Как уходили шедевры

13.04.2018

Знали ли вы, что коллекция, представленная в постоянной экспозиции Эрмитажа...неполная? Если вы подумали, что это намёк на хранилище музея и на хранящиеся там экспонаты, то вы очень сильно ошибаетесь.

Давайте совершим временной камбэк в Ленинград конца 20-x годов. Это время в своих мемуарах Борис Борисович Пиотровский (директор Эрмитажа с 1964 по 1989) охарактеризовал, как "время культурных зверств" советских чиновников.

В 30-е годы шла активная постройка заводов и промышленных предприятий, на которую требовалось всё больше и больше денег. Поэтому правительство предприняло радикальные меры - устроило «garage sale» экспонатов Эрмитажа.
Сперва секретно, а потом в открытую помещения музея обследовались спецбригадами по отбору ценностей «экспортного значения»: предметов античного искусства, Ренессанса, Готики, изделий из золота, драгоценных металлов, слоновой кости и т.п.

«.. Отобрано было 250 картин, стоимостью в среднем не ниже 5 тысяч рублей золотом каждая, а также оружие из арсенала на 500 тысяч рублей, скифское золото из Особой кладовой...»

И это было только начало эрмитажного армагеддона...

В конце 1920-х гг. под эгидой Наркомпроса в Ленинграде возникло специальное агентство «Антиквариат», занимавшееся торговлей произведений искусства.

Агенство предоставило Эрмитажу специальную инструкцию: продать 250 картин по крайней мере по 5000 рублей за каждую, а также гравюры и предметы скифского золота. Но вот уже в июле 1929 года, после берлинского и лондонского аукционов, спрос «Антиквариата» значительно вырос. Из Эрмитажа был изъят 5521 предмет.

Правда, активный спрос на музейную коллекцию был недолог. Наступление Великой депрессии 30-х гг. снизило интерес Запада к вложениям в искусство.
Кроме того, активная работа «Антиквариата» перенасытила рынок произведениями и привела к демпингу.

Но в 1930-м г. продажи шедевров "первого ряда" (самых топовых) возобновились. Комиссары вспомнили о Гюльбенкяне (нефтяном партнёре СССР, который питал горячий интерес к коллекции Эрмитажа). Ему был продан ряд картин, большинство из которых сейчас находятся в постоянной экспозиции музея Гюльбенкяна в Лиссабоне.

Однако сотрудникам Эрмитажа всё-таки удалось отстоять некоторые шедевры: серебряную раку Александра Невского, сасанидское серебро (III—VII вв. н.э.), скифское золото и «Мадонну Бенуа» да Винчи.

P.S. Информация о торговле шедеврами оставалась в секрете до 4 ноября 1933 г., пока «Нью-Йорк Таймс» не опубликовала заметку о покупке нескольких картин музеем Метрополитен («Распятие» и «Страшный суд» ван Эйка).

Но и на сегодняшний день «распродажная история» коллекции Эрмитажа не утихает. На днях один из сотрудников музея на свое странице в фейсбуке опубликовал пост о работе некой проверочной комиссии из Минкульта, по результатам которой Эрмитажу предъявили претензии о незаконной публикации «секретных» документов на протяжении долгих лет. Если быть конкретнее, то речь идет как раз о материалах архива музея, посвященных распродажам 1920-х – 1930-х годов.
По последним сведениям Эрмитаж опроверг заявление своего сотрудника, но как известно «просто так в жизни ничего не бывает»...

Больше из жизни Петербурга

Поддержать проект