Чем жил Петербург до своего основания?

10.02.2018

Ни для кого не секрет, что болотистые земли, на которых ныне возвышается наш прекрасный город, были вполне обитаемы ещё до того, как двухметровый царь с маленькой головой решил основать здесь крепость для защиты от шведского флота. Кто здесь жил и чем живился – сегодня об этом.

В раннем средневековье, когда русские земли были далеки от единства, а византийская империя ещё весьма нагло понтовалась на весь ближний восток, земли близ реки, которую мы теперь именуем Невой, принадлежали Новгороду. Новгородцы были ребятами образованными и, что важнее, предприимчивыми, а потому смекнули, что водная артерия идеально подходит для заморской торговли. А о том, что она была развита, при чём очень неплохо, особо красноречиво говорят найденные в 1797 году арабские монеты VIII века.

Новгородцы обживали здешние земли, по меньшей мере, пару веков, даже успели основать торговый городок Ниен. Но, как водится, у всего хорошего есть начало и конец, и конец предстал в виде шведского флота под предводительством короля со смешным именем Магнус. С течением веков городок постепенно пустел и в итоге был разграблен, а около 525 десятин пахотной земли, возделанной русскими, приобрели свой первозданный природный вид.

Тем не менее шведское королевство опомнилось и в XVII веке вновь обратило внимание на невские земли. Был основан всем известный город Ниеншанц, который вёл торговлю с такими гигантами европейской торговли эпохи Ренессанса как Любек и Амстердам. Близ города-крепости появилось множество пильных заводов и развилось строительство превосходных кораблей, ничуть не уступавших по качеству древесины суднам флота Северного Королевства.

Дельта Невы не просто так стала таким важным местом для шведов и русских. Пускай местами и непроходимый, но богатый древесиной и дичью ключевой торговый узел в восточной Балтике, полностью оправдавший свою роль уже в составе города, названного в честь царя-окноруба.