Эрмитаж: место силы.


Блокада длиной в 20 километров шедевров


"...германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города..."

Первую воздушную тревогу эрмитажники пережили в ночь с 22 на 23 июня. Работники музея разошлись по залам, служебным помещениям, чердакам и крышам. Прямо как на учениях. На следующее утро в вестибюле появился листок с благодарностью за «четкость и организованность в работе». Тогда же экспонаты начали готовить к отправке в тыл – на Урал.

Часть 1. Как начинается война

С эвакуации. Картин, а не людей

В глазах коллег и высшего руководства академик разводил панику

Упаковочные материалы – доски, фанера, скобы – начали появляться в складских помещениях Эрмитажа в 1940 году. Подготовкой лично занимался его директор, Иосиф Орбели. В глазах коллег и высшего руководства академик разводил «панику», однако своего добивался. Он, как писал работник музея Владислав Глинка, «умел в ярости орать в трубку и чуть что звонил либо в Москву, либо в Горисполком». Директору Эрмитажа не могли отказать.

Для транспортировки и хранения экспонатов была разработана особая конструкция ящиков с рейками и брусками, фиксировавшими картины. Крупные полотна снимали с подрамников и накатывали на валы, пастели упаковывались под стекло. Кропотливой была подготовка ювелирных изделий: каждое из них требовалось обернуть папиросной бумагой, ватой и убрать в набитые стружкой сундуки.

Сборами занимались все: ученые, экскурсоводы, уборщицы, плотники. На помощь пришли ленинградские художники, а с завода прибыли опытные упаковщики для работы с эрмитажным фарфором. Шесть дней и ночей длилась подготовка экспонатов к отправке, и академику Орбели приходилось приказывать сотрудникам спать. Те жертвовали отдыхом, чтобы успеть как можно больше.

Однако усталость давала знать свое. «Сознание мгновенно выключится, провалишься словно в пустоту, а полчаса или час спустя какой-то внутренний толчок, какой-то нервный импульс снова включит сознание, вскочишь, отряхнешься - и опять за дело», - вспоминала работница Эрмитажа Алиса Банк. Рассказывала она и о новой «профессиональной болезни» - носовом кровотечении, возникшей из-за необходимости много времени проводить в наклонном положении.

Опломбированные ящики складывали в вестибюле Эрмитажа. Некоторые из них весили центнер, половину или целую тонну, потому погрузкой занимались матросы и солдаты. Они же вместе с сотрудниками музея сопровождали машины с ценным грузом по пути к товарной станции Ленинград-Октябрьская.

Первый эшелон – полмиллиона экспонатов – отправился в Свердловск 30 июня. Следующая партия состояла из 700 тысяч шедевров, ее вывезли 20 июля. Третья часть музейных сокровищ покинуть Ленинград не успела: вокруг города сомкнулось кольцо немецких войск.

Блокада началась.

Подпишитесь на нас

#спб #знайгород #Эрмитаж #Зимний_Дворец