока он с женой на квартиру зарабатывал, Алексей уже и не вспоминает, предлагая дочери выкручиваться самостоятельно.

Как быть Ирине? Рискнуть своим браком и разрушить ради дочери семью маленького в общем-то еще сына, пустить дочь с мужем в бабушкину квартиру с риском оказаться там же, да еще и с сыном?

Или пусть непутевая дочь выбирается сама из ямы, в которую шагнула добровольно? Сумела институт бросить и забеременеть, пусть сумеет и воспитать-вырастить ребенка? Прав ли Алексей? Он помог дочери, а она помощью не воспользовалась?

Обсуждение в комментариях и в группе.